Долгое время в нашей стране, скажем так, на бытовом уровне существовал негласный принцип: судиться – последнее дело. Судящихся в народе не любили и не понимали. Считали, что любой спор, будь то имущественный или земельный, между соседями или родственниками, можно решить путем взаимных переговоров. От любителей ходить по судам старались держаться подальше и называли их сутягами.

Ныне ситуация изменилась. Жесткие законы рыночной экономики поставили большинство людей в условия выживания. Слова, что новая жизнь идет по правилу – человек человеку волк, каждый борется только за себя, некоторые из них восприняли буквально. Огромное количество вновь принятых законов и нормативных актов, иногда взаимоисключающих друг друга, в подавляющем большинстве случаев лишили людей возможности прийти к мирному соглашению, разобраться в конфликте один на один. И все чаще люди стали обращаться за помощью в суд.

Больше судей хороших и разных

Количество исковых заявлений и жалоб растет из года в год. В 2001 году, например, на рассмотрение российских судов поступило более 4 млн. 900 уголовных и гражданских дел. С одной стороны – это признак того, что при разрешении споров россияне все чаще прибегают к помощи закона. Но – с другой стороны, огромное число исков и претензий привело к перегруженности судов. Нагрузка на судей за последние шесть лет увеличилась в три раза и превысила уже все допустимые нормы. И, как следствие, это признают и сами служители Фемиды – оперативность рассмотрения дел весьма низка. Со дня подачи иска до начала его рассмотрения проходит не одна неделя. Именно это становится причиной многочисленных нареканий в адрес судейского сообщества. Люди вынуждены судиться годами, казалось бы, по пустяковым делам. Многие, так и не доведя своего дела до конца, в сердцах бросают тяжбу, обещая самому себе больше никогда не связываться с судами.

В случае же их рассмотрения иной раз дело принимает куда более трагичный оборот. На пятом Всероссийском съезде судей, прошедшем в конце минувшего года, приводились такие данные: в 2001 году в следственных изоляторах находилось 3226 человек, которые ждали решения по своим делам от одного года до двух лет, 400 человек – от двух до трех лет, 41 человек находился в предварительном заключении более трех лет. Вполне вероятно, что будущее судебное решение вынесут в пользу обвиняемого и оправдают его. А значит, долгие месяцы за решеткой провел человек невиновный?

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев считает, что изменить ситуацию могут мировые судьи, назначение которых предусматривает проводящаяся сейчас судебная реформа. На их рассмотрение передается лишь 65 процентов гражданских и 25 – уголовных дел. По оценкам специалистов, это новшество позволит значительно разгрузить российские суды. Вместе с тем известно, что институт мировых судей в России развивается очень медленно. Вместо шести тысяч мировых судей их всего 600. В.Лебедев считает, что виновно в этом руководство субъектов Федерации, которое не спешит помочь созданию нового правового органа, а подчас и препятствует появлению его в регионах. В результате проигрывают и сами власти, и жители этих регионов, которые лишены возможности ускорить рассмотрение своих споров в судебном порядке.

Читательская почта "Ставропольской правды" свидетельствует о том же. С начала нынешнего года в адрес газеты поступило более двух десятков писем от жителей края, так или иначе касающихся судебной тематики. Точнее – несправедливости вынесенных приговоров или недостаточно полного рассмотрения жалоб. Практически все эти дела представляют собой бытовые ситуации, споры. А значит, большая часть их могла быть рассмотрена мировым судьей, существуй такой в районе. Пока жители края лишены этой возможности и вынуждены обращаться в районные суды, которые и без того перегружены многотомными уголовными делами. Районному судье зачастую не хватает времени и сил вникнуть в каждом отдельном случае во все перипетии родственных или соседских отношений. Поэтому "диагноз" выносится порой неточный или даже неверный. В результате рождается недовольство принятым решением, следует новая жалоба в вышестоящую инстанцию. Одно, пусть даже не очень сложное дело, нередко рассматривается два, три раза.

Судебная напасть

Яркий пример тому – два письма из редакционной почты. Одно – от инвалида Великой Отечественной войны Андрея Капырина. Купив у Л. Деминой половину домовладения, пенсионер вовремя не обговорил некоторые условия соседского проживания, а именно: где будет проходить раздел земельного участка. С годами отношения между продавшей и купившим обострились. И бывшая владелица дома возводит между ними кирпичную стену. Новый хозяин считает, что при этом отхвачено 40 квадратных метров его участка, а также перекрыт доступ к части дома. Соседи начинают судиться. Сначала Капырин требует убрать ограду. Суд не удовлетворяет его притязания. У инвалида отказывают нервы и он самовольно ...ломает часть изгороди. Новое судебное разбирательство. Капырин вновь настаивает на сносе забора, а Демина требует возмещения ущерба в четыре тысячи рублей. Ее требования суд удовлетворяет, а его – нет. Не помогла А.Капырину и кассационная жалоба в судебную коллегию по гражданским делам (Постоянная сессия на КМВ) Ставропольского суда.

Что на это можно сказать? Земельные и имущественные споры – самые частые и самые трудноразрешимые. Разумное решение в таких случаях может быть одно – квалифицированная помощь адвоката. И даже не столько на стадии судебных процессов, сколько при совершении сделки. Ведь обратись А.Капырин к профессиональному юристу в момент купли-продажи, тот непременно предусмотрел бы в договоре пункты, определяющие порядок пользования земельным участком между собственниками домовладения. Да, услуги адвоката недешевы. Но с чем можно сравнить те неприятности, с которыми пришлось столкнуться семье Капырина? Кстати, судебная реформа как раз и нацелена на то, чтобы каждый гражданин в России мог воспользоваться услугами адвоката, независимо от того, есть у него средства на такую защиту или нет. Правда, пока не ясно, как это будет исполнено на практике. То ли будет создан особый денежный фонд для оплаты услуг адвокатов, то ли будут адвокаты, которым за труд платит государство.

Другое письмо – читательницы Нарии Марибаевой из села Верхний Барханчак Ипатовского района: "Мой брат разошелся с женой (точнее, жена ушла из дома). Брат подписал мировое соглашение на раздел имущества: дом оставляли ему, а все, что было в нем, – жене. Она даже не оставила брату койку с матрацем. В ту ночь ему пришлось спать на полу. А потом он должен был отдать двух коров, шесть овцематок, которых у него не было, и шестимесячную телку, которая сдохла (есть акт на падеж). Но все равно судья твердит, что он должен отдать эту телку. Мало того, она сообщила, что у всех сестер мужа будет собирать это поголовье. Неужели я должна растить хозяйство не только для себя, но и для своих родственников? Не решен также вопрос о разделе автомашины "Жигули". Значит, надо ходить по судам и искать правду?"

К сожалению, ответ пока может быть только таков. Но в этом случае нужно отдавать себе отчет в том, что поиски правды при нынешней системе судопроизводства отнимут достаточно много времени, потребуют немалых знаний юридических тонкостей, упорства и твердости. И самое главное – положительный результат не всегда гарантирован. Хотя есть и другие примеры.

Создается прецедент

В этом смысле весьма примечательна история, изложенная в письме пенсионера, жителя краевого центра С.Науменко. Три года назад он решил побороться с существующей системой ...начисления пенсий. Стоит сказать, что Степан Васильевич почти тридцать семь лет проработал главным бухгалтером на одном из предприятий Владикавказа. Четыре года воевал в действующей армии во время Великой Отечественной войны. Инвалид второй группы. Он посчитал, что имеет право на получение двух пенсий – по возрасту и по инвалидности, причем с повышением. Согласно его самостоятельным расчетам, от месяца к месяцу ему "недосчитывали" сотни рублей. В 1998 году – по 220 рублей 6 копеек, к концу 1999-го – уже по 325 рублей 29 копеек, в 2000 году эта сумма составила 459 рублей и так далее. В результате Степан Науменко вступил в неравный бой с управлением Пенсионного фонда РФ по г.Ставрополю, обратившись в суд о взыскании невыплаченной ему части пенсии в сумме 7054 рубля 75 копеек.

Первое судебное заседание состоялось 19 апреля 2000 года. Судья Промышленного районного суда, рассмотрев иск, оставляет его без удовлетворения. Степан Васильевич, не согласившись с таким решением, обращается в судебную коллегию по гражданским делам краевого суда, но и здесь претензии пенсионера признаны необоснованными. Тогда уверенный в своей правоте, ветеран пишет жалобу на имя президента России В.Путина. Ее с соответствующей резолюцией из аппарата президента пересылают в Верховный суд РФ, оттуда – в Ставропольский краевой суд и ...председатель краевого суда выносит протест на решение Промышленного суда и судебной коллегии по гражданским делам. 5 октября 2001 года "дело Науменко" рассмотрел президиум Ставропольского краевого суда и постановил: решения отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но добиться правды оказалось все же не- просто. Новое судебное заседание проходит 19 ноября 2001 года. Но к этому времени Степан Васильевич Науменко увеличивает свои исковые требования до суммы в 16 474 рубля 96 копеек и обосновывает это. Решение суда таково: взыскать с управления Пенсионного фонда в пользу Науменко сумму невыплаченной пенсии в размере 6444 рубля 78 копеек, остальные требования оставить без изменений. Как сказал пришедший в редакцию Степан Васильевич: "Решение считаю неправильным. И эти деньги получать не буду, так как не нуждаюсь в подачках. Буду добиваться справедливости".

Вновь пенсионер обращается в судебную коллегию по гражданским делам. Как и в прошлый раз, решение Промышленного суда она оставляет без изменения. Тем не менее Науменко не намерен сдаваться. Уверен, что в случае его победы будет создан прецедент, и таким образом он сможет помочь сотням, а может быть, и тысячам таких же обманутых пенсионеров.

Что день грядущий нам готовит

Из писем наших читателей ясно, что существующая ныне судебная система несовершенна. Никак не кончится и судебное переустройство, продолжающееся уже более десяти лет. Сложность не просто в реформе судебной системы. Необходимо сделать так, чтобы люди поверили суду как власти, причем власти абсолютно справедливой. А для этого надо идти не от тех дел, которые имеют наибольший резонанс, а наоборот, двигаться с другого конца – от защиты прав самого скромного, слабозащищенного гражданина, у кого нет денег на оплату услуг адвокатов и кто даже хорошо не знает своих прав. Когда общество пойдет с конца этой цепочки, то выйдет на подготовленную, отработанную, имеющую общественную поддержку систему в судебных органах.

Жанна ЩЕЛКУНОВА

В очереди за правосудием / Газета «Ставропольская правда» / 19 марта 2002 г.