генеральный директор Клуба лучших менеджеров России Виктор ЗАСЫПКО.

– Виктор Семенович, вы, моряк-подводник, в 1992-м году вдруг уходите в отставку, начинаете заниматься бизнесом и за короткий срок делаете головокружительную карьеру. Что послужило толчком к такой перемене в судьбе и карьере?

– А кушать было нечего. Защитив диссертацию, я служил на берегу – преподавал в Тихоокеанском высшем военно-морском училище.

У меня в тот момент была семья из четырех человек, приходилось снимать квартиру, да еще и платить алименты. И нам, на семью, по тем временам, оставалось где-то рублей семьдесят. И я написал рапорт об увольнении в запас. К тому времени у меня уже был опыт занятия бизнесом и опыт неплохой – с 30-го апреля по 3-е октября 1991-го года я заработал 155 тысяч рублей – это когда колбаса стоила 2 рубля 20 копеек... В 96-м году я продал свой бизнес во Владивостоке, переехал в Москву и стал заниматься исключительно фондовым рынком, создал свою инвестиционную компанию.

– А как родилась идея создания общественного фонда "Лучшие менеджеры новой эпохи"?

– Я все время удивлялся, наблюдая по телевизору за церемонией награждения "Оскаром" – почему артисты, киношники, телевизионщики имеют свои общественные премии, а менеджеры – нет? И возникла идея – учредить премию, которой бы награждались лучшие российские управленцы. Ведь кризис в России не столько социально-экономический, сколько управленческий. Если менеджер талантлив, если он грамотно управляет предприятием, регионом, государством, то предприятие, регион, страна в целом развиваются успешно. А если руководитель слабый – он валит дело, и какие бы условия ему ни создавали, он будет управлять бездарно. Профессиональные менеджеры являются главной движущей силой прогрессивных преобразований, поскольку менеджмент присутствует практически во всех сферах жизни государства.

– Премии и ордена вашего фонда носят имя Петра Великого потому что он был неординарной личностью или потому что петровские времена ассоциируются с расцветом России?

– На мой взгляд, Петр был наиболее эффективным менеджером в истории российского государства – согласитесь, приставка "Великий" просто так не дается – та же Екатерина Великая опиралась на результаты петровских реформ. Когда он пришел к власти, в России было 10 мануфактур, после него их осталось свыше 10 тысяч – промышленность сделала мощный рывок вперед и Россия встала в ряд с наиболее развитыми странами Европы. Поэтому было решено назвать национальную общественную премию именем Петра Великого.

– Каков механизм присуждения премии?

– Премия называется национальной, потому что присуждает ее российская общественная комиссия, в которую входит около сорока человек: сенаторы, губернаторы, промышленники и предприниматели, представители общественных организаций и средств массовой информации -это как бы срез гражданского общества. А фонд просто "подносит снаряды" – организует церемонию награждения, проводит комплекс социологических и экономических исследований, ищет источники финансирования. В России сейчас накоплен уникальнейший опыт менеджмента в кризисных условиях – сначала отдельные предприятия, отрасли, субъекты Федерации вопреки ситуации в стране начали развиваться, а не только удерживаться на плаву. И одним из наших критериев оценки руководителя является динамика развития его предприятия: социально-экономическое, культурное развитие, подготовка кадров. Один человек может прийти на благополучное предприятие, в благополучный регион и пожинать плоды деятельности своего предшественника, а другой приходит туда, где царит полный развал, и начинает выводить все из кризиса.

Конкретный пример – Махачкала, которая получила орден Петра Великого, и мэр города Амиров, который стал лауреатом премии. За что? Ведь есть города и получше, чем Махачкала, но динамика развития здесь просто замечательная! Амиров не случайно пять лет подряд признается в Дагестане человеком года – по количеству покушений на него Амиров попал в Книгу рекордов Гиннесса! Он передвигается в инвалидной коляске, но железной рукой руководит городом. У нас есть Клуб лучших менеджеров России, который создан соискателями и лауреатами национальной премии Петра Великого в 1999 году. В числе его членов 34 руководителя субъектов Федерации, губернаторы, известные промышленники и предприниматели – такие, как Рашников – Магнитогорский металлургический комбинат, Моисеев – "Ижсталь", президент республики Саха (Якутия), руководители СМИ – главный редактор "Комсомольской правды", главный редактор "Труда" и, кстати, главный редактор "Ставропольской правды". Это союз капитала, власти, средств массовой информации, ученых – у нас в клубе семь действительных членов Российской академии наук. Это такие известные люди, как Леонид Абалкин, Абел Аганбегян. Клуб определяет философию всего движения управленцев России.

– Награды вашего фонда – это альтернатива государственным наградам, их логическое дополнение или нечто иное?

– Человек устроен таким образом, что ему необходимо публичное "спасибо" за его труд – и не только от государства, но и от гражданского общества. У нас до сих пор существует инерция мышления: государственные награды считаются значимыми, а награды общественные – как бы второго сорта. Но на самом деле понятие гражданского общества гораздо значительнее, весомее, чем понятие государства. Государство входит в гражданское общество и когда мы ведем речь о системе стимулирования деятельности, в данном случае – управленцев России, то общественная система должна котироваться на порядок выше, чем государственная, в которой к тому же бюрократии – выше крыши...

– Виктор Семенович, в декабре минувшего года Ставропольский край получил орден Петра Великого – за позитивные изменения в социально-экономическом развитии последних лет. Какие основные критерии учитывались при принятии этого решения?

– Ваш край – замечательный, он имеет огромный потенциал. Первое – это житница. Вы кормите всю страну, собираете рекордные урожаи, отправляете зерно на экспорт – сколько лет уже этого не было! Наоборот, завозили... Второе – это здравницы. Я первый раз отдыхаю в санатории на Кавминводах, и то, чем я здесь дышу, то, что я здесь пью – это уникальнейшие вещи! Мало таких курортов в мире. Я думаю, что Баден-Баден или Карловы Вары по своим лечебным свойствам уступают Кавминводам. И возможности для инвестиций здесь просто огромные! Я вам скажу, что по этим двум позициям – по сбору зерна и по развитию здравоохранения – край на сегодняшний день – лучший в России. У вас один недостаток – Ставропольский край, имея реальные результаты и колоссальные потенциальные возможности, не обладает определенным уровнем авторитета внутри страны и на международной арене, который он мог бы иметь.

– Ставропольский край и конкретно Кавминводы, в последние годы столкнулись с информационной блокадой, даже травлей со стороны центральных СМИ. О том, что у нас хорошо, – ни слова, зато, если у нас что-нибудь случается – это раздувается до предела. Про теракты, про наводнение знает вся страна, зато про рекордный урожай, про уникальность курорта что-то никто особо не распространяется. А у нас здесь уровень безопасности не ниже, чем в Москве, и на Кавминводах можно прекрасно отдохнуть и поправить свое здоровье – только это поперек горла тем, кто живет с "раскрутки" в России зарубежных курортов типа Антальи...

– Ерунда все это! Никто вам блокаду не устраивает. Да, есть элементы информационной экспансии. Где-то кто-то что-то сказал, какая-то наша фирма на турок работает, потому что она оттуда денег больше получает, чем от вас. Но дело в том, что у вас нет системы, целенаправленности в работе по созданию имиджа края. Нет лобби, которые бы отстаивало интересы Ставрополья в центральных СМИ, в правительстве России, у президента – причем отстаивало агрессивно. У края везде должны быть свои люди. Клуб лучших менеджеров России, который, кстати, с 1 января называется Международным клубои менеджеров имени Петра Великого, – лоббистская организация. Я вспоминаю такой случай – президент некоей страховой компании на заседании клуба подошел к одному из министров и говорит: "Как же так, я к вам на прием не могу вторую неделю попасть? Мы, говорит, члены клуба или кто?". Министр страшно покраснел и сказал, что разберется со своим аппаратом и что люди со значком клуба теперь будут приниматься вне очереди и немедленно.

– Хорошее практическое применение членства в клубе...

– Лобби, лобби, и не надо бояться этого слова! Надо лоббировать, надо отстаивать свои интересы где только можно! На мой взгляд, нужна презентация Ставрополья в Европе. Губернатор Архангельской области Ефремов мне рассказывал, что после того, как он сделал презентацию области в Брюсселе, ему пришлось вдвое увеличить международный департамент, потому что пошли инвесторы, которые начали живо интересоваться, куда можно вложить деньги. Понимаете? В этом смысле краю нужно поработать. Черногорова знают в стране как губернатора, как талантливого управленца, но необходимо, чтобы имидж губернатора соответствовал имиджу края, чтобы они дополняли друг друга. Работа в крае, конечно, проводится, но мне кажется, что она недостаточна. Нужна какая-то новая стратегия , свежие решения.

– То есть награду края можно воспринимать как своего рода карт-бланш для того, чтобы развивать и продвигать имидж Ставрополья?

– А кто в крае знает, что Ставрополье получило орден Петра Великого? Те несколько человек, которые приезжали его получать, и еще несколько тысяч, которые узнали об этом из телепередач и газет? Я приведу такой пример: недавно в Железноводске я попал на рождественский концерт, перед началом которого выступил его мэр. Он говорил об успехах города, но об ордене, который получил край, не было сказано ни слова. Но если Железноводск – один из лучших курортных городов Ставрополья, он тоже внес свою лепту в получение награды! И об этом нужно говорить, людям нужно сказать за это спасибо!

– Виктор Семенович, за наградами вашего фонда не стоит никакой материальной составляющей, и тем не менее всего за несколько лет – с момента образования фонда в 1999 году – премия и орден Петра Великого стали самыми престижными российскими наградами. Это связано с уровнем общественного признания, который стоит за ними, или эти награды все же дают определенную практическую отдачу?

– У этих наград есть и экономическая, и политическая составляющие. Приведу такой пример: генеральный директор "Иркутск-энерго" – лауреат премии Петра Великого избирался и стал председателем законодательного собрания Иркутской области. И он рассказывал, что на выборах конкуренция была ужасная, выборные технологии – чернее некуда. И единственное, что не смогли перебить конкуренты – это то, что он лучший управленец России, лучший профессионал. Понимаете, машине все равно, какого цвета партийный билет будет в кармане у водителя – важно, чтобы он грамотно ею управлял. Это политический аспект. А вот экономический: ныне покойный директор московского завода "Водоприбор" Леонид Коган – один из первых наших лауреатов – поехал на переговоры в Бельгию обсуждать контракт. Как только там узнали, что он лауреат национальной премии Петра Великого, его тут же принял президент компании, и контракт был подписан – в мировом сообществе знаки общественного отличия очень ценятся.

– Немного поподробнее – за что вручается премия Петра Великого, за что – орден, за что – премия "Золотой штурвал"?

– Орден Петра Великого вручается за выдающиеся личные заслуги и достижения, способствующие славе, величию и процветанию России. Национальной премией Петра Великого награждаются за выдающийся личный вклад в развитие теории и практики управления. Международная премия Петра Великого присуждается за значительный личный вклад в развитие сотрудничества с Россией. Премия "Золотой штурвал" присуждается лучшим управленцам мира. За 2,5 года существования этой премии названо 18 лауреатов. В дальнейшем мы хотим использовать нобелевскую традицию – чтобы перед награждением лауреаты выступали с докладом, делились опытом. И только потом, на следующий день – праздник, награждение, общение "без галстуков".

– Насчет общения "без галстуков" – в 2001 году вы возродили Петровские ассамблеи, которые в России не проводились уже 300 лет. И здесь не только вручаются премии, но политики, бизнесмены, ученые, государственные деятели общаются между собой в атмосфере праздника и взаимопонимания – так ли все складывается, как вы изначально задумывали?

– Пока не в полной мере. Мы приглашаем на Ассамблеи иностранных послов, гостей высокого уровня – у нас были и представители ООН, и делегации Совета Европы. И в то же время я участников Ассамблеи никак не могу переодеть в смокинги! Когда смотришь на солидные церемонии вроде "Оскара" – все в смокингах, все красивые, дамы в вечерних платьях, люди друг друга по-иному воспринимают! А мне иногда отвечают – ну я же на официанта буду похож! Хотя смокинг – это тот же пиджак, только с блестящими лацканами.

– Говорят, политика делается в кулуарах. Ваши Ассамблеи, в которых участвуют многие известные деятели, могут реально влиять на течение внутренних и внешних политических процессов?

– Лоббистский потенциал Ассамблей чрезвычайно высок. Я могу привести такой пример: одним из лауреатов Международной премии Петра Великого стал генеральный секретарь Совета Европы Вальтер Швиммер. Он с делегацией Совета Европы, по приглашению нашего фонда и Клуба, приехал в Россию. Делегация участвовала в Ассамблее, Швиммер выступил с докладом, полемизировал с Жириновским на конгрессе лучших менеджеров, встретился с Мироновым, Селезневым, Ивановым. И везде дал высочайшую оценку деятельности фонда как общественной организации, которая развивает отношения между гражданским обществом России и гражданским обществом Европы. В его докладе ни слова не было о Чечне, хотя для Совета Европы – это больная тема. Сейчас у нас развиваются несколько совместных успешных проектов. Один из них – телевизионный. Совет Европы готов участвовать в создании российских фильмов, способствующих формированию позитивного имиджа России в европейском сообществе.

– То есть появилась реальная возможность слегка "вставить мозги" лорду Джадду...

– Абсолютно верно. Швиммер как личность чрезвычайно авторитетен в Совете Европы. Собственно говоря, благодаря ему Россия в 1996 году и вошла в Европейский Совет.

В принципе любая общественная организация России, и региональная в том числе, способна влиять на внутреннюю и внешнюю политику. Почему все обязательно должно происходить на федеральном уровне? То же Ставрополье, это государство в государстве, которое по территории больше, чем несколько европейских государств. Здесь есть общественные организации, которые по своей линии могут развивать контакты с любыми землями – с тем же Советом Европы. Важно, чтобы были какие-то программы, инициативы. Я знаю одно – повышение имиджа оборачивается инвестициями, и в этом процессе должны быть задействована не только администрация края или органы местного самоуправления, но и предприятия, руководители. Система должна быть глобальной – нужно вкладывать средства в нематериальные активы края.

– И последний вопрос. Весной Кавминводы будут отмечать свое 200-летие, и этот юбилей региона будет широко праздноваться – главные торжества совпадут с традиционным Днем края. Планирует ли ваш фонд каким-либо образом принимать в этом участие ?

– Мы хотим повторить вручение ордена Петра Великого в ходе празднования 200- летия Кавминвод, чтобы как можно больше людей это увидело. Чтобы губернатор и правительство объяснили, что это за награда, сказали людям спасибо.

Все жители Ставрополья должны знать о награде и гордиться этим – в России всего четыре субъекта Федерации имеют такие ордена. И это – совокупный вклад всех жителей края.

Елена КОЛОНТАЕВСКАЯ