Осталась неделя до Нового года, а судьба основного финансового документа, по которому краю жить весь 2005 год, до сих пор не решена. Тому виной – реформа местного самоуправления, которая начнется в крае уже 1 января, на год раньше, чем во всей стране. Политического шума вокруг этого эксперимента много. Хотя, например, другой важный для досрочного старта реформы документ – Закон «О межбюджетных отношениях в Ставропольском крае» – прошел в краевом парламенте относительно спокойно. О новом законе и новом бюджете мы беседуем сегодня с Алексеем ЯШКУНОВЫМ, председателем комитета по бюджету, налогам, собственности и инвестициям Государственной Думы края. Алексей Яшкунов
"Бюджет не тумбочка и не политический инструмент"

– Алексей Григорьевич, на последнем заседании краевой Думы Закон «О межбюджетных отношениях в Ставропольском крае» был, наконец, принят. Однако известно, что еще на стадии обсуждения документ получил отрицательное заключение минюста. Претензии были серьезные?

– Вопросы были не к закону, а к срокам его вступления в силу. Не было федеральных поправок в Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», которые бы давали право действовать уже с 1 января 2005 года, т. е. мы не могли финансировать районную муниципальную власть, зависал весь эксперимент.

На прошлой неделе долгожданные поправки появились, хотя я вынужден оговориться, что мы пока еще не получили документа за подписью президента. Нам, депутатам, опять пообещали, что эти изменения все-таки обретут законную силу. Мы пока еще верим правительству, поэтому уже на следующий день после федерального «да» проголосовали за законопроект о межбюджетных отношениях, где прописаны новые уровни власти и без которого правительство края в эксперименте как без рук.

– Можно ли данный закон назвать революционным?

– Безусловно. Ушли в прошлое государственные районные администрации. В крае построена новая система власти: теперь в ней не три уровня, как раньше, а четыре, включая муниципальный район или городской округ. И закон как раз регулирует взаимоотношения между муниципалами и краевыми органами государственной власти в самой главной сфере – межбюджетной. Денежной, проще говоря.

Если райгосадминистрации жили на смете и полностью зависели от вышестоящих чиновников, то за созданными муниципальными районами закреплены налоги. Конечно, тут есть и опасность. Ведь госадминистрации раньше не работали со своими бюджетами. За год они должны научиться это делать. Если бы не данное обстоятельство, я бы, например, не торопился переходить на новую модель управления, которая во всей остальной России стартует с 2006-го. И именно в этом я вижу преимущество объявленного эксперимента для края, а не в том, что мы, дескать, научим всю страну. Сколько можно учить других на своих шишках!

– Экономика целого ряда районов убыточна. Не станут ли они в результате реформы банкротами?

– Действительно, бюджетная обеспеченность районов различалась весьма значительно. Но банкротств опасаться не стоит. В новом законе прописаны специальные фонды – финансовой поддержки, муниципального развития, сбалансированности местных бюджетов, реформирования муниципальных финансов и компенсации, через которые краевая власть планирует помогать рублем муниципалам, выравнивая бюджетную обеспеченность на одного проживающего.

В бюджете-2005 деньги на эти цели предусмотрены. Конечно, их будет мало. Но для некоторых районов это неплохое подспорье. Возможно, расстроятся те территории, которым придется поделиться – так называемые «доноры». Но это закономерная ситуация.

– Уже известно, какие налоги остаются на муниципальном уровне, а какие будут продолжать пополнять краевую казну?

– Конечно. В законе о межбюджетных отношениях не только перечисляются налоги, но и называются конкретные цифры. Взять, например, подоходный налог, основной для бюджета края (он составляет около 45 процентов его доходной части). Так вот, теперь 10 процентов остается у муниципального поселения, 20 процентов – у муниципального района. Итого 30 процентов муниципальная власть будет получать стабильно. Кому не будет хватать, добавим через субвенции – есть возможность маневрировать налогами.

– Довольны ли таким перераспределением сами муниципалы?

– Недовольство есть. Но муниципальные районы только сформировались, и некоторые главы еще не успели понять самого главного – что край уже не будет вмешиваться в распределение денег. Купить бензин на подвоз детей в школу или приобрести очередную служебную машину – это они пусть сами решают. Но не забывают, что у них появился реальный контролирующий орган – депутаты муниципального района.

Добавлю, что по итогам конкурсов исполнительной власти костяк специалистов остался прежним. Хотя, не скрою, было опасение, что на местах устроят соревнования за власть, начнут «своих» перетягивать… Но формирование кадров прошло нормально.

– Реформирование предполагает самостоятельность местных бюджетов. Но как повышать их самостоятельность в отсутствие основного краевого финансового документа?

– Думаю, мы успеем принять бюджет края на 2005 год в нынешнем году. Это может произойти на ближайшем заседании Госдумы края, которое намечено на вторник.

Можно устроить политические танцы вокруг бюджета. Можно придраться к нему – однозначно. Но не надо забывать, что это первый бюджет для всех – и для правительства, и для Думы, и для муниципальных районов, и для поселений, который носит революционный характер. Когда вы примеряете новые туфли, вы знаете, что нужно время, чтобы их разносить. Здесь то же самое. Вы натираете мозоль, но не выкидываете сами туфли. С таким бюджетом, как наш на 2005-й, не работал ни один субъект РФ.

К сожалению, многие до сих пор подходят к бюджету чисто потребительски. Знаете, как в анекдоте. «Муж спрашивает у жены: «Слушай, где ты деньги берешь?» – В тумбочке…». А кто их кладет в тумбочку – никого не волнует. Так вот, когда депутаты районного совета поделят хотя бы раз-два свой бюджет, тогда, может быть, и они, и главы начнут по-другому относиться к тем предприятиям, к тем людям, которые зарабатывают себе зарплату и еще платят налоги. А сейчас не очень-то хотят многие работать. А кричат – дайте. А с чего давать-то? Конечно, с одной стороны, надо помогать рублем. Но с другой – надо заставить работать. Чтобы местный глава не отталкивал предпринимателя, а, наоборот, уговаривал: работай в моем районе, в моем селе.

– Алексей Григорьевич, в ходе обсуждения проекта бюджета, может быть, впервые за последние несколько лет остро встал вопрос об источниках доходов. В этом плане исполнительная власть действительно недорабатывает?

– Слово «недорабатывает» здесь не подходит. У меня сложилось впечатление, что многие министерства не готовы к тому, что бюджет, т. е. доходы, нужно зарабатывать. Принцип «мы сидим, а денежки идут» уже не срабатывает. Очень вероятно, что в нынешнем году правительство края не выполнит план по сбору доходов. Например, если судить по поступлению акцизов с ликероводочной продукции, население края в два раза меньше стало выпивать. Кроме того, Ставрополье, наверное, единственный регион на Юге России, который не смог собрать транспортный налог. Точнее, собрали, но… аж на 150 млн. меньше, чем запланировали. Хотя это самые легкие налоги. Всего же краевой бюджет недополучает сегодня около 350-400 млн. А причина в том, что надо работать, а не просто давать поручения налоговым органам.

В этом смысле 2005 год может стать весьма показательным. При обсуждении доходной части правительство доказывает, что больше не соберем. Но доходит до расходной части, и то же правительство, те же министры говорят о том, что мало дали им денег. Мы отвечаем: «Вы что, смеетесь над нами? Вы же собираете и вы же тратите. Дума только контролирует». Но сегодня Дума вынуждена брать на себя функцию, не свойственную ей, – доказывать правительству, что оно занижает сбор доходов. Ведь можно написать цифру еще меньше, чтоб вообще ничего не делать. Сколько собрали – столько собрали. Тогда зачем столько министерств?

Два года подряд мы говорили о необходимости помогать начинаниям бизнеса и тем предприятиям, которые в будущем обеспечат прирост краевой экономики. Но нам доказывали другое – надо увеличивать содержание социально значимых отраслей. Да, образование, здравоохранение, культура, социалка – все это важно, но, не выделяя средств на развитие, не создавая новых рабочих мест, невозможно двигаться вперед. К чему собственно и пришли.

– С 13 млрд. до 50 млрд. рублей выросла за последние четыре года кубанская казна. А наша?

– Объем бюджета края тоже значительно увеличился. С 9 млрд. до 22 млрд. рублей. Но если раньше прирост доходной части шел на уровне 25-35 процентов ежегодно, то сейчас он опустился до 9 процентов. Именно такой рост предусматривается на 2005 год – это в пределах инфляции, даже ниже. Был 21 млрд. с лишним, будет 22 млрд. с хвостиком.

Поэтому и бюджет дефицитный, хотя мы привыкли за последние годы к профициту. Тем не менее как председатель бюджетного комитета я сделаю все, чтобы бюджет был принят. И считаю, что политика вмешиваться в этот процесс не должна. К бюджету нельзя относиться как к политическому инструменту. Но пока я не увидел, чтобы в крае и за его пределами все согласились, что основной финансовый документ края надо принять в текущем году.

Александра БЕЛУЗА