Прошу прощения за качество снимка.
Других нет.
На этом фото из моего архива, самые крайние слева и справа, два министра.
Оба – бывшие.
Потому что их обоих в очередь, а лучше сказать, вне всякой очереди взорвали в центре дагестанской столицы. Убивали министра – пострадали дети.

Когда взорвали Магомед Салиха Гусаева, который принципиально не имел охраны и ездил на «Волге», потому что не «пилил» он бюджетных пирогов, не «рулил» потоками оружия и наркотиков, не входил в могущественные кланы, которые руководили Дагестаном, он просто был министром, которого некоторые видели главой республики...

Так вот, когда его убили, я смалодушничал. Как истый великоросс, который все и всегда знает, я ждал, что вот-вот обязательно выплывет какая-нибудь финансовая грязь, в конце концов, что-нибудь личное, усадьба какая-то в горах, баранья отара, ну хоть что-нибудь. Не всплыло. Почти три года прошло.

Не всплыло.

Теперь убит его преемник Загир Арухов. Писатель, журналист, философ.

Он имел еще меньше связей с тем, что мы называем, прозой жизни.

У него был охранник.

Не спасло.

Трудно понять, почему гибнут те, кто должен и обязан был бы жить. Нет ни одной причины, по которой их путь должен был прерваться. Ни бандитских разборок, ни передела собственности.

Пятый год я преподаю в университете курс журналистского расследования. И начинаю его с утверждения: «Журналист платит жизнью, если, конечно, нет войны, за свою профессиональную деятельность – в редчайших случаях». Лариса Юдина, Пол Хлебников, Дима Холодов – трудно добавить кого-то к этому списку.

Я не знаю, в какие списки включать Гусаева и Арухова. Версия есть только одна – террор. Попытка запугать целую республику, которая при самом грандиозном смешении народов умудряется хранить хоть какую-то стабильность.

Оранжевые и розовые цвета, похоже, уходят в прошлое. Их сменяет другой цвет – цвет крови. Кому это надо?

Василий БАЛДИЦЫН