Израиль

Этот праздник, кстати, мне довелось встретить среди цветущих магнолий, олеандров, среди финиковых пальм, усеянных россыпью золотых плодов и прочей вечнозеленой тропической и, безусловно, сказочной растительности. Я был приглашен в гости семьей брата, переселившейся несколько лет назад из Ставрополя на Землю обетованную, как называют небольшое государство Израиль, расположенное на Ближнем Востоке и омываемое Средиземным, Красным и Мертвым морями. Впрочем, есть еще одно море. В Библии оно известно как Галилейское, по которому ходил Иисус. Сейчас оно называется Кеннерет – огромный и единственный водоем, снабжающий пресной водой весь Израиль.

Поездка дала мне возможность узнать, понять (разумеется, насколько это возможно, всего лишь за месяц) жизнь небольшой страны с населением около пяти миллионов человек.

Меня интересовали не только природа, экономика, политика, социальные условия, но и то, как адаптировались к новым условиям мои знакомые – ставропольцы, вынужденные по многим причинам покинуть родные места и поселиться на исторической родине. Российских эмигрантов в Израиле встречаешь так часто, что порой забываешь, что находишься далеко от родины. Кто-то уже вполне обжился, кто-то чувствует себя не слишком устроенно. И доктор наук, работающий на стройке, отнюдь не исключительное явление, как, впрочем, и то, что крупные хозяйственники, инженеры, врачи, педагоги, высококлассные специалисты, музыканты подметают улицы, убирают служебные помещения, даже работают на прополке лука вместе с вьетнамцами, приехавшими на заработки. Безусловно, это в основном касается тех, чей возраст перевалил за 50, для них перспектива работы по специальности весьма призрачна.

В первые дни пребывания на Святой земле, признаюсь, был удивлен всем увиденным. Взять, к примеру, Иерусалим: за 3000 лет существования город множество раз был разрушен до основания, но как птица феникс вновь возрождался из пепла. Подобного в истории развития человеческой цивилизации не было. Сейчас этот город трех религий – христианской, мусульманской и иудейской – ежедневно посещают тысячи туристов-паломников. В храмах идут богослужения, и суета, в общем-то, в храмах неуместная, никому здесь не досаждает, и людской поток растекается по библейским местам.

Одним из уникальных мест на Земле, безусловно, является Мертвое море, расположенное почти на 100 метров ниже уровня океана. Это самое низкое место на нашей планете. Сюда едут лечиться от таких заболеваний, как псориаз, экзема, радикулит. Целебный эффект Мертвого моря был известен еще в древности. Его грязями пользовалась Клеопатра, а древнеримский историк Иосиф Флавий свидетельствует, что императоры строили себе на побережье купальни.

Побывал я и на знаменитом Тель-Авивском рынке. Скажу сразу, передать впечатления словами просто невозможно, это надо видеть и слышать. Настоящий восточный базар с его неповторимым ароматом всевозможных трав, специй, плодов. Над всем этим звучат громкие голоса продавцов, старающихся перекричать друг друга, зазывая покупателей. Любопытная встреча произошла у меня здесь. Мы с братом, естественно, говорили по-русски, и к нам обратился средних лет мужчина, спросил откуда мы. – «Из Ставрополя», ответил я. «Я тоже оттуда!» – сказал он. Разговорившись, узнал, что это бывший футболист ставропольской команды «Динамо» Валерий Гарбуз. Я с ним ранее знаком не был, но как футболист он мне запомнился – отличный нападающий.

Еще одна случайная встреча в Тель-Авиве на средиземноморском пляже. Выхожу из моря. И сидящий на песке пожилой человек, лет под восемьдесят, обращается ко мне на «ихнем» языке. Я отвечаю, что, мол, не понимаю. «Рашен», – говорю, а он на чисто русском: «Вы откуда?». Из Ставрополя – отвечаю. «А-а-а, из Ставрополя... Я, – говорит, – зимой 43-го освобождал город от немцев, помню, у вас улица такая широкая есть. От железнодорожного вокзала вверх идет, а посередине широкая аллея...»

Ну, поговорили, повспоминали, оказалось, переехал он в Израиль из Гомельской области, опасаясь последствий Чернобыльской катастрофы. Живет неплохо. Пенсию, как участник Великой Отечественной войны, получает хорошую, регулярно ходит в клуб ветеранов и поет в хоре, состоящем из таких же стариков, как и он, выходцев из бывшего Советского Союза.

Пожалуй, наибольшее впечатление на меня произвело посещение музея Яд-Вашем. Это мемориал в память о жертвах Холокоста – катастрофы миллионов евреев Европы, уничтоженных в гетто, в газовых камерах, в крематориях, расстрелянных во рвах и оврагах. Мне довелось в свое время побывать в фашистских лагерях смерти – Майданеке в Польше, Освенциме в Германии. Я видел крематории и газовые камеры, бараки, заполненные одеждой погибших, изделия из человеческой кожи, даже с татуировкой на русском языке. Это, безусловно, впечатляло. Но могу сказать без преувеличения, то, что я увидел в этом мемориальном комплексе – памяти о погибших детях – не может сравниться ни с чем.

В полной темноте светятся над головой мириады звезд и в безмолвной тишине звучит голос, сообщающий имена уничтоженных в разных странах детей: в Германии и Польше, на Украине и в Литве, России и Латвии, Белоруссии и Молдавии, во Франции, Бельгии, Голландии... И лишь одно яркое пятно – лучом прожектора высвечивает одетый в бархат постамент, на нем в небольшом стеклянном саркофаге лежит крохотная туфелька с ножки двух-, трехлетнего ребенка. И все. Больше ничего нет. Люди выходят оттуда потрясенными, у большинства на глазах слезы.

Я уже говорил, что встречался в Израиле со своими знакомыми. Например, с Леней Гейшиным, известным в нашем крае рентгенологом, с его женой Бэлой, в прошлом преподавателем Ставропольского медучилища. Живут хорошо: прекрасная квартира, великолепно обставленная и, конечно, машина. Леня говорит, что приходится работать в двух-трех местах да ночных дежурств в клиниках хватает с избытком.

– Старик, поверишь, иной раз даже покурить некогда, так расписан график.

Да, с кем бы я ни говорил, работают в Израиле много, естественно получая за это хорошую зар-плату. Другой мой давний знакомый, Игорь Перстин, кстати, в прошлом коллега по работе, главный инженер ставропольского телевидения и радиовещания, два-три года победствовал, пока не освоил иврит и не устроился на работу по специальности, и теперь полностью обеспечивает семью.

Впервые в жизни довелось побывать и на еврейской свадьбе. Выходила замуж дочь А. Шамалашвили – одного из создателей кардиологической службы в Ставрополе. Там встретил и профессоров, бывших заведующих кафедрами СГМА – М. Куршина, В. Мосина и многих других врачей. Присутствовало около 400 человек, в основном выходцев из России. Весь обряд бракосочетания проходил по строгим религиозным канонам, с подписанием брачных обязательств и прочей атрибутики. Свадьба была веселой, оркестр исполнял в основном мелодии наши, отечественные. Ну и, конечно, без «7-40» не обошлось. Гости веселились на славу, радовались общению друг с другом – когда еще удастся встретиться, кто знает? Многие расспрашивали меня о жизни в Ставрополе, интересовались нашими общими знакомыми, просили передать привет. Словом, ностальгия по родному городу, где прожили десятки лет, чувствовалась.

Что касается пенсионеров, то живут они безбедно на пособия, выделяемые государством. Могут позволить себе посетить Италию, Францию, Грецию. И Россию. Но главное – это бесплатное медицинское обслуживание. Моему брату, например, провели сложнейшую операцию шунтирования, которая, как мне сказали, обходится приезжим в 30000 долларов.

Нередко спрашивают: «Чего ты здесь в России сидишь? Почему не уезжаешь?». Скажу совершенно определенно, поверьте, это не громкие слова: Россия – моя родина. Может, если был бы моложе на 30-35 лет, еще подумал бы, а в мои годы приспосабливаться к совершенно иному существованию несподручно. И, как пел Высоцкий: «Там хорошо, но мне туда не надо».

* * *

...По еврейскому календарю в Израиле наступил 5765 год от сотворения мира. Ох, как бы хотелось пожить хотя бы в 2020 году по-нашему, привычному летосчислению, григорианскому. Должна же наступить и у нас иная жизнь, которой можно гордиться.