Средства массовой информации приводят все новые и новые подробности махачкалинского штурма. На одном из выкопанных трупов был пояс шахида. фото: gzt.ru

В соседнем доме обнаружен тайник с оружием и боеприпасами. И так далее, и тому подобное. Цель понятна: привести как можно больше доказательств, что был предотвращен «второй Беслан».

Часть журналистов уже высказались по поводу того, что спекуляции на бесланской теме – кощунственны. Бесланская трагедия – единственная в своем роде, и вряд ли стоит упоминать ее всуе. При более подробном анализе высказываний силовиков возникают другие сомнения. Ну, например, в тайнике было два пистолета, восемь гранат, две тротиловые 200-граммовые шашки, 100 граммов пластида с детонатором, два самодельных взрывных устройства и 420 патронов различного калибра. Много. Но для массового тер-акта может и не хватить. Да и вряд ли пять человек могли бы захватить школу, как это случилось в Беслане. Наличие на одном из боевиков пояса шахида тоже едва ли может быть доказательством намерения осуществить массовый захват заложников. К тому же взятых в заложники хозяина дома и его семилетнюю дочь боевики практически сразу же отпустили, передав через них властям Дагестана требование дать возможность уйти в горы. Всего лишь.

Вопрос другой: почему всего пять боевиков смогли выдержать пятнадцатичасовой (или семнадцатичасовой – по другим источникам) бой, в результате которого были и убитый, и раненые? Почему понадобилось танком рушить дом до основания? Силовики ответствовали: чтобы боевики не скрылись. Конечно, простому человеку понять логику военных достаточно сложно. И как бы спецслужбы ни успокаивали население, но применение БТРа и танка в бою с пятью бандитами, скорее, свидетельствует об их неготовности к эффективной борьбе с террористами, а не об успехе.

Впрочем, версия событий предотвращенного теракта устраивает людей и в погонах, и без них. Секретарь совета безопасности Дагестана Ахмеднаби Магдигаджиев на встрече с журналистами подчеркнул, что «для тщательной подготовки к проведению операции по уничтожению боевиков, замышлявших в Дагестане крупномасштабную акцию, подобную беслановской, у правоохранительных органов республики просто не было времени». По его словам, оставались считанные часы. Позвольте, но ведь полгода назад для усиления борьбы с терроризмом в Южном федеральном округе были созданы группы оперативного управления при антитеррористических комиссиях субъектов Федерации. Широко заявлялось о том, что именно они будут координировать действия силовых структур, немедленно реагировать при возникновении угрозы диверсионно-террористических акций и непосредственно при их совершении. Отметим, что во время последних дагестанских событий эта структура, ее деятельность или бездеятельность не упоминалась ни разу. Что само по себе заставляет задуматься о многом.

Впрочем, терроризм и борьба с ним – дело настолько тонкое, что все его хитрости умом простого россиянина вряд ли понять и не измерить хоть общим, хоть кавказским аршином. На следующий день после штурма дома на улице Магистральной власти Дагестана официально заявили, что 10 января эта республика стала жертвой агрессии со стороны Чечни. Поводом к «вторжению» около 500 вооруженных сотрудников силовых структур Чеченской Республики было задержание сестры первого вице-премьера ЧР Рамзана Кадырова ( «Брат за сестру», «СП», 13.01.05). Пятнадцатого января Госсовет ЧР потребовал расследовать «насильственное доставление в ГУВД Хасавюрта дочери Героя России» и заявил, что дагестанские милиционеры намеренно нанесли Зулай Кадыровой телесные повреждения. Уже на следующий день пресс-центр Госсовета и правительства Дагестана распространил заявление, в котором действия Рамзана Кадырова и его людей были названы вооруженным вторжением в Хасавюрт. В заявлении подчеркивалось, что это «не единичный случай пересечения административной границы между Чеченской Республикой и Дагестаном вооруженными людьми на автотранспорте без номерных знаков, не подчиняющимися законным требованиям сотрудников органов внутренних дел Дагестана». Мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов заявил, что за последнее время в городе произошло более десяти случаев проведения неизвестными структурами силовых акций, приведших к исчезновению людей. Речь вообще идет о том, что в городе будут организованы патрули из ополченцев.

Выводы делать не хочется, но они, кажется, очевидны. Предотвращать – словесно – «второй Беслан» легче, чем бороться с терроризмом и непонятными взаимоотношениями между правоохранительными органами двух северокавказских республик.

А между тем на Кавказе жарко и с другой стороны. Посольство РФ в Грузии заявило, что террористическая угроза, исходящая с грузинской территории, сохраняется. Имеется в виду Панкиси, по поводу нахождения в котором чеченских боевиков и террористов российские представители в последнее время уже сделали ряд публичных заявлений. МИД Грузии тут же выразил протест и подчеркнул, что в Панкисском ущелье «не находится ни один боевик». А само заявление расценивается как поиски Россией «причины для осуществления превентивных ударов по территории Грузии».

Валентина ЛЕЗВИНА