Если верить последним прогнозам, переход на 100-процентную оплату услуг ЖКХ произойдет уже в конце нынешнего года. Еще один «подарок». Напомним, что в марте была ликвидирована как класс очередь на бесплатное получение жилья. В редакцию поступает много писем, касающихся нового Жилищного кодекса, который вступил в силу с марта нынешнего года и преподнес новые «правила игры» или, говоря языком юридическим, правоотношения в жилищной сфере. Жалко денег? Найми соседа!

«СП» уже публиковала комментарии отдельных положений кодекса. Сегодня мы продолжаем начатый разговор и предлагаем своим читателям интервью заместителя руководителя Федерального агентства по строительству и ЖКХ Юрия Тыртышова.

– При переходе ЖКХ на стопроцентную оплату услуг потребителями, что должно произойти уже к концу этого года, – говорит Юрий Павлович, – бюджетные средства будут выделяться только на социальную поддержку малообеспеченных и льготы отдельным категориям населения. До конца года для оказания этой помощи в регионах должны быть внедрены персонифицированные социальные счета граждан, на которые будут перечисляться субсидии. Совершенно не имеет значения, живет человек в доме с ТСЖ или без, многоквартирном или частном, бюджетную помощь он получит. Причем если раньше субсидирование шло через предприятия ЖКХ, то теперь решено эти функции передать органам социальной защиты.

Что касается, например, бюджетных средств на капитальный ремонт дома, то муниципалитет или региональные органы власти (в зависимости от формы собственности на жилье) обязаны предусматривать в бюджетах и финансировать эти расходы. Ориентиром в данном случае выступает федеральный стандарт стоимости капитального ремонта в расчете на 1 квадратный метр общей площади, который устанавливается дифференцированно для каждого региона.

– Какие документы должны быть приняты на региональном уровне?

– Например, порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма. Само понятие «малоимущий» должно быть наполнено конкретным смыслом с учетом местной специфики.

Органы власти должны определить порядок управления теми домами, где все квартиры являются неприватизированными. Хотя в наши дни это уже большая редкость. В основном часть квартир в многоэтажках приватизирована. Жильцам этих домов надо определяться со способом управления своим домом. Если они проявят пассивность, то за них решение примет власть, проведя открытый конкурс по отбору управляющей компании. Порядок проведения подобных конкурсов также должен быть разработан и утвержден.

– Многие ли регионы уже готовы к внедрению новой модели управления многоэтажками? Относится ли к их числу Ставропольский край?

– Часто приходилось слышать о недоверии граждан «родным» ЖЭУ. Так вот сейчас настал тот самый момент, когда можно выбирать.

Как известно, кодекс предусматривает три способа управления многоквартирными домами. На мой взгляд, наиболее эффективный из них – поручить «домашнее хозяйство» управляющей организации, способной обеспечить профессиональное управление. Наименее же затратным для жильцов можно назвать управление через товарищество собственников жилья. В этом случае отдельные виды работ могут выполняться собственными силами. На общем собрании ТСЖ принимаются решения о необходимости тех или иных работ, обсуждается смета. У граждан появляется самая непосредственная заинтересованность в том, чтобы содержать свой дом в чистоте и порядке.

К внедрению новой модели управления подготовлены те муниципальные образования, где созданы службы заказчика, произошло эффективное разделение функций заказчика и подрядчика работ, создано большое количество товариществ собственников жилья, ЖСК и других форм самоорганизации жильцов, и где органы местного самоуправления готовы в этом оказать поддержку.

Я знаю, что в Ставропольском крае существует практика создания ТСЖ в новостройках, но жильцы старого жилищного фонда идут на это неохотно, потому что боятся оказаться перед необходимостью проводить капитальный ремонт за счет собственных средств. Поэтому ТСЖ в крае не получили массового распространения. Позиция жильцов понятна, и в данном случае надо искать приемлемые решения.

– Есть ли прогнозы, сколько граждан может отказаться от права собственности и заключить договор социального найма, чтобы меньше платить за коммуналку?

– Жилищный кодекс разрешает «расприватизацию» только для малоимущих. Но на самом деле, сегодня все дорожат собственностью, и я думаю, что просто так с ней никто не расстанется.

Больше того: существенной разницы между собственниками жилья и теми, кто проживает по договору социального найма, не будет. Наниматели не платят за капремонт, но в то же время плату за наем предполагается устанавливать выше налога на недвижимость.

Массовой «расприватизации» не будет.

– Как в новых условиях распределятся финансовые обязательства между тремя уровнями бюджетов – федеральным, региональным и муниципальным? Возрастет ли нагрузка на плечи регионов?

– В ЖКХ так же, как и по другим сферам, выстраивается круг льготников, за социальную поддержку которых несет прямую ответственность федеральный центр, и круг так называемых «региональных» льготников. Основа такой системы льгот заложена все в том же 122-м законе. В нем есть важная оговорка: принимаемые на региональном уровне решения не должны ухудшать положение этих категорий граждан в сравнении с тем, каким оно было прежде.

Если говорить о программе предоставления субсидий малообеспеченным семьям, чьи расходы на жилищно-коммунальные услуги превышают 22 процента от совокупного дохода семьи, то эта программа, как и раньше, будет софинансироваться из бюджетов разных уровней. Могу сказать, что в этом году федеральная составляющая увеличилась почти вдвое: с 3,3 млрд. рублей до 6,3 млрд. рублей, поскольку мы прогнозируем увеличение числа субсидируемых семей.

В новой модели социальных гарантий в сфере ЖКХ нагрузка на региональные бюджеты действительно возрастет. Но дотационные регионы, к которым относится и Ставропольский край, могут рассчитывать на дополнительные федеральные субвенции.

– Как вы в целом оцениваете новый кодекс?

– Мое мнение: кодекс, как и весь жилищный пакет законов, был своевременным. Неужели лучше было бы жить по Жилищному кодексу образца 1983 года, где много чего обещается, но на деле не реализуется? Государство честно призналось – оно не может обещать каждой семье по квартире и очертило круг тех, кому квартиры будут даны на условиях социального найма и кому они будут предоставляться в первую очередь. Это – малоимущие, инвалиды, сироты, жильцы домов, не пригодных для проживания.

Перед остальным населением государственные обязательства заключаются прежде всего в том, чтобы поддерживать и развивать финансово-экономические институты, работающие на жилищном рынке, чтобы тем самым делать жилье более доступным и по цене. Не исключено субсидирование отдельных категорий населения на льготных условиях.

Другое дело, что сам по себе пакет законов и Жилищный кодекс, в частности, не решают поставленную главой государства задачу сформировать в ближайшие годы рынок доступного жилья. На мой взгляд, для этого нужна какая-то масштабная инвестиционная программа на федеральном уровне. Как минимум для развития коммунальной инженерной инфраструктуры, подготовки площадок под комплексную застройку, благодаря чему можно существенно удешевить и ускорить само строительство. Основа есть – это программа «Жилище» и ее подпрограммы по ликвидации ветхого и аварийного жилищного фонда и модернизации объектов ЖКХ, госзаказчиком по которым выступает Росстрой. Но эти программы нуждаются в развитии и гораздо больших объемах финансирования.

Принятие новых законов редко дает молниеносный эффект. Поэтому в отношении жилищного пакета я пока не берусь выносить оценку. Но, уверен, эти законы сделают свое дело, а нюансы в них всегда можно поправить. Например, вернуться еще раз к рассмотрению категорий лиц, имеющих право на бесплатное жилье, случаев, когда дается право на бесплатную приватизацию, поскольку по этим проблемам звучит больше всего критики.

– Есть мнение, что реформа ЖКХ завершена, поскольку оплата жилья чисто юридически уже доведена до 100 процентов. Как дальнейший перевод ЖКХ на рыночные рельсы ударит по кошельку населения?

– Реформа завершится тогда, когда основные фонды отрасли – котельные, трубопроводы, насосные станции – будут приведены в нормативное состояние, а качество услуг будет в полной мере удовлетворять потребителя.

Переход на окупаемый тариф – это мера, которая позволит сделать отрасль привлекательной для частных структур, инвесторов. Когда этот переход состоится, причем не де-юре, а де-факто, деньги из бюджета будут направляться только на социальную поддержку населения как потребителя услуг, а не на то, чтобы бесконечно и неэффективно дотировать предприятия ЖКХ. Я лично демонополизацию отрасли расцениваю как еще один элемент, позволяющий сделать ее более прозрачной и контролируемой, в том числе по тарифам. Для жилищной сферы, о чем мы как раз и говорили, это особенно актуально. Не хочешь оплачивать ремонт дома коммунальщикам – найми соседа и сам его же и контролируй.

На мой взгляд, следующим логическим шагом в реформе должны стать реструктуризация и списание колоссальных долгов ЖКХ. Чтобы не только население почувствовало на себе финансовые сложности ЖКХ, но и государство внесло свой весомый вклад в расчистку финансовых завалов для новых форм хозяйствования в этой сфере. Я стараюсь лоббировать это решение в силу своей компетенции.

Александра БЕЛУЗА