Ежегодно приезжая в отпуск в город своего детства Минеральные Воды, я внимательно читаю местные газеты, стараюсь больше узнать о жизни горожан и региона, о существующих проблемах. Не из праздного любопытства. Мне это нужно прежде всего для знакомства с практикой местного самоуправления, так как я уже почти 30 лет тружусь на Крайнем Севере в городских и окружных структурах власти. В настоящее время повторно избран депутатом и председателем комитета по уставному законодательству и правовым вопросам Государственной Думы Ямало-Ненецкого автономного округа. Поэтому я с интересом прочитал опубликованное в вашей газете мнение главы Минераловодского района М. Чукавина и хочу высказать свои соображения. Валерий СТЕПАНЧЕНКО – депутат ГД Ямало-Ненецкого автономного округа

Много лет занимаясь законотворческой деятельностью, я всегда придерживаюсь медицинского принципа: «Не навреди!» К сожалению, действия федеральных коллег, ведомых известной партийной фракцией, далеко не всегда отвечают этому. Зачастую они сначала принимают закон, не учитывая в полной мере мнения с мест, а потом начинают его менять, активно критикуя правительство, а не правила игры, которые сами же установили. Законы получаются недоработанные, в них вносится масса поправок. Это мешает их однозначному применению на местах, требует порой значительных финансовых затрат как со стороны населения, так и со стороны властей различного уровня.

Все сказанное в полной мере можно отнести к федеральным законам № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и № 95 «О внесении изменений и дополнений в Закон «Об общих принципах законодательной (представительной) и исполнительной власти субъектов РФ».

Мы неоднократно высказывали свою позицию, внося предложения в нормы этих законов. В частности, предлагали закрепить право на местах решать, какая система власти и какой механизм ее формирования приемлемы для данной территории. Конечно же, это должно происходить в определенных рамках, установленных федеральным законодательством. Мы переписывались с председателями комитетов Государственной Думы России, которые разрабатывали эти проекты. Я был участником депутатских слушаний, выступал на них. Отдельные нормы нам все же удалось отстоять, но далеко не все.

Позицию ямальских депутатов поддержали законодатели почти половины субъектов РФ. Но политика, реформаторский зуд и здесь довлели над правом. В результате законы приняты, подписаны президентом, опубликованы и вступили в силу. И вот теперь на местах, на различных уровнях, ломают головы, как эти законы реализовать, не ущемляя интересов территории и населения.

В своем интервью вашей газете М. Чукавин утверждает, что 131-й закон в нынешнем варианте принесет муниципалитетам больше вреда, чем пользы. Трудно с его словами не согласиться, тем более, что ямальцы об этом и сами предупреждали. Убежден, что заложенная в законе идея приближения власти к народу реальна лишь тогда, когда у местной власти есть рычаги для реализации своих полномочий, и прежде всего финансовые. Тогда, в частности, Минеральные Воды будут благоустроеннее, разрешится в конце концов проблема снабжения населения питьевой водой, все памятники будут ухожены, а не разбиты и захламлены, как памятник погибшим летчикам – минераловодцам. Да мало ли наболевших проблем у муниципальных властей?

Реалии же нового закона таковы, что налогооблагаемая база, на основе которой муниципальная власть должна формировать свой бюджет, полностью не соответствует нуждам территории. Поэтому на местах проблемы в здравоохранении, образовании, культуре, сфере услуг, защите малоимущих, благоустройстве территорий, жилищно – коммунальном хозяйстве самостоятельно, своими силами решить не удастся.

Реформаторы декларируют сокращение управленцев в стране. Но после осенних выборов в органы местного самоуправления количество чиновников значительно возрастет. И это при том, что грамотных, подготовленных людей для исполнения этих обязанностей сегодня остро не хватает. К примеру, у нас в автономном округе было 13 муниципальных образований, на нужды которых направлялось 70 процентов окружного бюджета. Теперь же, согласно требованиям нового закона, их будет 58. И в каждом – глава администрации с аппаратом, депутатский корпус, который тоже надо обеспечить специалистами. А сколько таких управленцев появится по всей стране?

Судя по анализу, большая часть вновь созданных муниципальных образований будут экономически несостоятельными. Их удел – дотации и субвенции, обусловленные финансовыми возможностями своих краев, областей, автономных образований и так далее. О какой самостоятельности и разделении полномочий в этом случае можно говорить? А в каком положении окажется та власть, которая из-за отсутствия средств ничего сама решить не может?

Западный опыт – в частности, немецкий, где совсем иная финансовая наполняемость бюджета даже самого маленького селения, где совершенно иной уровень обустроенности и благополучия, нельзя в одночасье перенести в российскую глубинку. На это требуются годы и... иное финансовое состояние.

Полагаю, что мы возвращаемся в те времена, когда за каждым рублем нужно было ехать в край, область и т. д. В 80-х годах прошлого столетия, будучи председателем исполкома города Салехарда, я все это испытал на себе. Если вертикаль власти, о которой мечтают отдельные политики, будет выстраиваться таким образом, ничего хорошего нас не ждет. Поэтому мне понятна озабоченность М. Чукавина и других практиков, разделяющих эту точку зрения. Мне близка их гражданская позиция. Жаль, что ставрополь-ские краевые власти, безропотно, в числе первых, поддержавшие эту реформу, до конца не осознают ее последствия.

Считаю, что сейчас нужно активно высказывать свою позицию, конструктивно вмешиваться в действительность, доказывая свою точку зрения правовым, конституционным путем. Важно дать понять всем тем, кто затеял эти реформы, что не народ для власти, а власть для народа.

Валерий СТЕПАНЧЕНКО