В крае разгорается скандал, связанный с продажей незавершенного строительством санатория «Узбекистан», расположенного в Ессентуках. Пикантность ситуации состоит не только в том, что объект продан за смешные 52,4 тыс. рублей. Как сейчас выясняется, хозяина незавершенки – Республику Узбекистан – вообще не поставили в известность, что его имущество пошло с молотка на аукционе. Об этом недавно губернатор края А. Черногорова проинформировал председатель госкомимущества Узбекистана М. Аскаров, сообщивший в письме, что жалобы в порядке надзора отправлены в крайсуд и прокуратуру…

A история конфликта такова. Еще в 1985-м исполком Ессентукского горсовета своим решением отвел Совмину Узбекской ССР четыре гектара земли для строительства санатория на 250 мест. (Подобная практика, кстати, на Кавминводах тогда поощрялась, и многие союзные республики считали делом чести «заиметь» на территории курорта свой оздоровительный комплекс). Разрешение на строительство Узбекистану было выдано не просто так, – а при условии участия в развитии инфраструктуры города. Забегая вперед скажем, что узбеки выполнили свои обязательства не в полном объеме.

Стройка началась в 1990 году. До развала Союза успели возвести каркас комплекса, а затем строительство было приостановлено. В октябре 1992 года большинством бывших братских республик, в т.ч. и Узбекистаном, было подписано Бишкекское Соглашение «О взаимном признании прав и регулировании отношений собственности». Государства договорились, что «…взаимно признают осуществленный в соответствии с их национальным законодательством переход в их собственность имущества, в том числе финансовых ресурсов, предприятий, учреждений, организаций, их структурных единиц и подразделений бывшего союзного подчинения, расположенных на территориях сторон». Далее последовала работа по разграничению собственности (т.е. конкретных объектов). Но, как сообщила корреспонденту «СП» заместитель министра имущественных отношений края И. Карлова, в частности, с Узбекистаном вопрос до сих пор не решен, «нет никаких протоколов». Это, конечно, может повлиять на «разбор полетов» возникшей сегодня конфликтной ситуации, но, по существу, не снимает претензий узбекской стороны.

В 1997 году минздрав этого государства выступил учредителем ООО «Дирекция строящихся объектов в г. Ессентуки», на баланс которого и была передана незавершенка. «Дирекция» уже ничего не строила, а долги по местным налогам росли, достигнув 684,4 тыс. рублей. А затем в мае 2002 г. в соответствии с постановлением налоговой инспекции Ессентуков судебный пристав наложил арест на имущество должника, коим была признана «Дирекция». Это имущество – незавершенный строительством санаторий и его производственная база – реализовали на торгах. Первый, как говорилось выше, продали за 52,4 тыс. рублей, а базу – за 105 тысяч физическому лицу Ф. Галеевой. Не будем рассуждать о величине суммы. Правда, в итоге вышла неувязочка: по законодательству незавершенный строительством объект не может быть предметом права собственности. Более того, в письме на имя нашего губернатора М. Аскаров утверждает, что «Дирекция» была… ликвидирована минздравом Узбекистана еще в 2000 году и, следовательно, не могла являться собственником незавершенки и земельного участка. Вот такие пироги…

Прокуратура, конечно, разберется. А мы лишь отметим, что другой пострадавшей стороной является мэрия Ессентуков, имевшая виды на, казалось бы, бесхозный участок земли – четыре гектара в центральной части города! – которым можно было бы распорядиться с большой пользой для бюджета. И, кстати, председатель комитета по управлению муниципальным имуществом О. Строкань убежден, что на самом деле купля незавершенного строительства была «скрытой формой» борьбы за земельный участок. Ведь по закону земля закрепляется за строящимся объектом. А она нынче на Кавминводах очень высоко котируется…

Трудно сказать, чем теперь сможет губернатор помочь Узбекистану, особенно если учесть, что органы исполнительной власти края не вправе вмешиваться в работу судов, приставов и налоговой инспекции. Впрочем, незавершенка, о которой идет речь, не единственная головная боль краевого правительства: на Кавминводах есть ряд недостроенных объектов, принадлежащих бывшим союзным республикам, – например, санатории «Беларусь» и «Туркмения» в Кисловодске. А есть и вообще «потаенные» строения типа санатория Киевского радиозавода, о которых попросту забыли. Наверное, вспомнят, когда кто-нибудь захочет их «приватизировать».

С предложением решить существующую проблему А. Черногоров обращался еще к бывшему премьеру Е. Примакову, но с тех пор удалось решить вопрос лишь по нескольким объектам, в т.ч. Украины и Грузии. В последнем случае речь о кисловодском винзаводе «Самтрест», который именно из-за неопределенности статуса долгое время не работал. Теперь он признан собственностью России.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО