Наталья Николаевна Дитюк

Заметим, с каким значением мы произносим обычно эту магические слова – "высокие технологии". Только откуда же они берутся? Еще в не столь далекие времена наша школа, оснащенная исключительно тряпкой и мелом, давала стране специалистов, которые и творили эти высокие технологии.

В 1981 году на всех международных конкурсах по естественным наукам советская школа брала первые места. Все решала такая система образования, в которой важнейшая роль принадлежала не только получению знаний, но и воспитанию. Вывод, кажется, ясен. Самый эффективный путь модернизации страны лежит через систему образования. А самые эффективные вложения – вложения в людей, главный капитал России.

Эти дети были необыкновенно привязаны друг к другу – целый класс очень дружных ребят. Такие вещи не исчезают бесследно. Все, о чем они мечтали, во что верили, жизнь обязательно исполнит, понимаете?" Наталья Николаевна Дитюк, классный руководитель класса, вышедшего в прошлом году из стен ставропольского 14-го лицея, говорила так искренне, серьезно, просто, что я невольно догадалась: это и есть ее педагогический стиль – "без маски". Интересно и другое обстоятельство. Наталья Николаевна полагает, что ей везет на прекрасных детей. Дети же, носители интуитивных истин, знают, что это Наталья Николаевна вселяет в них добро, чувство дружбы и олимпийскую любовь к биологии. Действительно, преподаватель биологии Наталья Детюк известна как активный участник школьного олимпийского движения. За последние 10 лет она подготовила целую плеяду школьников для участия в предметной олимпиаде на всех ее этапах – городском, краевом, региональном, российском, международном. Впрочем, это могло бы и не казаться делом чрезвычайным, если б не знать, какой запредельно высокий -университетский – уровень представляет собой содержание этих конкурсов. Трудно даже вообразить, как вообще на базе средней школы можно освоить обширный материал по биохимии, микробиологии, гистологии и т. д., имея все ту же знаменитую оснащенность: мел-тряпка-доска. Тем не менее, ее бывший воспитанник Миша Примайченко – международный призер. Кристина Чегинцева – обладатель российского диплома I степени. Российский призер и Мамед Гусейнов, ныне студент МГУ. И все-таки чудес не бывает.

Школьное олимпийское движение – проверенная временем система. Чтобы на конкурсах побеждать, в них надо участвовать, пройти весь цикл от школы до международного уровня. А это деньги. С этого и начинаются проблемы. Четыре года назад в крае пошли на компромисс. Не можем обеспечить участие девятиклассников, так пусть на краевую олимпиаду едет из района одиннадцатиклассник. Оказалось, что это провальный вариант. Сразу, без предварительного участия, не может стать победителем никто, тем более на Российском этапе. На четыре года край выбыл по сути "из игры", и это – несостоявшиеся открытия одаренных детей. Ведь главная задача конкурсной олимпийской системы – создание интеллектуальной элиты в масштабах страны. Сейчас, правда, ситуация меняется, девятиклассники в наступившем году вновь участвуют в краевых олимпиадах.

Но это одна сторона олимпийской медали. Существует и другая – собственно участие и необходимая подготовка.

В 1982 году в стране начались беспрерывные школьные реформы, и уже к 1995 году российские дети на международных олимпиадах скатились на восьмые-девятые места. А в 1999-ом, по данным экспертизы ЮНЕСКО, проведенной в 65 странах мира, Россия по уровню школьного образования заняла места с 50-го по 55-е...

Если посмотреть на успехи ставропольского педагога в контексте этой ситуации, возникает подозрение, что Наталье Николаевне известны некие тайные методы подготовки школьников к олимпиаде. Понятно, что это большой труд ребят и талант педагога, которому приходится совмещать в себе "все кафедры университета". Но оказалось, однако, что успех дела решает не столько технология обучения предмету, сколько педагогическое мастерство. Или, еще проще, любовь к детям, уважение к личности каждого. Иначе мальчики-девочки просто не смогут осознать самостоятельную ценность знаний.

...В чем-то неуловимом Наталья Николаевна напоминала мне учителей моего школьного детства. Хорошая речь, чувство меры и все тот же ореол справедливости, силы, спокойствия. В своей сути учитель эпохи Сократа мало чем отличается от учителя наших дней. В этом объяснение того, почему школьные учителя запоминаются на всю жизнь. Родители для нас – сущности стихийные, учитель же – первая личность, с которой мы сталкиваемся в жизни. "Нам сегодня сложнее, чем детям. Ребенок воспринимает мир как данность, учитель анализирует, переживает, отвечает...". У Натальи Николаевны счастливый дар говорить без пафоса, из ее слов не уходит суть. "Я учу доброте, насадить это невозможно. Детям мой выбор близок и понятен".

Дом Натальи Николаевны открыт для них в любое время. Они к ней прибегают за сочувствием и советом. "Каждый человек находит себе того учителя, которого он ищет... Бог с ними – дипломами и призами, главное, что мы вместе тянемся вверх и растем". Однажды, во время поездки на региональную олимпиаду, Наталье Николаевне не спалось, она вышла в коридор гостиницы – видит, ее ученик Рома стоит у окна, а глаза светятся "счастьем и фосфором". "Почему не спишь, Рома?" – "Как можно спать, Наталья Николаевна, ведь рядом такие умные люди!"...

Как ни странно, но в спорах и размышлениях о школьной реформе на свои места все ставят дети. Они одновременно и олицетворение, и требование вечных ценностей жизни – взаимопомощи, добра, красоты. Успехи советской школы, продолжавшей традиции русского классического образования, заключались в том, что школа являла собой коллективно-солидарный тип отношений, свойственный и семье, и традиционно всему нашему обществу. Наталья Николаевна это понимает. Сегодня реформам, часто бездумно насаждающим западные стандарты и образцы, сопротивляется не учитель даже, а сама логика жизни. Мне думается, школьная реформа должна вывести на арену и высоко поднять статус трех общественных российских фигур – учителя, офицера, священника. Учитель ребенка учит, офицер – защищает, священник помогает обрести духовное здоровье...

Наталье Николаевне не свойственно чувство уныния. "Дело в том, – говорит она, – что моя работа, как это бывает в хорошей семье, включена в отлаженную систему. В нашем лицее каждый учитель делает все, чтобы сохранить лучшее, чтобы не было хуже. Но никто не чувствует себя ни мучеником, ни героем...".

Светлана СОЛОДСКИХ