В одной старой доброй байке так прямо и говорится, что, несмотря на все наши отечественные глупости и часто неважные результаты трудовой деятельности в том, что мы творим руками, дети в России – обзавидуешься: умные и красивые.

Анекдот это, конечно же, так, безделица. Но если вдуматься – какова философия! Мол, как бы плохо ни было, но есть у страны будущее. Вот оно – подрастающее поколение, которое способно жить и работать не "по конец рук". Только взрасти их как надо, и тогда, возможно, с увеличением числа достойных носителей сама собой возродится национальная идея, имеющая в своей основе служение Отечеству...

Директор краевого Центра для одаренных детей "Поиск" Анатолий Жигайлов с кем угодно готов об заклад биться, что наши дети все приходят в мир добрыми и красивыми гениями. Он с жаром доказывает это корреспонденту "СП", позабыв про кофе, который уже давно остыл в его чашке.

Еще в 1990 году нынешний министр образования Ставрополья, а тогда начальник крайуно, Алексей Шабалдас предложил создать краевой центр по работе со способной молодежью. Идея была принята, и уже в следующем году вступила в жизнь краевая школа для одаренных детей "Поиск", позднее переименованная в Центр. И все эти годы им бессменно руководит мой собеседник.

– Наша сверхзадача, – говорит Анатолий Васильевич, – насыщение нашего региона, да и всей России, интеллектуальной творческой элитой.

Вот так – ни больше ни меньше. И надо признать, что на этом поприще "Поиск" добился определенных успехов. Если применять сухой язык статистики – все его выпускники очно-заочной формы обучения (это те, кто со всего края собирается на специальные сессии в Ставрополе и живет в здесь же оборудованном общежитии), пожелавшие продолжить образование, без проблем смогли стать студентами. При этом "поисковцы" на сто процентов заполнили вакансии в престижных российских и зарубежных вузах, которые появлялись благодаря тем или иным грантам. В МГУ и Оксфорде могло быть и больше наших, да вот только бюджеты большинства семей, из которых в Центр приходят дети, этого не позволяют.

– Мы отвечаем родителям, – продолжает директор, – что Центр ставит перед собой цель помочь детям стать умными.

Здесь стараются – и успешно – лелеять и пестовать в младых душах присущее роду человеческому любопытство, учат учиться и прививают чувство собственного достоинства, позволяющее не обращать внимания на традиционную нелюбовь к тем, кто "не как все". А еще по специальным методикам здесь развивают память, внимание, воображение, мышление и так далее. Компьютеры, аудиовидео оборудование, педагоги высочайшего класса, собственная психологическая и специальная воспитательная службы.

"Поисковцы" успешно защищали честь России на различных международных олимпиадах в десятке стран мира, его выпускники работают на всех континентах. Но это не предмет гордости, а боль директора.

– Обидно, что нашему государству такие люди не нужны. Понимаете, стране необходимы, а государству – нет. Второй век не находит оно времени, чтобы заняться талантливыми своими детьми. Ну разве не парадокс – умственно ущербные и просто малолетние правонарушители получают от власть предержащих заботы и внимания в десятки раз больше, чем те, кто всего через несколько лет может составить мировую славу России.

Вот мы и дошли до роли государства. "Поиск" – государственное образовательное учреждение, его учредителями являются министерство образования и министерство имущественных отношений края. Попечительский совет возглавляет губернатор. Но государственное финансирование – как бы это помягче сказать! – могло быть и лучше. Фактически оно ничем не отличается от финансирования обычной школы: денег дают из расчета зарплаты за бесплатно обучающихся и компенсацию коммунальных услуг. Всё. Остальное – то есть реальная оплата труда, которая у педагогов здесь в несколько раз больше, чем у коллег в обычных школах, при значительно меньшей нагрузке – это плод платных образовательных услуг в деятельности "Поиска", которому приходится большую часть своих учеников обучать за деньги. Тем не менее число желающих постоянно растет. Вот динамика: сначала в Центре обучались сто детей, потом – триста, пятьсот, тысяча. Сейчас – включая три открытых филиала – около 4,5 тысячи. Между прочим, не обходят стороной центр и взрослые. Обновить свои знания в иностранном языке сюда заглядывают и люди, осиянные докторскими и кандидатскими научными степенями.

В общем, народ идет, но не всегда доходит до цели. В нынешнем учебном году, несмотря на твердое кредо брать всех желающих, Центр отказал в приеме почти полутора тысячам детей. Причина? Банальная: нет мест.

М ы прошли с директором по двухэтажному зданию, в котором ныне размещается в Ставрополе Центр (между прочим, этот небольшой особнячок выбивали пять лет!). Три кабинетика административно-управленческого персонала, а все остальное – несколько классов и общежитие. Столовой нет – три раза в день учащиеся перемещаются в кафе за полкилометра.

Годы директор обивает пороги разных учреждений, но воз и ныне там. Любит наш чиновник помурыжить просителя. Даже если он не денег требует, а просто добивается элементарного: отдайте Центру бесхозные здания.

Да что это я такое говорю, Господи, что значит "отдайте"! Ведь Центр принадлежит государству?! А это значит, что любое переданное ему помещение так и останется в государственном ведении...

И ладно бы имелся дефицит площадей – так нет! Любой ставрополец может, особо не задумываясь, подсказать чиновникам пустующие дома, начиная с гостиницы на центральной площади, от разгромленной пятиэтажки бывшей базы некой силовой структуры в районе кемпинга, до памятников бесхозяйственности, обрамляющих "Пассаж" с филармонией: долгострой новой эры и зияющий выбитыми стеклами Дом быта...

И ведь вот что обидно – власть вроде приветствует работу Центра, постоянно ставит себе в заслугу его достижения, а помощи...

– Нет, никто не отказывает, но создается впе- чатление, что происходит вялотекущий процесс: все говорят о помощи, но уже несколько лет все стоит на одном месте.

Да, все, что вписывается в бюджет края, приходит, плюс небольшие поступления в рамках федеральной программы "Дети России": за прошлый год Центру достались аж пять компьютеров и копировальный аппарат. Великие земляки тоже не спешат раскрывать закрома. К примеру, вот уже более полугода лежит письмо в Фонде Горбачева в Москве. Нет ответа. Никакого.

За прошедшие годы в Центре научились быть умными более 10 тысяч человек, учатся сегодня – четыре с половиной. А в перспективе Анатолий Жигайлов видит 10 тысяч учащихся в год. Было бы только где их разместить.

На днях в Ставрополе вручали награды школьникам – победителям олимпиад. И в качестве поучительного примера вспомнили Олега Калинского, который 10 лет назад обошел всех в краевом состязании по английскому языку, а в 1997-м признан одним из сорока лучших студентов США. Знай, мол, наших. Жаль только, что позабыт еще один факт из жизни нынешнего сотрудника одной из юридических контор Лондона: с 1991 года по 1994-й он успешно обучался в "Поиске".

Вот такие пироги.

P.S. И все же интересно, может ли – и когда – "Поиск" получить новые территории? В управлении образования администрации Ставрополя мне дали понять, что Центр – краевая структура и звонить надо в правительство. Звоню в министерство образования и – о чудо! Мне ответственно заявляют, что в этом году не только будут выделены крупные суммы на капитальный ремонт как минимум двух филиалов, но и решится вопрос с дополнительными территориями для Центра "Поиск" в Ставрополе. Причем вопрос настолько проработан, что даже есть смета на оплату коммунальных услуг нового помещения.

Ну, слава богу: значит, России все-таки нужны умные дети. И много!

Михаил ЦЫБУЛЬКО

Кому нужны умные дети? / Газета «Ставропольская правда» / 1 марта 2002 г.