– Надежда Валерьевна, говорят, что внуков любят больше, чем детей. И действительно, часто видишь, что женщина, которая была довольно строгой и требовательной матерью, внукам прощает все и проявляет к ним гораздо больше любви, чем когда-то к детям. Почему это происходит?

– В нашей российской действительности женщина становится матерью зачастую в 18-20 лет. Это возраст, который наша возрастная психология определяет как раннюю юность, а западная – как старший подро-стковый. Если ребенок рожает своего ребенка, то дать ему то, что должна дать взрослая, зрелая женщина, такая юная мать чаще всего не может. Она еще хочет бегать на дискотеки; хотя она и замужем, но у нее еще не до конца установились отношения с противоположным полом, она пока не определила свое место в жизни. Ей нужно закончить университет, найти работу, понять, как строить семью часто с таким же юным мужем… А тут появляется маленький ребенок, который требует много внимания.

В западной культуре принято рожать ближе к 30-ти или после 30-ти, да и браки заключают значительно позже, чем у нас. Ребенком обзаводятся, когда сформирована личность женщины и решены ее основные жизненные задачи: она сделала карьеру, у нее стабильная семья, есть свой дом. Поэтому мать уже может дать ребенку все, что необходимо, в том числе и в психологическом плане. Это совсем не похоже на нашу жизнь (хотя такая прагматичность имеет свои плюсы и минусы).

А в нашей действительности кто придет на помощь юной маме? Бабушка ребенка. Ее опыт незаменим.

– Но тогда мы ведем речь о бабушках, которым 43-45 лет…

– Это очень хороший возраст. В женщине еще много ресурсов нерастраченной любви, которая, возможно, не досталась ее собственному ребенку, когда в молодости на него не хватало времени. А сейчас у нее, как правило, все расставлено по местам: стабильная работа, привычный круг друзей, проясненные отношения с мужем и детьми… И есть что отдать внукам.

В этом для ребенка много плюсов. В силу сказанного выше он часто мало что получает от работающих родителей. Их обязанности сводятся к тому, чтобы научить детей определенным социальным навыкам. И тогда бабушки становятся буфером между родителями, ребенком и реальностью. Дочь-первоклассница одной моей приятельницы, придя после уроков домой, говорит маме: «У меня сегодня в школе были неприятности, но я тебе о них не скажу. Я знаю, кому о них рассказать». И звонит бабушке.

Дело в том, что бабушка и дедушка в этом случае более склонны поддержать ребенка, чем родители. Старшее поколение семьи лучше понимает, что в момент стресса важнее, чтобы ребенок успокоился и ему стало комфортно. Это очень ценный для малыша опыт принятия самого себя любым – с двойками, порванными джинсами, синяком под глазом и т.д. И получает этот опыт он чаще от бабушки, чем от мамы, которая скажет: «Мы купили джинсы на последние перед зарплатой деньги, а ты этого не ценишь – вот покупай тебе хорошие вещи!»

Правда, здесь есть и минусы, если позиции бабушки и родителей резко расходятся. Родители формируют свои, достаточно четкие границы, и ребенок приучается их держаться. Например, он привык, что нужно бережно относиться к одежде и что за те же порванные джинсы ему может влететь от отца. А бабушка говорит: «Да бог с ними, с джинсами. Это только вещь». С одной стороны, она права, с другой – «а что скажет папа?», как в том мультике про Карлсона. И кто прав, кого слушаться ребенку? Это может внести некоторый внутренний разлад в его душу.

– Хорошо еще, если бабушка при этом не дает в присутствии ребенка оценок зятю или невестке…

– К сожалению, и так случается. Папа требует, чтобы сын сел переписывать грязно выполненную домашнюю работу, а бабушка говорит: «Да кого ты слушаешь? Его, который даже деньги для семьи толком заработать не может!» Это подрывает авторитет родителей, их позицию в глазах ребенка. Вообще очень страшно и губительно для воспитания детей, когда в семье образуются враждующие коалиции: бабушка – мама – сын против папы. Или бабушка с дедушкой и дочь против мамы. Взрослые в этом случае решают собственные проблемы путем перетягивания ребенка на свою сторону. Для него убийственна ситуация, когда самые близкие члены семьи скрыто или явно требуют сделать между ними выбор – ведь он любит всех. И потом, если отец, на которого мальчик стремится походить, по мнению бабушки плох, то чьи, какие ценности ребенку принимать? Это может породить в нем растерянность перед жизнью.

Но, с другой стороны, если бабушка с дедушкой и родители, невзирая на конфликты, могут все же между собой договориться, то и ребенок научается выживать в конфликтных ситуациях, которыми полна жизнь.

– Мы, пожалуй, говорили о бабушках, которые пытаются как бы присвоить себе материнские функции. Но ведь есть и прямо противоположная позиция. Бабушка говорит дочери или сыну: «Я тебя растила разрываясь между домом и работой. Я свой родительский долг выполнила, теперь твоя очередь. Твои дети – это твои дети, а у меня есть право на личную жизнь». Может ли это негативно сказаться на внуках?

– Это примерно то же самое, что папа, который живет отдельно и отношений с ребенком не поддерживает или все время ездит в командировки и дома только «числится». Выражаясь языком психолога, есть реальный объект, но у ребенка нет с ним взаимодействия. Тогда в его дальнейшей жизни могут возникнуть затруднения в построении близких отношений с людьми. Бабушка – это ведь близкий человек, но душевной близости с ней нет. Тогда что такое близкие отношения и бывают ли они вообще?..

– Но женщина, которой за сорок, может быть, имеет право на такую позицию?

– Да на любую позицию она имеет право. Но это такая же крайность, как и желание воспитывать внука за его родителей. Хотя в западной ментальности, где люди достаточно дистанцированы друг от друга даже в семье, она воспринимается почти как норма. У нас традиция другая: в русских семьях между поколениями всегда были тесные эмоциональные связи.

– Надежда Валерьевна, хотелось бы услышать какие-то примеры из вашей практики на тему бабушек.

– Однажды ко мне привели девочку, в конце первого класса отказавшуюся ходить в школу. Маму и бабушку, которые вместе с ней пришли, волновало именно это – про то, что ребенок за учебный год получил букет заболеваний желудка и астматический кашель, они сообщили мимоходом. Мама больше молчала, чувствовала себя скованной, а бабушка требовала от внучки: «А ну сейчас же рассказывай психологу, почему ты не хочешь ходить в школу!» Что касается ребенка, то девочка выглядела очень испуганной, забитой, мне в тот раз почти не удалось ее разговорить. Потребовалось много работы отдельно с ней, отдельно со взрослыми, чтобы выяснить суть конфликта. Бабушка, папина мама, очень гордилась своим сыном и все время, еще до школы, внушала малышке, что та должна так же замечательно, на одни пятерки, учиться. В первом классе она заставляла внучку по пять-шесть часов делать уроки. Но внучка не обладала никакими особыми способностями, была достаточно медлительной, она никак не могла оправдать ожиданий бабушки и папы. Она чувствовала себя виноватой и перед ними, и перед мамой, потому что бабушка все время упрекала ту за плохое воспитание девочки. Надо сказать, как только взрослые стали понимать, что и болезни ребенка, и ее подавленность связаны с внутрисемейными отношениями и перестали требовать невозможного, здоровье девочки улучшилось, а страх перед школой прошел. Счастье ребенка оказалось для бабушки важнее амбиций.

Второй случай – вообще исключительный. Ребенок, которого бабушка привела на консультацию, рос в асоциальной семье. Отец находился в местах лишения свободы, мама часто выпивала, ей было не до проблем сына. Бабушка потрясла меня тем, что интуитивно почувствовала неблагополучие внука, которое, пожалуй, мог распознать на этой стадии только специалист. Она обратила внимание на то, что мальчик, который и в детском саду не был особо активным, после поступления в первый класс стал уходить в себя, как она говорила, «все глубже и глубже». Он перестал общаться с ровесниками, после школы сидел дома, почти не разговаривал даже с ней, хотя до этого что-то рассказывал о своей жизни. Тут нужно объяснить, что такие периоды в жизни ребенка, как поступление в школу, переход с начальной ступени обучения в среднюю, поступление в вуз являются переломными. И этот перелом, если есть предрасположенность, может произойти в сторону психического заболевания. Именно самоотверженность бабушки помогла вытянуть мальчика из этой ситуации…

А вообще хочется сказать: без бабушки жизнь любой семьи беднее.

Лариса ПРАЙСМАН