Правила игры на алкогольном рынке снова меняются. Третья по счету редакция закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» плюс два новых закона – это очередная надежда на «светлое» будущее. С 1 января 2006 года также вступят в силу № 114-ФЗ «О сборах за выдачу лицензий на осуществление видов деятельности, связанных с производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» и № 107-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и о признании утративших силу некоторых положений законодательных актов РФ».

Пакет документов, ужесточающих систему контроля на рынке алкоголя, лежал в российском парламенте года два. И дальше первого чтения никак не двигался, поскольку слишком многошкурных интересов затрагивал. Толчок (или пинок?) по традиции дал президент, заявивший, что «от некачественной водки ежегодно гибнут около 40 тысяч человек» и что «ситуацию необходимо менять». «Акцизные марки на алкоголь, которые должны быть средством контроля и доказательством уплаты налогов, легко можно купить нелегально, – сказал глава государства. – То, что существующая система не работает, поскольку слишком коррумпирована и неэффективна, очевидно. Различные варианты есть, отработанные в странах с развитой экономикой и не противоречащие рыночным принципам». После чего варианты-то и всплыли… Что нового?

– Пакет из трех федеральных законов устанавливает для участников алкогольного рынка более жесткие рамки правового поля, – говорит Евгений Житенко, и. о. замначальника отдела контроля в сфере производства и оборота алкогольной и табачной продукции Управления Федеральной налоговой службы по Ставропольскому краю. – Акцизные склады и региональные спецмарки, о которых нелестно высказался президент, отменяются, а вводится единая государственная автоматизированная информационная система для госконтроля за объемами производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. С 1 июля 2006 года она должна заработать.

То, что акцизные склады и марки абсолютно не защищали регионы от засилья «паленки», ясно было давно. Соотношение теневого и легального оборота спирт-ного на Ставрополье, говорят специалисты, за последние годы не изменилось и по-прежнему составляет примерно 50 на 50. В числе основных поставщиков теневой продукции – соседние республики, особенно Северная Осетия, где громадное количество спиртовых заводов и заводиков. И дело даже не в том, что иногда давала сбои программа, контролирующая движение продукции по региональным спецмаркам.

– Если говорить про акцизные склады, то мы изначально столкнулись с тем, что налоговые инспекторы превратились, по сути, во вторых заведующих складами, – говорит Е. Житенко. – Они постоянно должны были присутствовать при приеме продукции, при ее отпуске, пересчитывать, работать с документами. Это привлекло большое число налоговиков, в то же время нелегальный оборот не уменьшился. Получилось так: законопослушные производители и оптовые организации попали под пристальное внимание закона, а нелегальные как работали сами по себе, вдали от марок, складов и налогов, так и работают… Теперь государство стремится совершенствовать методы контроля. Смысл введения единой автоматизированной системы как раз и заключается в том, чтобы вывести легальных производителей в более благоприятные условия, чем сейчас. Впрочем, время покажет.

Пока еще неясен сам порядок функционирования единой автоматизированной системы, призванной взять «зеленого змия» в ежовые рукавицы, – его определит правительство страны специальным постановлением. Произойдет это, видимо, осенью. Непосредственно созданием такой системы займется Федеральная налоговая служба. Не на пустом месте. Действующие предприятия, выпускающие спиртное, а также оптовики, учредившие акцизные склады, на сегодня располагают оборудованием для учета и контроля движения алкогольной продукции с помощью региональных спецмарок. Именно это оборудование, как предполагают краевые налоговики, будет переоснащаться и включаться как раз в единую государственную автоматизированную систему. Любопытная деталь: акцизные склады ликвидируются уже с января, а новая система, долженствующая прийти им на смену, дай Бог, заработает только к июлю следующего года. Что будет твориться на рынке в полугодовой промежуток, не знает никто.

Появились и другие жесткие требования. В частности, определенная сумма уставного фонда. Для производителей напитков выше 15 градусов это не менее 10 млн. рублей, для производителей водки – не менее 50 млн. рублей, а для торгующих организаций, отпускающих спиртное в розницу, – не более 1 млн. рублей. Исключение составляют организации общепита. С одной стороны, эта мера быстро отсеет мелких производителей, а чем меньше объектов контроля, тем легче сам контроль. С другой – при чем здесь борьба с «тенью»? Изготовители и распространители «паленки» вряд ли кинутся регистрировать уставный фонд, а монополизация легального рынка только усилится. Кстати, краевые производители и так отстали от передовых российских заводов, которые разработали новые брэнды, красочные этикетки, оригинальные бутылки и так далее. И продолжают терять позиции, от де-юре прибыльной отрасли в краевую казну капают крохи, не считая, конечно, оптовиков.

Радует, что бумаги станет тратиться меньше. С 1 января 2006 года на все бутылки с напитками крепостью выше 9 градусов будет клеиться только одна марка: на отечественный алкоголь – федеральная специальная, на импортный – акцизная (первая закупается в Федеральной налоговой службе, вторая – в таможенных органах). Именно на них будет наноситься штрихкод, который сейчас можно наблюдать на марке региональной (напомню, что после слов президента она ликвидируется как класс). В нем зашифрована информация о заводе-изготовителе, поставщике, наименовании продукции и так далее.

Ставки акцизов на алкоголь, за исключением натуральных вин и шампанского, тоже поменяются. В сторону увеличения. Это делается ежегодно из-за инфляции. С нового года они будут проиндексированы в среднем на 9 процентов. Стало быть, цены на качественное горячительное тоже вырастут. И еще не известно, как отразятся на стоимости той же бутылки водки нововведения в законодательстве. Вряд ли государство захочет создавать сложную автоматизированную систему за свой счет. Скорее, переложит за-траты на плечи участников рынка, а те, понятно, включат их в себестоимость продукции…

В общем, пока вопросов больше, чем ответов. И главный – поможет ли новая система сократить долю теневого сектора?

– Под строжайшим контролем государства должен находиться спирт, его производство и оборот, только тогда в отрасли можно будет навести порядок, – считают налоговики. – До тех пор, пока спирт в частных руках, будут злоупотребления.

К теме госмонополии на спирт депутаты Госдумы России обещали вернуться нынешней осенью.

* * *

Мне трудно понять, зачем, чтобы найти и прикрыть нелегальные мини-заводики или каналы распространения, нужно создавать сложную автоматизированную систему. И в большом городе, и в маленьком селе все прекрасно знают, где торгуют левой, но дешевой водкой. И еще. При параличе краевого алкогольного производства основная продукция многих краевых же полиграфических предприятий – водочные этикетки…

Кстати

Лицензирование производства этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции теперь будет осуществляться только на федеральном уровне (к слову, до 1 июля 2006 года необходимо оформить новые лицензии). За субъектами РФ закрепляется определение порядка лицензирования и выдачи лицензий только на розничную продажу алкогольной продукции. При этом торговать в розницу могут только организации. Впервые на уровне закона перечислены сведения, которые должны быть указаны в лицензии, и установлено, что указанный перечень сведений является исчерпывающим. Подробнее см. последнюю редакцию закона № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», а также № 114-ФЗ и № 107-ФЗ.

Александра БЕЛУЗА