Региональное отделение общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» разработало собственный законопроект об игорном бизнесе.

Представители легального игорного бизнеса Ставрополья сходятся во мнении, что на рынке как воздух нужны единые правила игры. Недавно, как уже сообщала наша газета, они объединились в Ассоциацию игорного бизнеса Союза добросовестных предпринимателей. Она образовалась под эгидой «ОПОРЫ России» и принимают туда лишь тех, кто платит налоги и ставит сертифицированные аппараты, т. е. не обманывает государство.

На Ставрополье продолжается бурное развитие азартного дела. Только по официальным данным, сегодня здесь зарегистрировано более 4,3 тыс. игровых аппаратов, расположенных в основном на Кавминводах и в Ставрополе. К сожалению, львиная их доля скрыта в «тени». Но это не вина белого бизнеса, а скорее, его беда, ведь «пираты» не только ведут недобросовестную конкуренцию, но и создают негативный имидж самому бизнесу. «В Германии, например, аппаратов на душу населения еще больше, чем в России, но нет разгула «черной» стихии, поскольку есть нормальный закон, регулирующий жизнь игорных заведений», – говорит представитель ООО «Палацио» Геннадий Гилеб.

И действительно, Россия – чуть ли не единственная в мире страна, где высокодоходная сфера азарта фактически никем не контролируется. Скажем, власти Ставрополья могут лишь устанавливать ставку налога на игорный бизнес, который, кстати, для бюджета стал весомым финансовым ручейком: в минувшем году он принес краевой казне почти 200 млн. рублей. Иных полномочий – нет. Более того, вот уже год этот вид деятельности некому (!) лицензировать: полномочие, отобранное у Госкомспорта, передано Федеральной налоговой службе, однако кто непосредственно и в каком порядке будет выдавать эти лицензии, до сего дня не определено. Об этом нам сообщили в краевом УФНС.

Чего уж тут удивляться размерам «тени». «Думаю, что примерно 20% краевого игорного рынка занимают белые игровики, остальные 80% – черные… Учитывая рост налогов и недобросовестную конкуренцию, легальным точкам скоро будет невозможно работать. Если государство не начнет эффективно регулировать рынок», – полагает предприниматель из Пятигорска Юрий Гнездилов.

Сплошные пробелы в правовом поле не позволяют даже наказать «пирата». Например, есть статья – недобросовестное предпринимательство. Но привлечь по ней можно лишь в том случае, если человек имеет статус индивидуального предпринимателя. А «пираты», как известно, нигде не регистрируются. «Они просто достают из мешка деньги, покупают игровые автоматы, ставят их на рынке и периодически делятся прибылью с кем надо, чтобы не «беспокоили». А в их клубах проигрывают деньги и несовершеннолетние… Кто виноват? Наверное, те, кто закрывает глаза, тот же участковый милиционер», – говорит Ю. Гнездилов.

Размер беспредела станет более зримым, если представить, что подавляющее большинство «столбиков» (аппараты с примитивной программой, «питающиеся» пятирублевыми монетами) стоят на улицах «под черным флагом», сиречь пиратски, либо под липовыми документами. Иначе – если платить государству – не получается: аппарат сразу перестает быть рентабельным. По словам Ю. Гнездилова, средний «столбик» дает до тысячи долларов месячного дохода: после уплаты налога, заработной и арендной платы, а также «на карманные расходы» тому же участковому остается шорох орехов. А ведь именно здесь, как правило, старушки проигрывают пенсию, крутятся обуреваемые азартом дети, т. е. сосредоточен социальный негатив. Любопытно, что «столбики» – чисто российское изобретение, махачкалинское. А теперь получили распространение в Голландии, Швейцарии, Южной Америке и т. д.

– На Ставрополье, как в целом по России, в сфере игорного бизнеса сложилась критическая ситуация, – комментирует председатель краевого комитета по лицензированию отдельных видов деятельности Сергей Харитонов. – Полный запрет – не панацея, наперсточники и картежники, как известно, процветали и в советские годы. Речь идет о том, что раз на игру есть спрос, – как на алкоголь, на табак, то удовлетворять его надо цивилизованно. В частности, автоматы не должны стоять прямо на улицах. Кроме того, краевая власть должна иметь рычаги влияния. Например, было время, когда лицензии на этот вид деятельности выдавались на местах, тогда наш комитет имел право проводить проверки, чем мы и занимались, увеличивая поступления в бюджет.

Главная причина бардака – отсутствие федерального закона, хотя проект его, насколько известно, вот уже несколько лет пылится в стенах российского парламента. Однако начиная с прошлого года законотворческая работа закипела на местах, и 53 региона уже приняли собственные законы «О размещении объектов игорного бизнеса». Там прописаны санитарные и прочие нормы для игровых залов, запрет на азарт в жилых помещениях, детских садах, школах и прочих образовательных, медицинских и культурных учреждениях. О необходимости аналогичного закона для Ставрополья уже сказала и Госдума нашего края. И даже разработан наш местный вариант законопроекта об игорном бизнесе. Но когда будет принят сам закон – большой вопрос.

Александра БЕЛУЗА