– Вот, папа, привез из Ставрополя... Заглянувший на минутку к родителям врач-терапевт Валерий Викторович протягивает две толстенные книги "История Ставрополья". Эти авторские экземпляры подоспели вовремя: аккурат к 75-летию самого известного минераловодского краеведа, члена Союза журналистов России, почетного железнодорожника, председателя совета ветеранов Минераловодского отделения СК ЖД и просто удивительно многогранного, искрящегося талантами человека – Виктора Борисовича Гриценко.

Как? Внук попа – и в коммунисты? Вы что, товарищи? Мы же этим дискредитируем партию, – возмутился первый секретарь, и бюро горкома КПСС города Серова Свердловской области единодушно отклонило кандидатуру замсекретаря комсомольской организации железнодорожного узла Надеждинск – Сортировочная В. Гриценко.

Более полувека отделяет от того злосчастного заседания бюро, но и сегодня на глазах Виктора Борисовича влажная пелена, и сегодня кровит отчаянное: "За что?!"

Да, он действительно из рода сельских интеллигентов. Дедушка по отцу – Евгений Павлович – служил священником в селе Обильном Георгиевского района. Его фотография в изящной рамочке висит в квартире Гриценко: четкий профиль, ясный пытливый взор. Никто о нем слова плохого никогда не сказал. Да и семьянин образцовый: пятерых детей вырастил, воспитал, дал образование.

Дедушка по матери – Семен Дорофеевич – владел в том же селе мельницей, виноградником. Но самой большой ценностью была прекрасная библиотека. По наследству она перешла к матери Виктора Борисовича. Как перешла к ней и склонность дореволюционных интеллигентов в семейном кругу читать книги вслух, с выражением. Слезы сострадания, радости, умиления, что наворачивались на глаза маленького Вити во время этих читок, и заложили основы той душевной чуткости, отзывчивости, того неисчерпаемого запаса творческих сил, что по сей день поражает в В. Гриценко. А еще навечно запечатлелось в душе лицедейство в сельском клубе, где его дяди, страстные любители театра, ставили пьесы Островского, Горького. Да и в школе без Вити Гриценко не обходился ни один вечер: он и ведущий, он и чтец.

А между тем семье жилось ох как непросто. Отцу – бухгалтеру по специальности – всюду кололи в глаза его поповским происхождением. Кое-как удалось устроиться на грошовую зарплату счетоводом на кирпичном заводе в Георгиевске. Мама вовсе была без работы. Перебивались с хлеба на воду. Лишь когда Бориса Евгеньевича приняли-таки бухгалтером в местный колхоз, чуть-чуть полегчало. Но тут – война...

Отец сразу ушел на фронт. Осенью 1942 года, во время оккупации умерла мама. В феврале 43-го с освободившими Ставрополье советскими войсками отправился бить фрицев старший брат Петр. И остался 15-летний Виктор с двумя малолетними сестрами. Спасибо, родственники в Горячеводске приютили. Но все-таки лиха хлебнули сполна.

Отгремел салют Победы. Отец, живой и невредимый, вернулся домой. И Виктор решил осуществить свое горячее желание – учиться. Вместе с другом поступил в эвакуированный в Ставрополь Тихорецкий техникум железнодорожного транспорта.

Голодуха лютая. Из дома помощи ждать не приходится – сами бедствуют. Иной раз, поголодав дня три, будущие железнодорожники шли за город, собирали оставшуюся в поле мерзлую морковку. Напузыривались ею так, что потом несколько дней животы сводило. Но ничего – жили весело, учились с удовольствием. Витя Гриценко – круглый отличник, комсомольский активист, заводила во всех делах. Остаться после выпуска на родном Ставрополье было проще простого. Но он кинул клич – на Дальний Восток или Север! И вместе с молодой женой Ниной и еще одной семейной парой отправился на Урал.

Приехали в августе налегке. Нина – в босоножках. В сентябре прикупили к ним резиновые калоши. В этой обувке и проходила жена первую лютую уральскую зиму. Но она хоть в аптеке работала. А Виктор вскоре из ремонтников попал в помощники машиниста. Паровоз – это вам не современный тепловоз или электровоз. Все открыто, встречным ветром продирает до костей. На минуту припадешь к топке, отогреешь душу, и снова за лопату. За одну поездку помощнику машиниста приходилось до 18 тонн угля перекидать в чрево паровоза. Абсолютно здоровый – и тот выдохнется. А Виктору, еще когда учился в техникуме, удалили почку. Застудишь вторую – и кранты. Но он не просил послабления. Вот только когда домой приходил, падал на койку и спал как убитый до следующей поездки.

Лишь через два года добросовестного грамотного парня перевели в инженеры по теплотехнике. Появилась возможность заниматься общественной работой – душа требовала общения, кипучей деятельности. И вот с блестящими характеристиками с работы и от комсомольской организации В. Гриценко пришел на заседание бюро горкома партии...

Это присуще интеллигентному человеку – избегать крайностей. Не славословить до хрипоты, но и не злобствовать без меры. Да, в Серове с ним поступили несправедливо. Но ведь когда спустя семь лет, уже работая в локомотивном депо Минеральных Вод, В. Гриценко вновь подал заявление в партию и на заседании бюро горкома партии вновь возник вопрос о его происхождении, первый секретарь горкома Лепихин, наоборот, пресек все разговоры:

– Это же замечательно, что внук священника смог подняться над заблуждениями деда и стать убежденным коммунистом.

Действительно, бурная пионерско-комсомольская юность отдалила Виктора от религии. Но воинствующим атеистом-погромщиком он никогда не был. И сегодня, в весьма зрелом возрасте, Виктор Борисович по-доброму относится к верующим, уважает их взгляды, хотя и не разделяет их.

А вот с партией сложнее. Среди вечно пикетирующих у памятника Ленину пенсионеров-коммунистов есть старые знакомые Гриценко. Поначалу они зазывали его к себе, но, получив отказ, приклеили ярлык – перевертыш. У Виктора Борисовича на сей счет иное мнение. В 1960-м, вступая в партию, он свято верил в идеалы коммунизма. С 1968-го, когда В. Гриценко на целых 12 лет возглавил крупнейшую в городе и районе партийную организацию Минераловодского отделения дороги, слухи об отдельных злоупотреблениях партийных боссов до него доходили. Но он к ним относился именно как к отдельным злоупотреблениям. Во всяком случае, ни сам, ни тогдашний первый секретарь горкома партии Ю. Муравьев, с которым Виктора Борисовича связывали не только служебные, но и дружеские отношения, ничего подобного себе не позволяли. Но сейчас, спустя два десятилетия, когда открылась вся глубина, весь масштаб разложения партийной номенклатуры, не понимать, что система себя изжила, что мир изменился... Нет, Виктор Борисович не осуждает пикетчиков. Просто жаль, что они тратят столько сил и времени на абсолютно бесплодные потуги.

Для себя же Гриценко давно уяснил: главное – как работаешь, а не где. Вот и в должности начальника отдела кадров 30-тысячного коллектива отделения дороги В. Гриценко преуспел. Именно он разглядел организаторские способности, дал "путевку в жизнь" многим нынешним руководителям подразделений железной дороги. Например, директор Минераловодского филиала Ростовского университета путей сообщения В. Ляшенко неизменно именует Виктора Борисовича своим "крестным": в тяжелой жизненной ситуации тот помог молодому железнодорожнику вновь обрести веру в себя, найти дело по душе.

За 12 лет работы В. Гриценко на этом посту трудовая дисциплина заметно окрепла, а производственные показатели неуклонно росли. А ведь, как справедливо говорят, все решают кадры... И вот уже правительство СССР награждает В. Гриценко орденом "Знак Почета", а министр путей сообщения присваивает ему звание "Почетный железнодорожник".

1980 года и вплоть до пенсии В. Гриценко – председатель профсоюзного комитета отделения дороги. Сколько же добрых дел ему удалось сделать за это время! Дневал и ночевал на стройплощадках, где возводили дома, общежития для железнодорожников, детские сады для их детей. Настоял, чтобы на стадионе "Локомотив" построили профилакторий для работников отделения дороги. По инициативе В. Гриценко реконструировали пионерский лагерь "Бештау". Не счесть ценных подарков и грамот, которыми награждали председателя рай-профсожа. И вот в 1988 году проводы на пенсию со всеми мыслимыми почестями.

Ну чем не образцово-показательный итог славной трудовой биографии!.. А теперь представьте, как я опешил, когда однажды услышал от Виктора Борисовича: мол, спасибо железной дороге, но все-таки моим истинным призванием в жизни должна была стать журналистика.

Первыми, еще неосознанными опытами в журналистике стали... письма 20-летнего Виктора к своей невесте. Почему-то ему доставляло удовольствие рассказывать любимой о людях, с которыми встречался, описывать их внешность, приводить диалоги, пытаться передать словом красоты природы. В 1957 году рискнул отправить в газету "Магистраль нефти" Орджоникидзевского отделения железной дороги рассказ "Совесть" и... получил первую премию. Затем были многочисленные публикации в районной газете, с отличием оконченный Всесоюзный заочный двухгодичный лекторий при Центральном Доме журналиста в Москве. И снова уже куда более профессиональные выступления в местной, региональной и ведомственной газетах. Настоящий шок у читателей вызвала гневная статья Виктора Борисовича "Души, Гурам, души!" по поводу проводившихся на стадионе "Локомотив" собачьих боев. Вскоре после публикации эти кровавые "развлечения" в Минеральных Водах были запрещены. Так что удостоверение члена Союза журналистов России В. Гриценко получил отнюдь не за красивые глаза.

Мы с Ниной Филипповной рассматриваем чудные портреты снежного барса, пумы, обычного домашнего кота, которые она, фармацевт по профессии, но художник в душе, написала своими руками. И тут вдруг из соседней комнаты доносятся звуки пианино, и теплый баритон начинает напевать удивительно мелодичную песню о Минеральных Водах. Слова, музыка и исполнение – В. Гриценко.

Когда в 1953 году молодые супруги возвращались с Урала в наш безлесный Ставропольский край, родные рассчитывали, что те привезут лес на стройку. И каково же было разочарование, когда пришел лишь один небольшой контейнер, а в нем книги и... аккордеон.

– Всю жизнь мечтал как следует научиться играть на каком-нибудь инструменте, но не удалось, – сожалеет Виктор Борисович.

Впрочем, однажды, уже будучи на пенсии, он заглянул в класс фортепиано Дворца культуры железнодорожников. Попытался было отбивать целые, четвертные, восьмые, зубрить нотную грамоту. Но когда преподаватель убедилась, что ветеран схватывает на слух то, что ребятишки разучивают по нотам, она посоветовала не мучаться, а музицировать так, как просит душа. Надо будет – специалисты запишут ноты. Вот и песню о Минеральных Водах Виктор Борисович сочинил на слух, а в местной музыкальной школе ее перевели на нотный язык.

Увлечения увлечениями, но и с отделением дороги Гриценко связь не теряет. В этом году его единодушно избрали председателем совета ветеранов. То есть более 10 тысяч бывших железнодорожников доверили Виктору Борисовичу отстаивать их интересы. За помощью приезжают даже из Чечни. А что творилось после наводнения! В том, что отделение дороги, как ни одна другая организация, помогло своим пострадавшим работникам, бывшим и нынешним, немалая заслуга лично председателя совета ветеранов.

Вот уже 12 лет В. Гриценко возглавляет совет музея истории Минераловодского отделения дороги. Поначалу было лишь намерение сохранить оставшийся фактически бесхозным музей. Но очень скоро Виктор Борисович вошел во вкус, увлекся сбором документов, фотографий, свидетельств очевидцев. В частности, внес большой вклад в воссоздание истории жизни и деятельности замечательного русского инженера И. Иноземцева. Вот запись от 13 ноября 1999 года в книге отзывов музея:

"Глубоко признателен основателям музея, работникам отделения железной дороги и нынешнему руководителю музея Виктору Борисовичу Гриценко за сохранение уникальных документов о жизни и деятельности моего прадеда, инженера И.Д. Иноземцева. Здесь я впервые увидел фотографию моего деда, тоже инженера И.И. Иноземцева, репрессированного и погибшего задолго до моего рождения. Здесь находится предмет, которым я пользовался в раннем детстве, – крышка от чернильницы, подаренной прадеду в 1890 году...

С уважением В.И. Иноземцев, ведущий научный сотрудник Объединенного института ядерных исследований.

г. Дубна Московской области".

А теперь давайте вспомним о журналистском призвании В. Гриценко и совместим его с богатейшим материалом, накопленным в музее. И что получим? Конечно же, книги, где в очерковой манере Виктор Борисович рассказывает о вековой истории железнодорожной ветки Минеральные Воды – Кисловодск ("Дорога на курорты"), о городе Минеральные Воды и всех селах, поселках, хуторах района ("История земли Минераловодской"), о заслуженных работниках Минераловодского отделения дороги ("Чтобы знали, чтобы помнили..."). И вот в фундаментальной "Истории Ставрополья" В. Гриценко в соавторстве с доцентом Ставропольского госуниверситета Т. Беликовой пишет раздел, посвященный истории города Минеральные Воды и Минераловодского района...

*******

Недавно начальник Минераловодского отделения СКЖД Д. Можаров и председатель райпрофсожа А. Стабровский направили в Минераловодский Совет представление. В нем, в частности, говорится:

"Руководство и райпрофсож Минераловодского отделения Северо-Кавказской железной дороги ходатайствуют о присвоении Гриценко В.Б. звания "Почетный гражданин города Минеральные Воды".

Фото автора.

Николай БЛИЗНЮК

Минераловодский летописец / Газета «Ставропольская правда» / 15 декабря 2002 г.