2 сентября 2004 года в Ставрополе должен был состояться фестиваль музыкально-художественного творчества людей с ограниченными возможностями. Такие фестивали наряду со спортивными в последнее время проводятся в большинстве городов и районов с целью реабилитации инвалидов. Нужно ли напоминать, что они являются самой незащищенной частью населения?

В связи с расцветом «дикого» капитализма в России у инвалидов возникли такие же проблемы, как и у большинства остального населения, вот только решать их гораздо труднее, чем здоровым людям. К тому же у них полно личных трудностей, связанных с их недугом. Многие лишены общения из-за невозможности покинуть квартиры, так как подъезды наших домов не приспособлены для самостоятельного выезда инвалидов в креслах-каталках на улицу.

Фестивали дают инвалидам возможность пообщаться, проявить свои музыкальные, художественные и спортивные склонности и развить их. Некоторые пишут стихи и песни и исполняют их, делают что-нибудь из глины, металла, пластика, дерева. Слепые, обладая утонченным музыкальным слухом, прекрасно поют, и даже глухие танцуют под музыку, которую не слышат, и играют на музыкальных инструментах.

Такие мероприятия для инвалидов – настоящий праздник. Ну и, конечно, готовятся к этим фестивалям по нескольку месяцев, вкладывая в подготовку всю душу.

Но в этом году люди с ограниченными возможностями пережили жестокое разочарование: праздник не состоялся. Дело в том, что фестиваль для инвалидов был приурочен ко Дню города Ставрополя, хотя должен был пройти на три дня раньше общих торжеств. В связи с событиями в Беслане городские власти все праздничные мероприятия отменили и фестиваль – тоже. А социальные работники городского отдела реабилитации инвалидов, отвечающие за организацию и проведение праздника для инвалидов, и не подумали, чтобы отстоять его или перенести на более поздние сроки.

Удивительно, как власти различных уровней умеют приспосабливать происходящие в стране катаклизмы себе на пользу! Высшее руководство страны принялось лихорадочно укреплять вертикаль власти по заранее заготовленному проекту. Отцы города под предлогом безопасности населения одним махом отменили все праздничные мероприятия, вместо того чтобы обеспечить эту самую безопасность во время торжеств. И все вместе с экранов телевизоров и страниц газет призывают нас к бдительности, чтобы не допустить терактов, подобных бесланскому. Каким образом? Стучать на соседей? Мы это уже проходили.

Но, может быть, кощунственно устраивать какие-то там фестивали, когда еще не высохла кровь расстрелянных в Беслане детей? Отнюдь! Телевидение в полную силу потчует нас различными шоу, работают театры, цирки, филармонии, звезды поп-бизнеса курсируют по стране с концертами. В Ставрополе проведен фестиваль «Музыкальная осень Ставрополья». И даже во Владикавказе, в тридцати километрах от Беслана, на стадионе, вмещающем не одну тысячу зрителей, никто не отменял футбольные матчи. А вот если бы собрались в каком-нибудь зале на свой праздник несколько десятков инвалидов, они этим самым создали бы потенциальную угрозу обществу: вдруг против них будет применен теракт?

Почему же это все происходит? А потому, что инвалидов считают людьми другого сорта, не такими, как все.

Я не зря подчеркнул это слово. Примерно год назад в одной из местных газет была помещена статья под названием: «Инвалиды ничем не хуже нас, они просто другие» (мой курсив. – Авт.) Оказывается, под таким девизом проводилось какое-то мероприятие с целью защиты инвалидов. Нужно ли говорить, что вреда от самой постановки вопроса таким образом больше, чем пользы от этого мероприятия? Ведь большинство бед инвалидов происходит как раз оттого, что их считают «другими». А раз они «другие», то им совсем не обязательно жить такой же полноценной жизнью, как и здоровым. Значит, у них и потребности должны быть другими. Пенсию платят? Крыша над головой есть? Работать не заставляют, ешь, спи, что еще нужно для полного счастья?

А им нужно все то же, что и остальным, и даже больше, чтобы компенсировать потери, которые приносит инвалидность. И отличаются инвалиды от здоровых лишь ограниченными возможностями к труду и отдыху.

Да, и к отдыху. Люди, лишенные возможности самостоятельно передвигаться, не погуляют весной по зеленой травке, слепые не полюбуются закатом солнца или цветниками на бульваре, глухие отлучены от радио, кино и телевидения. И никто не подумает о том, чтобы хоть один раз в неделю показывать по телевизору фильм с субтитрами, да и другие значимые передачи не помешало бы сопровождать субтитрами. Происходит дискриминация значительной части населения. А ведь инвалиды так же любят, страдают, радуются, завидуют, ненавидят, испытывают страх, боль, холод. И даже, простите, подвержены такому же половому влечению, как и все. А вот это в глазах многих выглядит кощунством.

Пример. Женщина, инвалид I группы, родила ребенка, а потом попросила в связи с увеличением семьи улучшить ее жилищные условия. Что тут поднялось! «Да как она посмела? А кто отец? Найти, воздействовать!» То есть естественные человеческие чувства, в том числе и инстинкт материнства, считают чуть ли не преступлением. Разве это не дискриминация человека по социальному признаку? А о том, что ребенок вырастет и станет гарантом того, что его матери не придется доживать свои последние годы в доме социального призрения, забывают. Да и пенсия матери будет обеспечиваться трудом ее собственного ребенка...

Но вернемся к несостоявшемуся фестивалю. Я думаю, социальным работникам еще не поздно исправить свою ошибку и все-таки провести праздник для инвалидов, который является еще и отборочным конкурсом к краевому фестивалю, лауреаты которого будут выдвигаться на международную премию «Филантроп», присваиваемую людям с ограниченными возможностями за особые творческие достижения. Проводится краевой фестиваль обычно в конце зимы – начале весны. Но, может быть, и его под каким-либо предлогом отменят?

Иван НАУМОВ