Десятилетие назад в российский календарь вернулось Рождество. Попытка "выпрямить" историю, вернуть вековечные традиции народу? Но оказалось, что вместо одного вернулись сразу "три Рождества", и в неожиданности этого счета – вполне ожидаемая реальность бытия. Не случись с нами "такого" ХХ столетия, будь все по-другому, мы были бы теперь иными. Но жизнь распорядилась по-своему, и великий христианский праздник Россия встречает в трех разных ипостасях. Каких?

Для одних, и может быть, их большинство, Рождество – скорее мирской праздник. Все знают, что "Кто-то родился", и только. Не каждый помнит и о том, что Рождеству предшествует строгий пост. Уже не вполне атеисты, но и далеко не верующие, эти люди объединены праздником вообще. Так же, как в день 7 ноября, едва ли думая о крейсере "Аврора" и революционных матросах, мы садились к столу, поздравляли друг друга, выпивали, закусывали. Ныне к хорошо знакомому ритуалу добавились свечки, суета с сувенирами, да еще какие-нибудь отчаянно веселые ряженые. Однако не будем иронизировать. Это Рождество как оно есть, и мы такие, какие есть. Слава Богу, что в этот день у нас добреют сердца...

"Второе" Рождество встречают люди воцерковленные, православные христиане. Для них главное событие дня – храмовое богослужение в ночь на Рождество, и это – "правильный" праздник, ибо совершается по правилам православия. Впрочем, таинство – за пределами журналистики. Богослужение (овеществленная молитва) не для описания, а для участия. Одно можно сказать наверняка – народу в этот день собирается столько, что не всем удается сразу войти в храм...

И, наконец, в связи с "третьим" Рождеством речь может идти о людях еще не воцерковленных, но уже верующих. Одного из них, моего давнего знакомого А. Н., я спросила: "Что же побудило Вас заинтересоваться православием?". Ответ был краток: "Падение русского языка". Нельзя забывать, пояснил он, даже что русская литература по сути началась с богослужений. Молились и писали на одном и том же языке. Русский язык, если на нем не говорят серьезно и о серьезном, теряет свой Божий дух... Когда А. Н. это понял, то взялся спасать себя чтением святоотеческой литературы: Григория Паломы, Исаака Сирина, Иоанна Лествичника...

Люди этого – третьего – круга молятся, в меру постятся, и от себя прежних их отличает духовная сосредоточенность. Что для них праздник Рождества? А. Н. ответил искренне и серьезно: "Праздник рождения Слова. Света. Начало духовной жизни человечества". При этом, сожалеет он, глубокое переживание Рождества омрачается изрядной суетой соотечественников. О том же, кстати, еще в середине поза-прошлого века, страдали святители Игнатий Брянчанинов, бывший в 1857-1861 годах ставропольским епископом, и Феофан Затворник, оба впоследствии канонизированные православной церковью. "Начнутся теперь увеселения пустые, буйные", – писал Феофан Затворник в "Созерцании и размышлении". И далее: "Нас увлекает просвященная Европа... Там впервые восстановлены мерзости языческие. Оттуда уже перешли они и переходят к нам. Но припомним 12-й год: зачем это приходили к нам французы? Бог послал их истреблять то зло, которое мы у них же и переняли...".

Собственно, эту мысль продолжил и мой знакомый А. Н. "На Западе, – сказал он, – главным героем Рождества стал Санта Клаус. Люди толпами бегут не в Храм, а в супермаркет. В этом опасная проблема культуры: у нас все может превратиться в пьянку, "в загул", у них – в торговлю, "в разгул" потребительства...".

Несмотря на все сказанное, истинно народный праздник все-таки возвращается в Россию. Станет ли он тем, чем должен? Это зависит от того, кем действительно захотим стать мы. Сможем ли проникнуться, постичь глубокий потаенный смысл Рождества? Между тем России истинно повезло: Рождество приходится на зиму – мороз, печаль, ледяные поля, безмолвные леса. И вот именно в это время мы празднуем нарождение Спасителя – пробуждение надежды. И это так для нас символично. Европе такое осознать трудно. У них снежок – украшение, декорация. У нас холод и снег – судьба. В сущности, в праздновании Рождества отражена современная проблема России. В условиях такой жестокой истории – географии Россия может существовать только при наличии нравственности. В этом смысл ее новой христианизации. Которая – состоится ли? Сегодня Рождество предваряет Новый год – праздник всеми любимый, но не заменивший нам Рождество. Что стоит за Новым годом? Телевизор, застолье, елка, подарки. За Рождеством – жизнь прошлая, будущая, бессмертная...

Светлана СОЛОДСКИХ