На первый взгляд, этот конфликт не стоит выеденного яйца. Но сквозь его призму открывается драма, типичная для эпохи смены общественного строя. А главное – за ним стоят судьбы конкретных людей. Только если отступит на шаг

C началом «перестройки» в центре Георгиевска, возле автовокзала появился примитивный рынок. Но за последние шесть лет, с тех пор, как рынок перешел к ООО «Гербера», он превратился в крупное процветающее предприятие. Вячеслав Миносянц – генеральный директор ООО «Содействие – М» и фактически владелец «Герберы», безусловно, талантливый предприниматель. Мыслит масштабно, интересных задумок – уйма. Этап первоначального накопления капитала, когда главное – любой ценой урвать, фирма «Гербера» давно прошла. Теперь важно завоевать признание в глазах деловых людей и земляков. Появились современные павильоны, устланные тротуарной плиткой проходы между рядами, камеры хранения, видеонаблюдение. Но если внутри рынка стремятся создать образцовый порядок, то вокруг – раскардаш, поскольку по его периметру торговые точки принадлежат разным владельцам, а право на существование «овощных» рядов рынка на площади автовокзала оспаривает администрация города, поэтому там нельзя строить цивильные капитальные павильоны и овощехранилища.

Однако, особенно важен для имиджа солидного процветающего предприятия парадный вход на центральную улицу Калинина. Устроить его можно лишь между зданием автовокзала и двухэтажным магазином винзавода. Миносянц обещает часть улицы перед центральным входом в рынок превратить в райский уголок, а сам вход оборудовать турникетами, стационарным постом службы безопасности.

Но там, на арендованных у муниципалитета участках, торгуют несколько мелких предпринимателей. Для них потерять это место – значит, лишиться куска хлеба. И вот уже три года вокруг клочка земли размером двадцать на десять метров кипят страсти... В Георгиевск я приехал по жалобе одной из этих предпринимателей, хозяйки ООО «Холодок» Л. Мантула.

Рядом с автовокзалом – невзрачный железный контейнер «Мороженое», перед ним под красным зонтиком «Кока – кола», продают минеральную и сладкую воду девочки-подростки – внучки А. Мантула. Вскоре подходит сама автор письма. Людмила Михайловна – женщина с нелегкой судьбой. Умер муж, умерли дочери, четырех внуков надо отправлять в школу, а денег нет. Мол, все, что у нее есть, это те 15 квадратных метров арендованной у муниципалитета земли, на которой стоит ларек «Мороженое». На глаза Людмилы Михайловны наворачиваются слезы…

Но дальше начинается то, что можно представить только в маленьком провинциальном городке. Без паузы Людмила Михайловна поворачивается к стоящему рядом со мной Вячеславу Миносянцу:

– Когда Володя приезжал, он сказал: «Как только Слава отстроит рынок после пожара, он тебе поможет».

– Баб Мила, раз брат обещал, – значит, поможем, – с улыбкой откликается Вячеслав.

Володя и Слава – это те самые братья Миносянц, о которых мы читаем в письме Людмилы Михайловны: «Хозяева ООО «Гербера» считают, что им все позволено. Их покровитель, Миносянц Владимир Юрьевич – чиновник в правительстве Ставропольского края. Его брат Миносянц Вячеслав Юрьевич – местный координатор противоправных действий. И на этом основании они позволяют себе беспредел и беззаконие, считают себя хозяевами в городе, игнорируют решения местных властей».

Дальше – больше. Людмила Михайловна душевно рассказывает, как они жили рядом с Миносянцами, какой хороший был у них отец, как она нянчила Славика. И вообще:

– Славик хороший, он мне помогал.

Демонстративно выключаю диктофон, отвожу Людмилу Михайловну в сторону: может быть, ее кто-то заставил написать это письмо? Нет-нет. Писали с ее слов. Вот и сейчас она ищет человека, кто бы помог ей составить еще одно письмо Путину…

Ну да Бог с ними, с этими хитросплетениями личных взаимоотношений. Попытаемся разобраться на холодную голову в сути тяжбы и найти конструктивный выход. Л. Мантула торгует на этом месте водой и мороженым уже 40 лет. Также значительно раньше, чем пришла на рынок у автовокзала «Гербера», здесь продавал лекарства предприниматель С. Балаян, а газеты и журналы – предприниматель Г. Молчанова. Все они – добросовестные арендаторы. У администрации города нет оснований разрывать отношения с ними. Да и желания такого, судя по всему, тоже нет.

– Не Мантула должна подстраиваться под Миносянца, а Миносянц – под Мантулу, – считает глава города Виктор Губанов. – Я еще в молодости у нее на этом месте мороженое покупал.

К тому же все эти предприниматели, в том числе и баба Мила, поддержали предложение администрации и согласились на месте своих неказистых ларьков построить стационарные павильоны.

Однако, если они это сделают, то с мечтой о широком центральном входе в рынок придется проститься. Поэтому ООО «Гербера» через суд оспорило передачу муниципальной земли в аренду мелким предпринимателям и таким образом приостановило стройку, которую уже начал С. Балаян. Администрация города предприняла ответный ход, и спор в арбитражном суде перешел в вялотекущую фазу.

Всем эта тяжба за три года уже осточертела. Баба Мила слезами умывается – так ее достали поездки в Ставрополь на заседания суда. Администрации города, как признается глава, от этого конфликта только лишняя головная боль. И даже Вячеслав Миносянц говорит, что ему лучше пойти на уступки, чем раз за разом задействовать юриста. Однако...

Архитектурное управление города предложило три варианта обустройства. Последний, как утверждает Виктор Губанов, был весьма удачен. Он предусматривал вход шириной почти в пять метров и помещение для службы безопасности. Но в любом случае по другую сторону от ларька бабы Милы оставался бы еще один двухметровый проход в рынок. Такой разорванный вход никоим образом не устраивает руководство ООО «Гербера». Вячеслав Юрьевич предлагает другие варианты. Первый: ему отдают муниципальную землю, на которой он строит вход, а на территории рынка такой же участок он передает городу, где и разместятся предприниматели. Но торговля – дело тонкое. Иной раз стоит передвинуть прилавок на метр, как клиентов становится значительно меньше. Так что перспектива уйти с самого видного места предпринимателей не прельщает. Второй вариант: Балаян и Молчанова ставят павильон с одной стороны прохода, баба Мила сдвигается к другой стороне и…

– Да меня Чертов убьет – я же проход к его ряду закрою, – охает Людмила Михайловна.

Судя по документам, предпринимателю С. Чертову принадлежит прилегающая к зданию автовокзала полоска шириной в 1, 7 метра. Так что покупатели к его колбасному ряду подходят через территорию рынка. Однажды В. Миносянц попытался поставить забор по границе, то есть полностью перекрыл доступ к прилавкам С. Чертова. Был большой скандал, забор разнесли вдребезги, местные власти встали на сторону С. Чертова. Но от своего права огородить территорию рынка Вячеслав Юрьевич отказываться не намерен. Однако С. Чертов тоже, как говорит баба Мила, «сильный человек»: у него много торговых точек, а значит, есть и деньги, и связи.

Показать пальцем на кого-то из участников конфликта – мол, он во всем виноват – у меня рука не поднимется. Ведь мы живем в эпоху ломки устоявшихся представлений о власти, о методах хозяйствования, о взаимоотношениях людей. Избежать столкновения, сохранить в душе человеческое в такой шаткой ситуации сможет только тот, у кого хватит цивилизованности, чтобы поставить себя на место другого, и уже с его точки зрения оценить свои действия. Вот и в этом конфликте, полагаю, каждому надо отступить на шаг, пожертвовать частичкой своих интересов. А городским властям – самим предложить бабе Миле передвинуться на три метра и поставить свой павильон вплотную к автовокзалу, чтобы администрация рынка могла построить красивый, просторный, отвечающий требованиям безопасности вход. Что касается Л. Мантула, то, как мне показалось, она давно готова к компромиссу – только бы на нее «не наезжали крутые».

В чью бы пользу ни завершилось ближайшее заседание арбитражного суда, можно не сомневаться, что другая сторона его обжалует или представит новые обстоятельства, которые вновь придется исследовать в судебном заседании. Единственный способ в обозримом будущем поставить точку в противостоянии – решить дело миром. Кто выдержит очередной тест на цивилизованность, а кто нет – мы скоро узнаем...

Николай БЛИЗНЮК