Как уже сообщала наша газета, на заседании коллегии министерства экономического развития и торговли Ставропольского края рассматривался важный вопрос – "О соблюдении государственными заказчиками Ставропольского края законодательства по проведению конкурсов на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд Ставропольского края". С информацией по этому поводу выступил председатель комитета по ценам СК Г. Колягин.

Напомним, что ежегодно бюджет края выделяет на закупку необходимых товаров, выполнение работ и услуг для госнужд 1, 3 млрд. рублей, причем в эту немалую сумму не входят средства дорожного фонда и внебюджетных фондов. Но лишь треть закупок проходит, как и определено законодательством, через тендеры и конкурсы, что принесло экономию в 25 млн. рублей. Их мы вроде должны вписать в актив, а что в пассиве? Что, как говаривал незабвенный Райкин, на ум пошло?

А пошли туда выводы, которые прямо и недвусмысленно вытекают из вышеназванного доклада Г. Колягина – наши с вами тяжело зарабатываемые деньги, которые, пройдя через систему налогообложения, превращаются будто бы в государственные, тратятся госчиновниками так, будто они их собственные: кому хочу – тому и дам, на что хочу – на то потрачу. Выходит, что законы пишутся не для граждан чиновной категории – они их могут нарушать (что и делают с большим вкусом) совершенно безнаказанно.

Сегодня на Ставрополье насчитывается почти 2,5 тысячи получателей средств краевого бюджета. Из них комитет сумел проверить 54 юридических лица – ряд министерств и ведомств, бюджетных организаций и госпредприятий, госадминистраций... Подчеркнем – за срок чуть более года с того времени, как ему был вменен губернатором контроль за этой сферой. Но и этого небольшого процента "охвата" с лихвой хватило, чтобы констатировать масштабы беды или масштабы коррупционных возможностей – как говорится, кому как больше нравится.

Итак, в докладе говорится следующее, цитирую: "...В 2001 году государственными заказчиками – держателями средств краевого бюджета – проведено 2314 торгов с суммой закупок свыше 850 млн. руб. Из всего количества торгов только в 245 случаях были проведены открытые конкурсы. Некоторые даже отчитались о проведении 38 закрытых конкурсов, хотя в крае оснований для их проведения не было. Без проведения конкурсов, фактически из единственного источника, оформлен 2031 договор. За 9 месяцев этого года держателями средств краевого бюджета проведено 1950 закупок, заключено 1972 контракта (договора) на общую сумму 434 млн. рублей. При этом более 93 процентов из них заключены без проведения конкурсного отбора". Требуются ли комментарии? Думается, что нет.

Обратим внимание читателей, каждый из которых налогоплательщик, вот на что. Краевым законом "О поставках продукции для государственных нужд Ставропольского края" определены государственные заказчики. Это в первую очередь прямые получатели бюджетных средств: министерства, комитеты и управления, а также, как правило, крупные краевые бюджетные учреждения, на которые и возложена организация проведения закупок. Но они, говорится в докладе Г. Колягина, "...зачастую не утруждают себя этой заботой, а передают бюджетные средства низовым учреждениям". Позиция очень удобна тем, что при этом не найдешь ответственных, суммы дробятся, "размазываются", вместе с ними дробятся и объемы закупок – каждое "передаточное" учреждение выбирает себе поставщика и цены, отнюдь не заботясь (даже для "прикрытия") о том, чтобы они были близки к среднерыночным. Примеров тому в докладе была приведена масса. Они убедили лишь в одном. В том, например, что наше здравоохранение могло быть намного лучше, если бы с умом тратило средства, которые ему отпускаются на лекарства, на оборудование и т. д. Во всяком случае, нам реже пришлось бы идти в больницы со своими простынями, бинтами и прочим.

Вот смотрите: за последние два года основным поставщиком медикаментов и продукции медицинского назначения для детской клинической больницы было ГП "Ставропольфармация". Их было поставлено на 8,1 млн. рублей. "Закупки производились без проведения конкурса, со слов главного бухгалтера, по устной рекомендации министерства, так как "Ставропольфармация" якобы является уполномоченным оптовым складом. Кто уполномочивал и какие права давал уполномоченному? Ни краевым, ни федеральным законодательством при размещении заказов не предусмотрено предоставление преимуществ каким-либо организациям, в том числе и так называемым уполномоченным. Это было бы прямым нарушением антимонопольного законодательства", – говорится в докладе.

Или вот такой "приятный" момент для диабетиков. "Вместо проведения одного-двух конкурсов по отбору поставщиков по краевой программе "Сахарный диабет" с годовым объемом выделенных на 2002 год 43 млн. рублей и разбивкой поставки противодиабетических средств по нужным срокам проводятся более десятка мелких конкурсов на 2-3 млн. руб., т. е. практически ежемесячно. Эффективность их, безусловно, снижается, но, главное, могут возникнуть критические ситуации. Один из последних конкурсов, к примеру, не собрал нужного числа членов конкурсной комиссии. Подводить его итоги комиссия, не имеющая кворума, не имеет права. Но решение, которое нельзя признать законным, все же принимается. Так возникла возможность срыва поставок противодиабетических средств больным в связи с их незначительными запасами". Это еще одна цитата из доклада.

Порадеть родному человечку. Такая исконно русская (и не только) черта злостно переходит в экономические отношения, вызывая теперь сомнения в "родственном" бескорыстии. Странно, например, проводит конкурсы ГУП "Ставропольагроуниверсал". Так, в прошлом году это учреждение провело конкурс по закупке семян яровых культур. "При рассмотрении заявок претендентов заявка ОАО "Русь" Новоалександровского района на участие в конкурсе комиссией отклоняется в связи с тем, что документы поданы позже установленного срока (конечным было 15 сентября 2001 г.). Но при этом сельхозкооператив "Луч" Благодарненского района, подавший заявку на участие 19 сентября, т.е. также позже указанного срока, не только допускается к конкурсу, но и признается одним из его победителей...". Примеры неправомерного отклонения заявок, создания для конкурсантов неприемлемых условий, других уловок многочисленны. Приемы в полной мере используются для того, чтобы, как уже сказано, порадеть кому надо. "Создавалось впечатление, – говорил докладчик, – что делалось все, чтобы победителями конкурсов оказались заранее определенные фирмы".

Да и потом, уже после подписания условий, бюджетодержатели не очень противились, когда они не соблюдались, а цены по сравнению с обусловленными росли в процессе выполнения контрактов как на дрожжах. Вот лишь один пример из многих.

Министерство труда и социальной защиты населения Ставропольского края в 2001 году провело конкурс на поставку автомобилей "Ока" для инвалидов и ветеранов. Заявку на участие в конкурсе подали три фирмы: автосалон "Модус-Автодом" с ценой поставки 53,6 тыс. руб., ООО "КМВ-Моторс" с ценой поставки 58,2 тыс. руб. и МП СТО "Ветеран" с ценой поставки 54,7 тыс. руб. Победителем признается станция технического обслуживания "Ветеран", которая в течение 2001 года поставила автомашины по ценам от 54,7 до 71,4 тыс. руб. При разработке конкурсной документации условия формирования цены или порядок ее изменения в период выполнения контракта не оговаривались и до участников конкурса не доводились...

Есть примеры и прямой фальсификации конкурсов. То есть вместо них – протоколы... Например, основным исполнителем ремонтно-восстановительных работ для учреждений образования Александровского района в последние годы выступает фирма ЗАО "Александровское РСУ". Конкурс ни отделом образования, ни ГУП "Отдел капитального строительства" не проводился. Но протоколы были представлены проверяющим, правда, они не имели номеров и дат, в них отсутствовали обоснования выбора Александровского РСУ в качестве победителя, ценовые предложения других участников торгов. Как оказалось, конкурсного отбора не было, даже объявление в средствах массовой информации о проведении конкурса не давалось.

Сильно сомневаюсь, что из-за недоразумения происходит и другое. По закону Ставропольского края "О поставках продукции для государственных нужд Ставропольского края" государственные заказчики обязаны заключать государственные контракты, предусматривающие серьезную ответственность за недопоставку продукции. Но заключаются в основном договоры поставки, в которых или не предусматривается ответственность, или предусматривается уплата неустойки в размере 0,1 процента от суммы недопоставленной продукции за каждый день просрочки...

В общем, ясно, что средства бюджета расходуются неэффективно, что вокруг них греют руки, они кормят фирмы других регионов – наши предприятия по госзаказу получили всего 2 млн. рублей...А депутаты Госдумы края опять будут ломать копья при принятии бюджета на будущий год за лишнюю копейку на социальные нужды. Для чего, спрашивается, ежегодно столько конфликтных усилий? Ведь в результате – такая вот их трата, которую раньше назвали бы растратой и послали виновных... в места не столь отдаленные. Правда, первый заместитель председателя правительства – министр экономического развития и торговли В. Гаевский пообещал выстроить очередь к прокурору, но не для красного ли словца? Я человек не кровожадный и отношу себя к людям невеликим, простым работягам и налогоплательщикам. Я хочу одного: чтобы закон был обязателен для всех, чтобы наши деньги на нас и работали, а не на чей-то карман. Многого, видно, желаю, обалдев от демократии.

Светлана ТАНХИЛЕВИЧ

25 пишем. Что на ум пошло? / Газета «Ставропольская правда» / 30 октября 2002 г.