Александр ЦВИГУН (фото)

О жителе Ставрополя, который увлекается культурой североамериканских индейцев, – индеанисте Сергее Серове – на страницах "СП" рассказывалось не раз. На наши публикации откликнулся еще один увлеченный миром краснокожих – Игорь Григоренко.

– В отличие от Сергея, ставшего индеанистом благодаря книгам, меня на этот путь подтолкнули кинофильмы о Диком Западе, – рассказывает Игорь. – Я мечтал быть похожим на индейского вождя Виннету, которого играл югославский актер Гойко Митич. Хотелось носить такую же одежду и мокасины, но совершенно случайно выяснилось, что в кино одежда, оружие и даже кони мало соответствуют оригиналам. Например, мустангов, в природе кудлатых, головастых и коротконогих лошадок, в вестернах "играют" кони английской верховой породы. И тогда решил выяснить, как все было на самом деле, и по крупицам стал собирать необходимую информацию. Этот процесс растянулся на годы. Недавно я познакомился с Сергеем Серовым и, получив от него необходимую литературу по этнографии и костюмам, уселся за работу...

Первым делом Игорь Григоренко смастерил боевой лук и стрелы. Я и фотокорреспондент "СП" попробовали натянуть тетиву, однако сделать это оказалось не так-то просто. Лук, как огромный эспандер, совершенно отказывался сгибаться. Причину "непослушания" мастер объяснил тем, что при изготовлении оружия были соблюдены все технологические предписания древних индейцев. Сказал только, что лук сделан из акации и стрелять из него сейчас могут только атлеты.

– Так как по роду деятельности я портной, то больше нравится изготавливать не оружие, а одежду, – признался Игорь. – Плести из полосок кожи ремни, мастерить из перьев головные уборы и расшивать бисером куртки, кисеты или делать амулеты. Для того чтобы освоить технику работы с бисером по чертежам, из книг, подаренных Серовым, сделал специальные станочки. К сожалению, станки у меня маленькие, поэтому большие работы мне не под силу.

Мастер раскрыл один из своих секретов. Оказалось, что в отличие от североамериканских индейцев он не использует для головных уборов перья орла, сокола и других хищных птиц.

– Дело в том, что многие из них занесены в Красную книгу, – объяснил Игорь, – вот и беру для работы перья, какие смогу найти. Чаще всего в дело идет оперение сорок, гусей и даже индюков. Перья привозят из деревень мешками, но так как везут издалека, то они ломаются, так что приходится сначала заниматься "реставрацией" – мыть, отпаривать, гнуть и расчесывать. Хотя на эти процедуры уходит несколько дней, зато в итоге перья становятся такими красивыми, что глаз не оторвать.

Несмотря на то что из рук Игоря выходят такие замечательные вещи, художником он себя не считает. "Разве мои браслеты, куртки и пояса могут считаться декоративно-прикладным искусством, – говорит он, – когда в Соединенных Штатах изделия ручной работы индейских мастеров есть в каждой лавочке или сувенирном магазине".

Ефим КУЦ

В Ставрополе уже возникло индейское племя / Газета «Ставропольская правда» / 7 февраля 2002 г.