Георгий Сатаров известен широкой публике в разных ипостасях: исследователь, общественный деятель, автор множества газетных и журнальных публикаций. В прошлом участник разработки Конституции РФ и помощник президента, сегодня он руководит Фондом прикладных политических исследований «ИНДЕМ», является членом общественного экспертного совета Мирового банка по проблемам государственного управления и коррупции. Именно поэтому главной темой беседы с Георгием Александровичем, организованной радиостанцией «Русь» и московским клубом региональной журналистики «Открытая Россия», стала проблема коррупции в России. Г. Сатаров. Фото Crj.ru

Это как грязная посуда – копится и веет душком

– Нами проведено два социологических исследования, – рассказал Сатаров, – в 2001 году анализировали положение в стране в целом, а в 2002-м сравнивали уровни коррупции в 40 российских регионах. Мы опрашивали не только граждан, но и бизнесменов. Впервые в истории изучения этой проблемы исследовали объемы коррупционных рынков, их структуру, интенсивность, цену вопроса в разных сферах услуг, особенности коррупционного поведения. Например, кто является инициатором взяток и какие эмоции люди испытывают после того, как выходят из коррупционной сделки. Кстати, чтобы понять, насколько сильно изменилась ситуация в стране, в следующем году мы планируем повторить исследование 2001-го.

Итак, по озвученным Сатаровым данным, в числе лидеров наиболее коррумпированных регионов находятся… наши соседи: Краснодарский край и Ростовская область. Если брать, например, средний размер взятки, – самая крупная она в Санкт-Петербурге. Бесспорный победитель среди объема коррупционного рынка – Москва. В числе первых в характеристике годового коррупционного взноса с человека опять же Питер и Краснодар. «Честные» регионы – в основном северо-западная часть страны. В частности, Архангельская, Ярославская, Вологодская области. Наш край в данном «черном» списке выделился мало чем. Ставрополье по индексу относительного объема бытовой коррупции (то бишь объема взяток, выплачиваемых гражданами, соотнесенного к региональному валовому продукту) аж на почетном 27-м месте.

Среди силовиков, по мнению Сатарова, одними из самых коррумпированных структур являются военкоматы и милиция. Причем институт МВД нынче ужасно «разложен» не только коррупцией, но и отсутствием уважения к человеку, карательным уклоном…

В то же время, считает Георгий Сатаров, коррупцию полностью искоренить невозможно. При нынешнем разгуле демократии мы просто не готовы жить честно. Рецепт один, как образно выразился собеседник, «кухню надо всегда держать в чистоте».

– Мы можем себе представить, чтобы у человека исчезла боль?! Это было бы даже вредно, потому что боль – сигнал о том, что в нашем организме что-то неладно и нужно срочно лечиться. Коррупция – та же боль, только социальная. Это сигнал о дефектах управления. И от нее тоже нужно лечиться, но как явление – это нормально. Коррупция, как немытая посуда. Если мы ею не занимаемся, то гора в мойке растет.

Нищий чиновник обходится дорого!

– Кросту коррупции в регионах приведет система назначения губернаторов, – прогнозирует Сатаров. – Во взаимоотношениях власти и общества есть такие понятия, как подконтрольность, подотчетность, – объяснил он свою точку зрения:

– Как бы мы ни ругали наши выборы, но власть их боится и именно поэтому уничтожает. Более того, как только она замыкается на самой себе, резко падают подконтрольность и подотчетность, а это всегда сопровождается ростом коррупции.

Не приведет к сокращению взяточничества и кратное повышение зарплаты чиновникам и судьям. По мнению собеседника, взаимосвязи между уровнем зарплаты и коррупции просто нет. «Если заработная плата низкая, то это способствует коррупции. К ее уменьшению не приведет и повышение зарплаты. Это должно быть одной из немногих мер в большом комплексе мер. Впрочем, нищий чиновник действительно для граждан стал слишком дорог».

– Георгий Александрович, ваше мнение по поводу показательных судебных процессов, организованных над теми, кто дает и берет взятки?

– Это понятная имитация. Наши историки раскопали факт, что во второй половине XIX века в Российской империи каждый год за взятки сажали в тюрьму или ссылали на каторгу восемь процентов наличного состава чиновников. Это фантастически высокая цифра. Но коррупция при этом не уменьшалась. Поэтому все нынешние судебные меры – это чистая показуха. Бороться нужно не со взяточниками-одиночками, а противодействовать условиям, порождающим коррупцию.

Ирина БОСЕНКО