Сегодня очередная годовщина трагической гибели на дуэли в Пятигорске 15 июля (по старому стилю) 1841 года великого русского поэта Михаила Лермонтова.
Михаил Лермонтов

Михаил Лермонтов

Место первого погребения Михаила Лермонтова

Место первого погребения Михаила Лермонтова

По зарождающейся на Ставрополье традиции писатели, ученые, школьники, студенты, горожане проводят День памяти поэта. Авторство этой идеи принадлежит заместителю председателя правительства СК Алле Золотухиной. Важно заметить: акция носит неофициальный характер, никто никому не приказывает явиться к памятнику Лермонтова и «поучаствовать». Это прежде всего событие культуры, и собравшиеся в прошлом году на центральной площади Ставрополя у памятника поэту помнят, какая там царила светлая атмосфера. У нас, живущих сегодня, особый долг – соединять тех, кто был, с теми, кто будет. Культурная непрерывность делает население народом.

Есть нечто глубоко символическое в том, что Михаил Лермонтов погиб на Кавказе… Где жизнь под пулями была такой стремительной, что мгновенно превращалась в смерть. Может быть, потому Лермонтов особенно нами любим, что он одновременно так гениален и так молод. А молодые – это те, кто не успел испугаться жизни. Еще одна причина нашего проникновенного отношения к поэту – соединяющий нас Кавказ. Самим ходом истории кавказская земля стала местом, где в России появилась новая традиция самопознания.

Представим себе молодых образованных людей XIX века, вырванных из обычного круга жизни с ее светскими условностями. А тут вдруг свободные люди – казаки – самодостаточные, по-своему счастливые. И горцы – отнюдь не европейцы! Кавказ предстал перед молодыми офицерами как мир в первый день творения, это столкновение высекало искру: кто же я такой? Из подобных вопросов вырос «Герой нашего времени», а позднее – весь Толстой, становление которого также произошло на Кавказе.

И все-таки хочется отыскать «главное» объяснение магнетического обаяния Лермонтова. Оно в бессмертии русского поэта. Современная жизнь с ее звездами-однодневками – увы, сплошная порча вкуса. Бессмертие же наших классиков дарит нам чувство будущего. И не надо забывать, что наряду с Пушкиным Лермонтов – творец того современного русского языка, на котором мы говорим… В Ставрополе все дышит именем поэта. Краевая библиотека, драматический театр, одна из городских улиц названы его именем. Что же говорить о Пятигорске – это город-памятник поэту. Кстати, именно в такие событийные дни особенно убеждаешься в необходимости профессионализма, будь это министерский работник, библиотекарь, музейщик или ученый-гуманитарий. Накануне Дня памяти я побеседовала с профессором СГУ Вячеславом Головко, который сказал:

– Лермонтов – личность бесконечно сложная. Его образ можно трактовать как бунтарский, пророческий, но притягателен он прежде всего как явление высокой культуры. Это означает, что Лермонтов затронул все стороны бытия: от земли до самого неба. Потому классика и современна, что в каждый момент жизни обращена к каждому человеку. И не будем забывать, что Лермонтов выразил мысль, очень важную для русского духа:

 Но хочет все душа моя Во всем дойти  до совершенства… 

Вне этой великой цели сознание русского человека мельчает, убывает, как шагреневая кожа, а мы удивляемся, откуда в нашей жизни столько больных вопросов...

Занимаясь в свое время творчеством ставропольского поэта Витислава Ходарева, Вячеслав Головко обнаружил в собранной им уникальной антологии суеверий южно-русского казачества удивительный сюжет. Издавна у казаков существовал обычай ясной звездной ночью приводить пятилетнего ребенка в степь. «Видишь, – говорила ему мать, – звезды – это глаза наших предков, которые всегда следят, как ведет себя человек на земле, и каждый его поступок либо осуждают, либо благословляют». Этот образ одухотворенного нравственного неба появляется в монологе Печорина в повести «Фаталист», ключевой для философского постижения романа. Легенду о глазах-звездах В. Ходарев записал в станице Червленной, где в свое время бывал и Лермонтов. Этот факт В. Головко сделал достоянием ученого мира, но важно понять еще и другое. То, что молодой гений вобрал в себя на Кавказе, шедевром за шедевром, вернулось к нам.

Не менее интересен еще один опыт изучения события, произошедшего 164 года назад. Школьники и студенты первых курсов СГУ под руководством доцента кафедры культурологии Анатолия Дурова воссоздали историю дуэли и смерти Михаила Лермонтова. Они изучили весь доступный мемуарный и литературный материал, провели экспедицию на места, связанные с последними днями жизни поэта, беседовали с научными сотрудниками Домика Лермонтова. Иными словами, самостоятельно выявили «темные» и «белые» пятна произошедшей трагедии. Логика исследования привела их к созданию собственной версии дуэли, которую они перевели на театральный язык. Жанр для постановки написанного ими сценария был выбран неожиданный: всеми забытый театр теней, воссоздающий лишь «суть дела» – никаких отвлекающих внимание подробностей… Свои размышления о судьбе и личности Лермонтова Анатолий Дуров (преподаватель, режиссер, актер) не прекращает:

– В последний год его жизни началось преображение поэта, освобождение от демонизма и той дисгармонии, которую заключает в себе юность. Он думал о бесцельности вражды, он пожалел человека, напомнил ему, что «небо ясно» и «под небом много места всем»… Напряженная внутренняя работа – вот чем особенно дорог нам Лермонтов. Но, чтобы действительно понять его человеческую суть, надо помнить о самых последних мгновениях поэта. В роковую минуту, будучи первоклассным стрелком, он решительно заявил Мартынову: «Я в тебя, дурака, стрелять не буду…». Что же есть этот поступок? Ценою жизни Михаил Лермонтов утвердил право человека, несмотря ни на что, остаться человеком. Этот непрозвучавший выстрел – завещание нам…

Светлана СОЛОДСКИХ