Федеральный закон об Общественной палате подтолкнул процесс объединения некоммерческих организаций Ставрополья

Поскольку полноценных общественных организаций в крае мало (и они разрознены), то и гражданское общество последние несколько лет подавало сигналы слабые и все больше одиночные. И вот наконец оно не только проснулось, но и, позволю себе такую метафору, пошло на кухню кофе варить, чтобы совсем взбодриться.

Будильниками, можно считать, стали два важных федеральных закона. Первый, получивший ходовое название «о монетизации», взволновал народные массы и общественные организации советского типа – объединения ветеранские, афганские и т. п. Целых два зимних месяца, несмотря на холодную погоду, теплолюбивое население южного региона активно выражало свою гражданскую позицию на площадях. Такого местные чиновники не видели давно. Массовый протест оказал реальное влияние на власть, и меры были приняты – льготникам добавили денег, завезли в аптеки лекарства. После чего в секторе общественного мнения вновь воцарилась тишина.

И вот тут зазвенел второй будильник, который обеспокоил теперь прогрессивные некоммерческие организации (НКО) всей страны, в т. ч. и ставропольские: президент В. Путин подписал закон «Об Общественной палате РФ». В нем есть упоминание не только о гражданском обществе, но и о региональных палатах. Тем субъектам РФ, где они уже есть, повезло. Но таких немного. Всем остальным, к ним относится и Ставрополье, президент фактически дал время исправиться – федеральный закон вступает в силу 1 июля 2005 года. Но, прежде чем заглядывать в будущее, вспомним прошлое.

Сентябрь 1996 года. Краевая администрация с десятками различных гражданских организаций заключает «Договор об общественном согласии в Ставропольском крае» и «берет на себя обязательства образовать Общественную палату при губернаторе края». По официальной информации, делалось это «в целях подготовки решений администрации и проектов законодательных актов по важнейшим социально-политическим вопросам с учетом мнения и предложений общественных формирований». На самом деле документ писался под выборы, и уже через несколько недель о нем забыли, потому что глава администрации-подписант те выборы проиграл. (Сравнивая прошлое и настоящее, хочется заметить: теперь вряд ли кто из глав регионов возжелает использовать Общественную палату как инструмент для обретения определенной политической выгоды. Нет выборов – нет смысла.)

Второе серьезное упоминание о краевой палате относится к декабрю 2001 года. После большого гражданского форума краевые НКО думали создать структуру, которая бы их объединила. Но ничего не получилось. И даже наоборот: общественные организации замкнулись в себе – каждая в своей нише.

Следствие ли это или причина, но большое социологическое исследование, проведенное Институтом общественного проектирования в конце минувшего года, по Ставрополью показало такую картинку. Подавляющее большинство жителей края (82,8%) считают, что главное для страны – укрепление государства и закона, а вовсе не развитие частной инициативы и предпринимательства. Исследование также выявило, что основная масса людей уже не доверяет политическим партиям и профсоюзам, но еще не готова самостоятельно биться за свои права: на вопрос о возможности личного участия в различных общественных движениях 34% респондентов ответили, что относятся к этому безразлично, 11,3% – отрицательно, 25,9% сказали «скорее невозможно», 16,6% – «возможно» и лишь 4,7% – «необходимо».

Я привела выборку по краю, а опрос был всероссийский. И если эти данные попали на стол президента, то его решение инициировать создание Общественной палаты «сверху» вполне логично. Ведь «снизу» пришлось бы ждать слишком долго.

И вот в минувшую субботу ставропольское региональное отделение Ассоциации в защиту прав избирателей «Голос» организовало «круглый стол», за которым собрались представители некоммерческого сектора, политических партий и вузов, чтобы обсудить судьбу региональной палаты. По сути, Ставрополье сейчас стоит на развилке. С одной стороны, губернатор созывает созданный при нем политический консультативный совет и называет его чуть ли не прообразом Общественной палаты. С другой стороны , собственно, гражданское общество в лице граждан и НКО заинтересованы в том, чтобы в крае работала независимая от власти структура, учитывающая общественное мнение и обладающая влиянием на общественно-политическую жизнь региона. А для этого надо, чтобы среди ее членов не было партийцев с карьерными устремлениями (кстати, федеральный закон не допускает политические партии к выдвижению кандидатов в члены ОП), а были люди, профессиональные в своей области и душой болеющие за состояние общества. Члены палаты должны работать, а не надувать щеки от сознания своей значимости.

Вот такая развилка. Хочется надеяться, что, инициируя создание федеральной палаты, В. Путин имел в виду не первый путь, хотя он и наиболее легкий, а второй. Палата должна быть не свитой, а эффективным инструментом влияния на власть – путем привлечения граждан и общественных объединений к реализации государственной политики, выдвижения и поддержки гражданских инициатив, проведения экспертизы законопроектов разного ранга, осуществления общественного контроля за деятельностью правительства, исполнительных и муниципальных органов власти. Таковы цели и задачи палаты, прописанные в федеральном законе, и думается, что региональные ОП не должны отличаться от «старшей сестры» хотя бы по сути.

Только в этом случае палата сможет способствовать развитию гражданского общества, чего, собственно, и добивается президент. По мнению руководителя краевого центра общественных инициатив «Альтер Вита» Константина Вишневского, у граждан будет нарабатываться опыт цивилизованного участия в общественной жизни – это когда человек приходит не с голой критикой власти, а с конкретными предложениями, как изменить жизнь к лучшему. «То есть будет качественный рост сознания общественности, что и приводит к становлению гражданского общества», – полагает К. Вишневский.

– Но что меня беспокоит, – продолжает он, – сегодня администрация Ставрополя выбивает почву из-под ног общественных организаций. Если раньше им бесплатно в аренду предоставлялись 50 квадратных метров, то с нынешнего года это отменено – все, за некоторым исключением, должны платить по коммерческим расценкам. Хотя помещения эти, предоставлены ранее, находятся в цокольных этажах и полуподвалах, отремонтированы за счет общественников. А теперь нас ставят перед фактом. Могу назвать это саботажем попытки создать полноценное гражданское общество: президент говорит одно, а здесь, на местах, делается совсем другое…

Остается добавить, что представители ведущих общественных организаций края объединились в коалицию и уже разработали проект краевого закона «Об Общественной палате Ставропольского края».

Вариант, конечно, далеко не окончательный, но федеральному закону соответствующий. Вообще-то так и должно быть, когда именно общественность непосредственно участвует в подготовке важного для общества документа. Проект был представлен в минувшую субботу, на упомянутом «круглом столе». Тут же была создана рабочая группа, в которую вошли 19 человек – координатор регионального отделения Ассоциации «Голос» А. Якушев, К. Вишневский ( «Альтер-Вита»), В. Митрофаненко (Фонд «Нет алкоголизму и наркотикам»), А. Плеханов (Ставропольский союз менеджеров), Ю. Ляликова (Гендерная правозащитная миссия «Паритет»), А. Семененко (Ставропольский правозащитный центр) и другие. Они должны вынести проект на всенародное обсуждение, учесть все пожелания и, конечно, тщательно проработать вопрос с депутатами Госдумы края.

Александра БЕЛУЗА