Развалины официальные

В селе Надзорном Кочубеевского района 16 семей вот уже второй год живут в официальных развалинах – домах, признанных непригодными для постоянного проживания. (О развалинах неофициальных мы скажем чуть позже.) В свое время все они выбрали подрядный способ строительства, который теперь чуть ли не проклинают. Ведь еще 15 октября 2002 года эти люди должны были получить новое, надежное и теплое жилье: восемь семей – в поселке Тоннельном, что в шести километрах от Надзорного, и столько же – в самом Надзорном. Но…

– Домишко мы, конечно, «подправили», где-то подмазали, где-то доски заменили, вот и живем, – рассказывает жительница с. Надзорного и, кстати, депутат местного сельсовета Мария Панферова. – Да, я получила от нашей администрации письмо с просьбой «освободить помещение во избежание несчастного случая», но новый дом не достроен. Куда в такой ситуации идти, на улицу?!

В общем, согласно бумажке, теперь за безопасность Марии Тимофеевны и ее троих детей никто не отвечает… Надежда лишь на то, что домик, который строится для них в Тоннельном, будет в скором времени готов. Осталось установить и подключить сантехнику, и что, пожалуй, самое главное – работы ведутся, их выполняет фирма Ставрополя «XXI век».

Если в Тоннельном еще можно видеть трудящихся рабочих, то в Надзорном пустые коробки одиноко стоят под открытым небом, среди подтопленных, зияющих трещинами «старичков», в которых и вынуждены жить люди. Возведение «незавершенки» здесь вообще прекращено, и неизвестно, возобновится ли.

– Стоимость предназначенного для моей семьи дома составляет 460 тысяч рублей, – говорит житель с. Надзорного Владимир Ерискин, – деньги давно сняты со счетов и перечислены строителям. Подрядчик – ЧП Назаренко из Ставрополя – отказывается продолжать строительство, ссылаясь на отсутствие средств.

Строителей, наверное, тоже можно понять: ведь стройматериалы подорожали, хочется верить, что это не замкнутый круг. Вернуть деньги обратно? Люди думали об этом, но юрист, к которому они обратились за консультацией, объяснил, что судебные разбирательства могут отнять не один год, и то маловероятно, что все решится в пользу истцов. Вот и живут Ерискины в «послестихийном» домишке, рядом с коробкой своего будущего дома. В подобной ситуации Бадриевы, Коротченко и еще несколько надзорненских семей.

…коробки голые

Ситуация, к сожалению, имеет место быть и в других подтопленных населенных пунктах края, о чем свидетельствует редакционная почта. Вот какое письмо, например, прислал Дмитрий Иванович Бережняк, житель станицы Барсуковской того же Кочубеевского района, участник Великой Отечественной:

«Уже второй раз моей семье из восьми человек (самому старшему – 77 лет, младшему – 1 год 6 месяцев) приходится зимовать в полуразрушенном доме, который построен из самана. Во время страшного наводнения в июне 2002 года наш дом начал рушиться, но уцелели веранда и летняя кухня, где и ютимся до сих пор. Государственная комиссия определила: дом для дальнейшего проживания не пригоден и подлежит сносу. Государство выделило деньги на приобретение жилья в сумме 928800 рублей. Вместе с другими семьями заключили договор с подрядчиком – организацией из Ростова «ПенАдом», который по разрешению министерства ЖКХ, строительства и архитектуры края (тогда его возглавлял Ю. Тыртышов) сразу приступил к строительству на старом подворье. И когда наши (мой и других семей) новые дома подвели под крышу (т. е. были готовы фундамент, стены и крыша), строители потребовали перечислить с наших блокированных счетов деньги – 30%. На счет подрядчика я перечислил 278 тыс. руб.

И все бы хорошо, да беда в том, что министерство ЖКХ обнаружило, что у подрядчика нет проектно-сметной документации… Строительство прекратилось, стоят «скелеты» уже год и несколько месяцев. В настоящее время нас таких осталось 17 семей. Мы обращались в краевой суд, который ничего не решил из-за неявки ответчика. Написали федеральному прокурору по Северо-Кавказскому округу, получили ответ, что наша жалоба направлена в краевую прокуратуру, краевая ответила, что жалоба направлена в Кочубеевскую прокуратуру… И еще приходят отписки, мол, зачем заключили договор с таким ненадежным подрядчиком. Возникает вопрос: зачем министерство ЖКХ разрешило строительство? Документ подписан тремя сторонами: заказчиком – мной, Бережняк Д. И., подрядчиком – главой ПСПО «ПенАдом» Дек В.Н. и зам. министра ЖКХ Ждановым В.В.

Мы даже не знаем, куда делись наши деньги. Лично у меня остаток 650160 рублей. Я писал губернатору, он ответил – жалоба направлена в министерство, оттуда пришел ответ – ждите решения суда. Куда нам еще обращаться? Семнадцать семей ждут разъяснения».

Давайте посчитаем. 17 барсуковских семей плюс 16 надзорненских – получается 33 семьи, которые до сих пор, спустя почти два года после наводнения, не получили крыши над головой, для которых стихия продолжается, несмотря на то, что эта тема постепенно уходит из отчетных документов чиновников. И это, важно заметить, в самых, пожалуй, известных и не обделенных вниманием со стороны властей населенных пунктах. Интересно, что же делается в остальных?

…и трещины «неофициальные»

Теперь о развалинах «неофициальных». Они есть, хотя, с другой стороны, есть и мнение, что некоторые пострадавшие хотят убить двух зайцев сразу – и новую хату за счет государства получить, и старую сохранить. В этих вопросах разбирается комиссия Госстроя РФ, считающаяся независимой.

Итак, с. Надзорное, улица Ленина, 9. Лягушек и змей комиссия Госстроя РФ здесь увидеть не смогла, поскольку в доме они появляются ближе к лету, а комиссия работала зимой, в середине января. Но трещины, в т. ч. сквозную в фасаде, проваливающиеся полы, стену, готовую «лечь» на соседей, – все это специалисты наверняка заметили. Но решили, что дом можно отремонтировать. Что ж, мастерам, как говорится, виднее.

– За время после наводнения, – говорит хозяйка дома Любовь Овчаренко, – мой ребенок дважды переболел воспалением легких, я сама на ноги упала.

С ее точки зрения, решение комиссии несправедливо, ведь под снос пошло менее поврежденное жилье. Непригодным к проживанию, например, был признан дом зам. главы села, в чем многие селяне усматривают предвзятость – воды, говорят они, в доме чиновника не было.

Всего же комиссия Госстроя под руководством Т. Болотовой, обследовав (по заявлением граждан) 43 домовладения, диагноз «не годен» поставила 19-ти. Владельцы остальных, понятно, возмутились, так и не поняв, по каким критериям оценивалась годность – негодность жилья. Селяне инициировали сначала стихийный митинг, а затем – собрание.

Вода, кругом вода

Собрание состоялось в минувшую пятницу. На нем глава села Виктор Головко на традиционный народный вопрос: «Кто виноват в несправедливости?», ответил просто: «Госстрой», посоветовав все претензии адресовать к упомянутой комиссии.

Требовал народ и акты обследования, с которыми странное происходит: по сведениям селян, они есть, лежат в райгосадминистрации, а чиновники говорят, что их нет, и на руки людям ничего не выдают. А ведь каждый за обследования заплатил по 500 рублей из своего кармана…

– Почему-то все делается неофициально, – заметила жительница с. Надзорного Тамара Крашенинина.

В письме в редакцию жители с. Надзорного рассказывают о том, что время, прошедшее со дня наводнения, не «подсушило» село, не залечило его раны. Не помог и ремонт, на который государство специально выделяло деньги, – «стены, полы и окна продолжают гнить, штукатурка набухла и отваливается»… И причина, думается, не столько в том, что часть жителей потратили деньги на другие цели, сколько в том, что, например, ни разу после паводка в селе не был прочищен центральный водосток, чтобы уходила вода.

– И она, вода, идет под дома, – говорит директор школы Светлана Винниченко. – В результате и фундаменты садятся, и новые трещины появляются, и вода стоит, чего раньше в селе не было. Я много раз обращалась к главе села. Тут ведь не надо комиссию из Москвы вызывать! Элементарно трактор нанять…

И еще одна деталь. На собрании селяне отвергли идею о переносе Надзорного в другое место или вообще ликвидации, которая появилась с подачи администрации – В. Головко как-то предложил ходатайствовать об этом перед правительством края.

Из кабинета – в кабинет

Короткая экскурсия по Надзорному, которую провела для корреспондентов «СП» М. Панферова, высветила как минимум две типичные проблемы.

№1: есть сертификат – нет денег. Улица Ленина, 14. Этот четырехквартирный дом сразу пошел под снос, трое хозяев жилье получили. А Александру Замятину пришлось в суде доказывать факт своего постоянного проживания: доказал, получил в августе прошлого года сертификат на приобретение жилья, но денег до сих пор нет. Таких «поздних» пострадавших гоняют сейчас из кабинета в кабинет…

№2: дома пошли под снос – имущество утрачено частично. Здесь, похоже, ошибки администрации. Живой пример: улица Мостовая, 5. На фото видно, что сам дом превратился в руины, а имущество признано утраченным лишь частично. Т. е. хозяйка получила 20 тыс. руб., а должна была – по логике – 50 тыс., как за полную утерю. И таких в селе – 76 человек. Бились-бились люди за эти 30 тысяч, но в МЧС не так давно дали окончательный ответ: возмещать ничего не будем.

Список, как говорится, можно продолжать. Не все благополучно и у тех, кто вселился в новые, возведенные специально для пострадавших от паводка дома. В Тоннельном, например, большое количество переехавших сюда надзорненцев второй год живут без прописки. Говорят, «завис» вопрос с землей. Время идет, несколько человек уже умерло, так и не дождавшись ясных документов и оставив близких без наследства.

В общем, «большая вода» ушла, оставив Ставрополью и людям немало проблем. Люди их помнят. А власть?

По теме: проект "Стихия"

Александра БЕЛУЗА