Жанна Семеновна Полуян стала инвалидом, когда ей не было еще и тридцати лет. Травму позвоночника она получила в 1962 году во время новочеркасских событий. Услышав стрельбу, она побежала на площадь. Место трагедии было оцеплено плотным кольцом солдат, и, когда совсем юная Жанна попыталась прорваться сквозь него, чтобы разыскать своего мужа, один из солдат сильно ударил ее прикладом по спине. В связи с запретом на разглашение подробностей этого события девушка вовремя за помощью не обратилась. Шли годы, и последствия того самого удара становились все серьезнее: дошло до того, что у нее почти полностью отнялись ноги. После операции Жанне Полуян все же стало немного получше, но она осталась инвалидом на всю жизнь. Сейчас у нее – первая группа, костыли стали ее незаменимыми спутниками, и даже по собственной квартире она передвигается с большим трудом. Но, несмотря ни на что, Жанна все же нашла в себе силы ухаживать за парализованной тетей, той самой участницей войны, которой и вручили инвалидную коляску. Но вскоре тетя умерла, и Жанна Семеновна задумалась над вторым – инвалидным выходом уже для себя.

Однажды уже нынешний мэр Ставрополя Дмитрий Кузьмин посетил двор по улице Краснофлотской, где растет злополучное дерево. Беседуя с жильцами, он живо интересовался их проблемами, все записывал, обещал помочь. Лично видел, как средь бела дня в окнах дома, перед которым возвышается дерево, горит свет. Обещал с «растением» разобраться, тем более что Жанна Семеновна на этот раз упомянула и о спуске для инвалидной коляски.

Так и не дождавшись решения проблемы, она напомнила Дмитрию Кузьмину о его обещании. Раздобыв номер «телефона доверия» главы Ставрополя, Жанна Полуян заново рассказала на автоответчик свою проблему и в заключение попросила спилить дерево под ее окнами. Спустя некоторое время пришло письменное уведомление о том, что обращение рассмотрено: «вопрос на контроле» и просьба будет выполнена. Через месяц Жанна Семеновна получила еще одно письмо – «в дополнение к ранее данному ответу», в котором сообщалось, что силами МУП «ЖЭУ-3» работа выполнена. То есть ее проинформировали о том, что дерево спилено. Каково же было удивление Жанны Полуян, когда, читая эти строки, она через окно смотрела на стоящее на том же самом месте «растение». Мистика – да и только.

Решив, что здесь явно какая-то ошибка, Жанна Семеновна на костылях отправилась на прием к мэру. Дмитрий Сергеевич лично заверил женщину, что примет ее без записи, однако в назначенный час на месте отсутствовал. Конечно, работники администрации нашли время для инвалида первой группы и выслушали ее историю, уверив, что непременно разберутся с проблемой.

И действительно, вскоре к ней пришла комиссия из домоуправления. Ознакомившись с ситуацией, ей сказали, что необходимо получить в СЭС справку с показаниями «коэффициента естественной освещенности», измеренными в квартирах этого подъезда, а также согласие на спиливание дерева большинства жильцов дома. По телефону в СЭС инвалиду первой группы сообщили, что справка платная и стоит 300 рублей плюс оплата такси для специалиста, который будет производить замеры. Такая справка оказалась ей не по карману.

Получив согласие более чем в 45 квартирах из 58, расположенных в этом доме, Жанна Семеновна направила подписи в МУП «ЖЭУ-3». В ответе на ее заявление сообщили, что ЖЭУ якобы получило письменное возражение от 30 жильцов этого подъезда, поэтому комиссия по охране зеленых насаждений «достаточных оснований для спиливания дерева не имеет». Опять мистика! Буквально несколько дней назад 24 из 31 жильца этого подъезда расписались за ликвидацию дерева. Как оказалось, работники ЖЭУ немного слукавили по поводу 30 жильцов. На самом деле категорический протест поступил лишь от одной жительницы этого подъезда, с которой Жанна Полуян «не в самых лучших отношениях».

Об этом протесте стало известно после того, как несколько членов комиссии по охране зеленых насаждений сразу после очередного заседания пришли к Жанне Семеновне, чтобы своими глазами увидеть то самое дерево раздора. Они заодно осмотрели квартиру инвалида и признали, что в ней действительно очень темно. Но разрешение на спиливание дерева они могут дать только по справке о «коэффициенте естественной освещенности» (в том случае, если он не будет соответствовать норме) или если Жанна Полуян получит официальное разрешение на строительство пандуса для спуска инвалидной коляски (в том случае, если дерево будет мешать строительству).

Пока же дерево остается на своем месте и покорно ожидает своей участи. А Жанна Семеновна продолжает с трудом передвигаться на костылях вместо инвалидного кресла и «жечь свет», даже когда на улице светит солнце.

Евгений СУХАРЕВ