Чемпион и рекордсмен мира по жиму штанги лежа, профессор Игорь ГОЛЬДМАН

Наш корреспондент встретился с маститым ученым и выдающимся атлетом в Минеральных Водах, куда Игорь Львович приехал, чтобы принять участие в открытом чемпионате России по пауэрлифтингу.

– Неужели вам действительно 72 года? – удивился я, глядя на плечистого, с гетманскими усами мужчину, который совершенно свободно и естественно чувствовал себя в компании молодых, могучих атлетов, заполнивших фойе гостиницы «Кавказ».

– Родился в 1933 году, до войны закончил первый класс, моему сыну уже 50 лет, – привычно отчитался Игорь Львович. А затем лукаво прищурился и добавил: – Здесь есть несколько участников чемпионата, которым по 53-54 года. Так я к ним обращаюсь: «Пацаны!»

– Судя по вашим титулам – чемпион России, чемпион Европы, чемпион мира, в пауэрлифтинг вы, наверное, пришли из тяжелой атлетики…

– Ничего подобного. У меня в юности был разряд по стрельбе – и все. До 65 лет спорт смотрел только по телевизору. Радикулит прихватывал так, что с кровати еле сползал, авоську с продуктами не мог донести.

– И как же вам удалось столь круто изменить образ жизни?

– Семь лет назад поехал в длительную командировку в Южную Корею – обучать их ученых нашим методам генной инженерии. Один, без семьи. По вечерам делать нечего. Узнал, что у них вход во все спортзалы бесплатный. Раз пришел, позанимался на тренажерах, второй, третий. Понравилось, втянулся. Через три месяца с помощью тренера так накачал спину, что о радикулите напрочь забыл. В Москву вернулся – и снова в спортзал.

– Но это физкультура. А что подвигло вас стать спортсменом?

– Стал потихоньку жать штангу. Смотрю: молодые ребята шушукаются, смеются. Мол, сбрендил дед. А я человек заводной. Решил доказать. Нашел хорошего тренера. И почему-то у меня быстро стало все получаться. А когда у человека что-то получается, возникает стремление стать первым… Я раньше не мог понять, почему Ирина Роднина плачет на пьедестале, почему футболист, забивший гол, срывает майку и как сумасшедший бежит по полю. Но когда меня впервые поставили на пьедестал, когда зазвучал Гимн и на флагштоке подняли флаг России – о, это такой выброс адреналина, что хочется вновь и вновь выступать!

– Кстати, о пьедестале. Когда это впервые случилось? И вообще, как складывается ваша спортивная биография?

– В прошлом году ребята меня вытащили на чемпионат России, который проходил в Сочи. Не-ожиданно легко победил в соревнованиях ветеранов в жиме лежа. Поехал в город Волжский на Кубок России. И там победил. В Германии, в городе Дессау, где проходил чемпионат Европы, в трех подходах установил три мировых рекорда. И, наконец, осенью в городе Фресно – это в Калифорнии – стал чемпионом мира. Опять же с мировым рекордом – выжал 150 килограммов.

– Неужели и в Калифорнии победа досталась легко? Ведь Америка – Мекка пауэрлифтинга. Почти все мировые рекорды принадлежат американцам?

– Нет, совсем не легко. Сначала, как только прилетел в США, четыре часа просидел в аэропорту. Затем 12 часов – перелет до Лос-Анджелеса. Там пересадка затянулась еще на три часа. Затем час лета до Фресно. Устал, вес потерял. Но когда по ходу состязаний увидел, что побеждаю американцев, адреналин так в голову ударил, что я вышел и на весь зал объявил по-английски: «Хочу мировой рекорд!». Так за год я установил пять мировых рекордов в жиме лежа среди спортсменов старше 70 лет. Мне присвоили звание мастера спорта международного класса, объявили лучшим спортсменом 2004 года по версии Федерации WPC – Россия.

– Вы ведь продолжаете работать в Академии наук. Как руководители института относятся к поездкам профессора Гольдмана на соревнования?

– Конечно, они недовольны моими отлучками. Но куда им деваться? У меня одна запись в трудовой книжке: как 50 лет назад пришел в Академию наук, так там и работаю. Лауреат множества премий, руковожу большой программой союзного государства Россия – Беларусь. Мы вживляем молочному скоту ген человека, чтобы животные вместе с молоком продуцировали дефицитный белок человека, из которого можно изготовить весьма серьезные медицинские препараты. Перед тем как поехать на этот чемпионат, я в Минске встречался с Павлом Бородиным – отчитывался по первой части программы. Так что сейчас не столько мне нужна Академия, сколько я ей нужен. Поэтому мне даже обещали оплатить расходы на поездку в Минеральные Воды.

– А дома, в семье ваше увлечение одобряют?

– Жена хотела бы, чтобы я вел размеренный бюргерский образ жизни, по вечерам сидел рядом с ней у телевизора. Но я без спорта уже не могу. В семь вечера, уставший после работы, доплетешься до остановки и начинаешь хитрить: мол, если первым придет такой-то номер автобуса, то сегодня на тренировку не пойду, а отправлюсь домой отсыпаться. Но перебарываешь себя, приезжаешь в спортзал. А там запах пота, лязг металла, шутки, душевая, разговоры обо всем. Своего рода клуб по интересам. Куда вся усталость девается?! На улицу выйдешь – ощущение такое, будто способен летать.

– Могут ли другие люди пенсионного возраста повторить ваш эксперимент?

– Конечно, ведь я самый обыкновенный человек. Но вот проблема: чтобы регулярно посещать спортзал, рядовому пенсионеру придется отдать всю пенсию. У нас сейчас, что в казино пойти, что в спортзал – одинаково накладно. А ведь действующие спортсмены тренируются в основном утром и вечером. Почему бы днем, когда залы полупустые, не пускать пожилых людей бесплатно? Я недавно написал Лужкову: мол, вместо того, чтобы тратить огромные деньги на поликлиники и лекарства, лучше обеспечьте пенсионерам свободный доступ в спортивные сооружения. Я, например, с тех пор, как стал регулярно тренироваться, забыл, где у меня сердце.

– Чего еще вы хотели бы достичь на спортивном поприще?

– Сейчас я чемпион и рекорд-смен среди спортсменов в возрастной категории 70-75 лет. Хочу стать чемпионом в категории 75-80, затем 80-85 лет…

Николай БЛИЗНЮК