Лето в разгаре, и дабы каникулы принесли пользу, а не обернулись бедой, взрослые стремятся занять юных отпрысков отдыхом или трудом. Впрочем, и само подрастающее поколение рвется не только на пляжи, но и с не меньшим энтузиазмом ищет себе работу.

По данным министерства образования края, в 2004-2005 учебном году в наших школах грызли гранит науки более 100 тысяч ребят от 14 до 18 лет. И многие из них желают работать в период летних каникул. Побудительный мотив в основном один: дети хотят позволить себе на свои заработанные деньги то, что не тянет семейный бюджет. Для кого-то это мобильный телефон, а для кого-то – просто одежда и питание.

За первое полугодие при содействии службы занятости из обратившихся 9 тысяч подростков временно трудоустроены 7,8 тысячи ребят, половина которых находится в трудной жизненной ситуации, в т. ч. 400 – сироты. По данным школ, от 30 до 40 тысяч учащихся желают поработать и обрести хоть небольшую финансовую самостоятельность. Где эта «армия» может приложить свои руки, большой вопрос, поскольку найти легальную работу сегодня не всегда удается и взрослому с профессией.

Увы, помочь всем государству не удастся. Как сказал начальник управления государственной службы занятости в Ставропольском крае Евгений Лысенко, дай Бог трудоустроить 15 тысяч, реально же пока средства, выделенные из федерального бюджета, позволяют говорить о цифре 11,5 тысяч.

Схема трудоустройства через службу занятости проста – здесь заключают договоры с работодателями, и при приеме подростка на работу выполняются все необходимые формальности. Это гарантирует, что в отношении ребенка будет соблюдена буква закона. Хотя… вот на этой букве и стоит остановиться.

Вообще-то, детский труд – явление, порицаемое мировым сообществом и подлежащее искоренению. Существует конвенция Международной организации труда «О минимальном возрасте для приема на работу», где записано, что он не должен быть ниже возраста завершения обязательного школьного образования. В 1979 году Советский Союз конвенцию ратифицировал, и на работу принимать можно было только после 16-летия. Однако в 1995 году в России возрастную планку понизили до 15 лет. Но в современном российском законодательстве оговаривается, что ребенка можно принять на легкую работу и в 14 лет, если он трудится в свободное от учебы время. А это положение не противоречит Конвенции МОТ.

Так вот, ребята, попадающие летом на работу через службу занятости, и занимаются легким трудом: ремонтом в школах, благоустройством мест захоронения и памятников участников Великой Отечественной войны, трудятся в ученических производственных бригадах. У них, как и полагается, сокращенный рабочий день. Кроме почасовой или сдельной зарплаты, которую выплачивает работодатель, они получают еще материальную поддержку из федерального бюджета – не менее 720 рублей в месяц. Довольно неплохо, тем более, что и работодатель платит положенные налоги и отчисления в фонды. Но… далеко не все руководители предприятий такие «правильные».

Государственная инспекция труда в Ставропольском крае провела за шесть месяцев этого года 34 проверки на предприятиях – как раз по вопросам организации труда несовершеннолетних. В итоге выявлено 89 нарушений, 18 руководителей оштрафованы. В частности, грехи предприятий Курского района – РСУ, ДРСУ, СХПК колхоза «Курский» – состояли в том, что здесь брали на работу подростков без заключения письменного трудового договора, медосмотра, не установив им сокращенный рабочий день. По мнению госинспекции, основные причины этих и других безобразий – в некомпетентности, а то и нежелании некоторых руководителей исполнять трудовое законодательство России.

Кстати, на призыв службы занятости предоставить рабочие места несовершеннолетним из 1,4 тысячи предприятий откликнулись 624. Можно, конечно, предположить, что у остальных просто нет работы для юнцов. Но это не так. Например, давайте посмотрим на «контингент», который «впахивает», а по-другому и не скажешь, на фермерских плантациях Ставрополья: тут и пожилые, и молодые, и совсем еще юные наемные работники. Ни для кого не секрет, что на сезонную работу на поля принимают кого угодно. Хотя «принимают» громко сказано. Здесь не заключают никаких договоров, не оформляют никаких отношений и не несут никакой ответственности за охрану труда и технику безопасности. И, разумеется, не платят налогов. За примерами далеко ходить не надо: в Изобильненском районе на полях фермерского хозяйства, выращивающего лук и капусту, наравне со взрослыми с утра до вечера под палящим солнцем вкалывают и подростки, причем некоторым нет и 14 лет. Оплата – 100 рублей в день. Но – нужда-неволя, и господа-плантаторы этим пользуются.

В общем, труд подростков востребован, но далеко не все работодатели спешат сообщать в службу занятости о вакансиях. Работник-то – юный «лопух», которому лишь бы платили и который в силу своей неопытности, из боязни, что выгонят, требовать ничего не смеет. Вот и напоминают такие современные юные труженики, вкалывающие на «доброго дядю», хрестоматийного Ваньку Жукова. Для них работодатель – хозяин-барин, вольный и выгнать, и заплатить, сколько захочет, или вовсе «кинуть». А куда жаловаться – «на деревню дедушке»?

Ольга БОНДАРЕВА