Разговорились. Было интересно, почему в то время, когда большинство «срочников» ждут не дождутся «дембеля», эти молодые люди готовы вновь впрягаться в солдатскую лямку.
– А куда податься? – вопросом на вопрос ответил Саша Журавлев. – Зарплата на «гражданке» в пределах трех тысяч рублей. Ни семью создать, ни родителям помочь. А в бригаде как-никак денежное довольствие вдвое выше… У Жени Шипицына свой «козырь» – старший брат Анатолий в капитанском звании служит помощником начштаба артиллерийского дивизиона 205-й. Он и посоветовал пойти на контрактную службу.
– А вдруг подразделения снова в Чечню отправят? Не боитесь? Не боятся. Александр принимал участие во второй контртеррористической операции. Евгений родился в станице Наурской и не без оснований считает ЧР своей малой родиной… Сейчас уже трудно поверить, что в девяносто шестом 205-я бригада «свалилась» на наш край…

Как стихийное бедствие

Выведенные из Чечни после позорного хасавюртовского «мира» подразделения бригады тогда мало чем отличались от незаконных вооруженных формирований. Бойцы жили в заснеженном поле в палатках. Оборванные, голодные, злые. Дисциплина почти на нуле. Пропитанием себя обеспечивали в ближайших селах… Правда, «махновщина» длилась недолго: командование Северо-Кавказского военного округа и 58-й армии в кратчайшие сроки сменило в соединении офицерский состав. Части и подразделения возглавили люди жесткие, но справедливые. В чеченской кампании 205-я показала себя наиболее боеспособной среди частей и соединений Мин-обороны. Более пятисот человек были награждены боевыми орденами и медалями. Пятерым присвоено звание Героя России. Приведем лишь несколько эпизодов.

Разведчик на… носилках

Прорываться от Бамута мотострелкам пришлось под шквальным огнем. Почти трое суток прокладывали через лес просеку и уходили по ней. Все это время руководил подразделениями майор Сергей Червяков, которого бойцы несли на носилках. Он не был ранен: в результате жесточайшей простуды температура поднялась выше тридцати девяти, и передвигаться самостоятельно офицер не мог. А боем управлял. Потому что не было в ротах и штабе батальона более опытного и профессионального командира. Людей он вывел и только после этого впал в забытье.

Интуиция и профессионализм однажды позволили Червякову сохранить не только подчиненных, но и собственную жизнь. Случилось это в 2001-м. Отряд попал на минное поле. Посылать вперед неопытных саперов Сергей не захотел, решил сам (служил в «спецназе» и инженерную подготовку прошел неплохую) отыскать и обозначить проход. И это ему почти удалось. Однако на краю минного поля задел растяжку «прыгающей» мины.

Уберечься от ее взрыва практически невозможно. Но за доли секунды, пока сработал вышибной заряд, офицер совершил невозможное: прыгнул за дерево, прикрыл лицо автоматом. Осколками его все-таки нашпиговало. Но не до смерти. Сейчас он снова в строю.

А в ходе широкомасштабных учений с боевой стрельбой, проведенных в сентябре 2003-го, отменно зарекомендовали себя наши земляки. Пулеметчик Дима Коньшин, призванный из Пятигорска. Сержант-контрактник Слава Иванов, командир машины управления.

– У меня отец и дед служили, прадед с гитлеровцами воевал, а я решил стать первым военным профессионалом в семье, – говорил Вячеслав. Ему вторил во время короткого перерыва между «боями» радиотелеграфист Лева Антонян: мол, еще полгода, и перейду на контрактную службу...

Оба – из Буденновска. Вместе обеспечивали командиру бригады связь и управление подразделениями. Ни одного просчета не допустили.

Как и танкисты роты, возглавляемой капитаном Женей Воронковым. Давно не доводилось наблюдать снайперского огня из танковых орудий в условиях сильной запыленности и задымленности. Не случайно командующий войсками Северо-Кавказского военного округа за высокое мастерство и отменную подготовку подчиненных в числе первых наградил Евгения часами.

Кстати, подводя итоги учения, генерал сказал, что все части и подразделения 205-й бригады готовы к реальному бою. И подчеркнул, что именно это соединение сыграло немаловажную роль в разгроме незаконных вооруженных формирований.

Но вернемся к решительному повороту от разгильдяйства к железной дисциплине. Какими бы опытными и требовательными ни были командиры, солдат служит исправно и с удовольствием лишь в том случае,

Когда быт не забыт

Обустройство бригады начиналось при жестком лимите времени и средств. Федеральный центр деньги выделял скупо. Поэтому первые капитальные помещения, можно сказать, строили всем миром. Помогало правительство края, оказывали содействие районная администрация и казачество. В кратчайший срок были возведены двадцать пять казарм, где поселились «срочники», выросли штабные корпуса, контрольно-пропускные пункты…

Но особая гордость бригады – общежития для контрактников. Честное слово, прослужив в армии четверть века, не видел, чтобы даже офицеров размещали в столь комфортных условиях. Представьте себе двухкомнатную малогабаритную квартиру, где в каждой комнате размещаются по три военнослужащих (боевые тройки). На шесть человек раздельный санузел, душ, обширная прихожая…

Попробовали мы и пищу из солдатского котла. Далеко не каждая хозяйка может удивить такими разносолами: маринованные овощи, квашеная капуста, суп с фрикадельками, котлеты с гречкой… Бойцы, с которыми мы общались, заверили, что это не «показуха», а повседневная норма.

Получается, наши силовые структуры все-таки начали выходить на новую «вертикаль», которая направлена не вниз, а вверх... Власть начинает по-настоящему заботиться о военнослужащих. И бойцы эту заботу чувствуют.

Сержант Золкин из Орловской области, заключивший контракт после года службы, ни о чем не жалеет: мол, самое главное, что смогу получить высшее образование, причем бесплатно. Это нынче дорогого стоит.

Сержант Дмитрий Романюк, командир мотострелкового отделения, наш земляк из села Новая жизнь Буденновского района. Отец и мать – пенсионеры. Он – единственная опора и надежда. Контрактная служба, по его словам, позволит и самому на ноги стать, и стариков поддержать.

Правда, служить в 205-й нелегко: бригада является соединением постоянной боевой готовности. Есть в ней подразделения антитеррора и некоторые другие, о которых пока говорить преждевременно. Отсюда особые условия службы: даже для контрактников «увольнительная» – понятие относительное. Приехали родители, невеста – встречайся, ради Бога. А вот в ресторан или кафе – не моги – возбраняется…

Контрактники и «срочники» не ропщут: кому же охота, чтобы повторился басаевский рейд? Хотя, Шамиль вряд ли попытался бы захватить буденновскую больницу, будь к тому времени в райцентре 205-я: живо бы руки обрубили…

А теперь о казачестве

В названии этой мотострелковой бригады и ныне, как уже говорилось, есть упоминание о том, что она является казачьей. Есть и батальоны, за которыми в специальных наименованиях закреплены шефы: от войска Донского, Кубанского и Терского казачества (речь идет о реестровых формированиях). Но по-настоящему казачьим соединение пока можно назвать с большой натяжкой. Только Терское войско (ТКВ) реально поддерживает казачий титул бригады: и пополнением обеспечивает, и гуманитарную помощь оказывает… А вот донцам и кубанцам на казачьем круге пришлось особое «приглашение» делать: мол, не бросайте своих «однофамильцев», бойцов присылайте, дисциплину помогайте поддерживать…

Алкоголиков просим не беспокоиться

Будь ты казаком хоть в седьмом поколении – все равно не избежать тестирования ни в военкомате, ни в мотострелковой бригаде. Тесты «хитрые», составлены далеко не глупыми людьми. А потому сразу же «вычленяются» лица, склонные к пьянству или употреблению наркотиков. Поэтому соваться на «контракт» с судимостью или алкогольно-наркотической зависимостью бесполезно. Все равно «вычислят». И дадут от ворот поворот.

В объединенном военкомате, возглавляемом подполковником Евгением Ефановым, имеются программы тестирования, созданные Министерством обороны, есть и квалифицированные психологи. И еще – есть у офицеров и прапорщиков профессиональное чутье, которое по незначительным признакам позволяет определить, стоит ли парня рекомендовать в профессионалы…

Пока еще «проколов» не случалось. Не было ни одной «рекламации». Но Евгений Ефанов – пессимист – считает, что ошибки все-таки возможны. Дай Бог, чтобы их было как можно меньше.

Алексей ЛАЗАРЕВ