Вы устоите перед соблазном купить флакон классических "Шанель N5" по той цене, которая эквивалентна стоимости коробка спичек или газеты во Франции? Нет? Тогда не удивляйтесь, что запах этого "парфюмерного изыска" напоминает запах освежителя воздуха в вашем туалете. И удивление типа "а ведь продавала такая серьезная организация" не в счет. Вас обманули. "Лохотрон" для нас, наивных покупателей, позарившихся на смехотворную цену, продолжает свою работу...

"Живанши" за гроши

В одно прекрасное утро у нас в редакции появились две миловидные девушки. Ничего особенного они из себя не представляли, обычные коробейники, каких в изрядном количестве можно встретить в более-менее крупных конторах. Так сказать, представители малого бизнеса, зарабатывающие на хлеб насущный доставкой прямо к вашему рабочему месту всяких мелочей: канцелярских принадлежностей "Паркер" от наших китайских братьев, шкатулок в стиле "палехский китч", сверхновых средств от тараканов, от которых насекомые жиреют и наглеют прямо на глазах. Пошли дамы по кабинетам: "Кому парфюмерию, налетай – подешевело".

Цены были действительно смешными, ассортимент – широким, да и девчонки щебетали профессионально-ласково, расхваливая товар. Брэнды известных фирм-производителей манили. Последним аргументом коробейников стал тезис о том, что все товары оказались в их элегантных челночных сумочках прямиком из таможенного терминала. Мол, у фирмы, которую они представляют, заключен договор с этой солидной организацией на реализацию конфискованного товара.

Это была их роковая ошибка. Женщины у нас в конторе грамотные в силу специфики профессии, и сей факт их жутко заинтересовал. Начали расспрашивать, что за фирма, бумажечки разные попросили показать. Последовала немая сцена. Дамы ретировались и больше на подступах к нашей конторе замечены не были, во всяком случае пока.

Таможня не продает добро

Скорый побег из нашего стана девушек заинтересовал многих. Неужели действительно столь солидная организация занимается розничной торговлей парфюмерией, да еще и не через сеть магазинов, а "запуская" в народные массы коробейников с сумками?

С этим вопросом мы обратились к начальнику Ставропольской таможни В. Нестеруку, и выяснилось, что мы не единственные, кто спрашивает его о подобных вещах. Оказывается, таможня напрямую вообще не занимается реализацией конфискованных товаров. У нее заключены договоры с несколькими организациями. Как правило, это унитарные государственные предприятия, а не частные фирмы, и реализация конфискованных товаров в большинстве своем производится через магазин.

О фантастически низких ценах разговор отдельный. Прежде чем передать конфискованное на реализацию фирме, имеющей соглашение с таможней, весь товар проходит тщательную экспертизу, которая выявляет его качество, возможную рыночную стоимость. По словам В. Нестерука, миф о низких ценах "таможенных" товаров не более чем приманка для потребителя, которого стараются "отвлечь" от качества продукции. И цена конфискованного товара, который отдается на реализацию, отличается от той, что предлагают розничные продавцы.

Все доходы от реализации конфискованного товара идут в федеральный бюджет. Таможня с этих денег не имеет ни копейки.

История о наших коробейниках крайне заинтересовала таможню. Особенно учитывая то, что ставропольская таможня не конфисковывала парфюмерию вот уже более двух лет. По словам В. Нестерука, подобные ситуации для таможенников не новость. По некоторым из таких фактов материалы на одну из фирм даже были переданы в прокуратуру, заведено уголовное дело.

Вместо послесловия

Новые экономические отношения диктуют продавцам поиск новых путей реализации товара. Конкуренция производителей привела к тому, что некачественная, или контрафактная, продукция с трудом находит своего потребителя. Вот и вынуждены те, кто не заботится о качестве, придумывать мифы о таможне, прямых беспошлинных поставках и так далее.

Давайте, несмотря на великий соблазн, больше не будем играть в "лохотрон". Проверено многократно – выиграть невозможно.

Ефим КУЦ

Лохотрон для нас, наивных / Газета «Ставропольская правда» / 6 февраля 2002 г.