Призывные комиссии успешно справились со своей задачей. – Из общего количества призывников 17,8 процента отправлены на военную службу и 0,1 процента – на альтернативную гражданскую службу. Более 25 процентов освобождены от призыва, 55,4 процента получили отсрочки, 0,2 процента не завершили медицинское обследование, более процента уклонились от призыва. Тем не менее наряд Генерального штаба Вооруженных сил РФ на призыв граждан на военную службу военными комиссариатами СКВО выполнен полностью.

Среди военных комиссариатов, чьи показатели работы улучшились, командование округа отмечает деятельность Ставропольского края, Волгоградской и Ростовской областей. В «черном списке» Республики Ингушетия, Дагестан, Адыгея и Астраханская область. Именно здесь наибольшее число уклонистов. Если всего их 528 человек, то только в Дагестане – 147 и 81 – в Ингушетии.

– Евгений Николаевич, главной особенностью осеннего призыва стало обеспечение призывников военной формой уже на сборных пунктах. Были сложности?

– Эксперимент по переодеванию призывников прошел, причем успешно, еще весной (от нашего округа в нем участвовала Ростовская область). Поэтому осенью обеспечение вещевым имуществом на сборных пунктах стало обязательным для всех субъектов РФ. Но не скажу, что подготовка и осуществление нововведения прошли гладко. Не все военные комиссариаты своевременно приступили к созданию пунктов по тыловому обеспечению призывников. Например, строительство и ремонт складских помещений в Калмыкии, Ингушетии и Северной Осетии-Алании продолжались до конца октября 2004 года.

– Кроме граждан, призванных на военную службу, в 2004 году ряды Вооруженных сил пополнили и юноши, поступившие в военные образовательные учреждения. Каковы результаты отбора в субъектах ЮФО?

– Более четырех с половиной тысяч юношей из ЮФО примерили военную форму и носят курсантские погоны. Это отличный показатель. Наиболее плодотворно в этом направлении поработали военные комиссариаты Ставропольского и Краснодарского краев, Карачаево-Черкесской Республики, Северной Осетии-Алании.

– Правозащитники считают, что из-за необычайной жесткости Закона «Об альтернативной гражданской службе» могут возникнуть непредвиденные трудности. Что показал опыт реализации этого закона в субъектах ЮФО?

– Считаю, что институт альтернативной гражданской службы (АГС) развивается успешно. Так, осенью к местам прохождения АГС отправлены 76 человек. Больше всего – из Ставропольского края (28). Кроме того, ожидают направлений из Федеральной службы по труду и занятости 86 человек. Кстати, это ведомство, очевидно, не готово предоставить рабочие места «альтернативщикам». Так, 16 призывникам из-за их отсутствия сроки призыва перенесены на весну 2005 года.

– А как, на ваш взгляд, осуществлялась подготовка граждан к военной службе?

– В 2003-2004 годах на территории нашего военного округа она проводилась в 6037 образовательных учреждениях и на 151 учебном пункте. Слабым местом по-прежнему являются низкий уровень профессиональной подготовки преподавателей по основам безопасности жизнедеятельности, а также плохая оснащенность учебной материально-технической базы.

Лучшими в организации обучения молодежи основам военной службы по-прежнему остаются Ставропольский и Краснодарский края, Волгоградская область.

– В 2004 году наряду с призывом граждан на военную службу практически осуществлялась Федеральная целевая программа по переводу ряда воинских частей на контрактный способ комплектования…

– Скажу сразу, что принцип комплектования войск военнослужащими по призыву пока остается основным. В то же время в нашем округе уже проделана огромная работа по реализации данной целевой программы. В 2004 году завершено комплектование должностей сержантов и солдат 42-й гвардейской мотострелковой дивизии военнослужащими по контракту. Отмечается хорошая работа по отбору кандидатов на военную службу по контракту военных комиссариатов Краснодарского и Ставропольского краев (задание выполнено на 112 процентов и 101 процент соответственно). Полное укомплектование воинских частей дивизии позволило выполнить указание министра обороны РФ о выводе военнослужащих по призыву из состава группировки войск в Чеченской Республике.