Евгений Болховитин

Евгений Болховитин

…Мы не виделись несколько лет. Так случилось. Города и время разводят даже людей, которые общались близко. Но он остался таким, как был. Статным. Интеллигентом. Генералом. Он – Евгений Васильевич Болховитин.

Практически 40 лет его жизни были связаны со службой в погранвойсках. Срочную начинал в 1965 году рядовым на советско-польской границе в Прибалтике. А родился в городе Приморске Запорожской области в 1946 году. Так уж распорядилась судьба, что Евгений Болховитин стал военным. Да не просто военным, а пограничником. Окончил Алма-атинское высшее пограничное командное училище КГБ СССР, чуть позже – Военную академию имени М.В. Фрунзе. Но, как считает Е. Болховитин, его военная карьера началась с призыва на действительную срочную службу в 1965 году в пограничный отряд в Литве. Потом служил в различных уголках СССР – нашей великой Родины.

После академии Евгений Болховитин прошел все положенные для офицера командно-штабные должности. Он, в частности, командовал пограничной заставой в Прибалтике, специальным пограничным подразделением, Рущукским ордена Богдана Хмельницкого II степени пограничным отрядом на острове Кунашир, Сахалино-Курильской пограничной группировкой, пограничными соединениями и частями в Дагестане, Калмыкии и Астраханской области, Калининградской пограничной группой ФПС России, Краснознаменным Кавказским особым пограничным округом.

В те далекие годы прошлого уже века Кавказский погранокруг во многом определял жизнь Ставрополья. А Болховитин был средоточием этой жизни. Жесткий и закрытый, генерал тем не менее был любимцем журналистов. Он всегда отвечал на заданные вопросы, не юлил, не прятался за цитаты и обыденные фразы. Его характеризовали, как грамотного, целенаправленного, дерзкого и умного руководителя, отличавшегося способностью анализировать факты, собирать необходимую информацию и на основании этого принимать взвешенные решения. Словом, это был необычный генерал.

Собственно говоря, почему был? Евгений Болховитин таким и остался. Его жизнь связана с Северным Кавказом с июня 1994 года, тогда с Дальнего Востока он был переведен заместителем командующего Краснознаменным Кавказским особым пограничным округом (ККОПО) – начальником оперативно-войскового отдела «Махачкала». Именно Е. Болховитин непосредственно руководил развертыванием пограничных соединений и частей, а также занимался становлением новой государственной границы Российской Федерации на Северном Кавказе.

– Картина, представшая передо мной, – вспоминает Евгений Болховитин, – просто удручала. Выведенные из Закавказья пограничники размещались тогда в заброшенных санаториях, профилакториях, детских садах. Как таковой пограничной инфраструктуры на новой государственной границе Российской Федерации на тот момент не было вообще. По сути, пришлось начинать с нуля – выбирать места, где наиболее целесообразно было бы размещать пограничные подразделения. Приходилось договариваться с местными руководителями различного уровня о том, чтобы выделили какие-то участки земли, помещения для проживания семей пограничников, выведенных из Азербайджана и не имевших в России практически ничего. Только через год мы стали на отведенных нам землях строить сооружения, заставы.

Так что, если по-честному, новая граница России – это дело рук и разума Евгения Болховитина. Я помню, как из ничего строились погрангородки, как они обустраивались, как вместо халуп, простите за это слово, появлялись отличные места расположения погранцов.

С началом Первой чеченской кампании опасность проникновения бандформирований в соседние регионы, прежде всего в Дагестан и Ингушетию, доставки из-за рубежа в Чечню оружия и боеприпасов, ввоза их в Россию, потребовала не только усиления охраны границы с Грузией и Азербайджаном. Необходимо было прикрыть и отдельные направления административной границы с Чеченской Республикой со стороны Дагестана и Ингушетии. Результаты, которые тогда имели подчиненные Евгения Болховитина по задержаниям нарушителей границы, были внушительными.

В декабре 1996 года Е. Болховитин уезжал служить в Калининград с должности начальника штаба Кавказского особого пограничного округа (ККОПО). Но уже спустя одиннадцать месяцев вернулся в Ставрополь. Он был назначен командующим ККОПО. А потом для Евгения Болховитина и его подчиненных начнется контр-террористическая операция, в которой он потеряет нескольких близких друзей. О том, насколько мужественно и отважно противостояли боевикам и террористам российские пограничники, говорит тот факт, что за неполные три года в начале 2000-х высокого звания Героя России были удостоены пять человек. Увы, четверо из них – посмертно.

Военная служба для генерал-полковника Е. Болховитина завершилась в должности начальника Северо-Кавказского регионального пограничного управления ФСБ России в 2004 году. Оценена она было по достоинству. Он, в частности, награжден пятью орденами: «За заслуги перед Отечеством» IV степени, «За военные заслуги», Красной Звезды, орденом Ю.В. Андропова, орденом «За заслуги», наградой Русской православной церкви – орденом Святого благоверного великого князя Даниила Московского. Награжден также тридцать одной медалью, именным огнестрельным и холодным оружием и семью казачьими наградами.

Жизнь, как оказалось, после ухода из погранвойск не заканчивается. Евгений Болховитин трижды избирался депутатом городских советов. А выйдя в запас, он на протяжении нескольких лет являлся депутатом Думы Ставропольского края, работающим на профессиональной постоянной основе.

Приехав служить в наш регион, Евгений Болховитин был просто очарован Ставропольским краем, а Кисловодск считает самым красивым городом на Северном Кавказе. Здесь он сейчас и живет.

– Ставрополье мне дорого еще и потому, – говорит генерал, – что практически через всю его территорию в годы Великой Отечественной войны вначале отступал, а потом наступал мой отец. Он сражался с фашистами в рядах 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса. Горжусь его отвагой и храбростью.

В свое время я отдельно писала о парламентской жизни генерала Болховитина. И отметим, эта страница его жизни оставила след в жизни каждого из нас, ставропольчан. Мало кто помнит сегодня, что краевой закон о детских ограничениях по времени пребывания на улице сразу обрел как горячих сторонников, так и противников. Все точки над «i» расставил тогда председатель комитета по безопасности, межпарламентским связям, ветеранским организациям и казачеству ГДСК Евгений Болховитин:

– Наши дети нуждаются в защите. В целом закон направлен на повышение ответственности родителей и заменяющих их лиц в воспитании детей, снижение уровня детской преступности и преступлений, совершаемых в отношении несовершеннолетних, формирование здорового в физическом и духовном плане подрастающего поколения, повышение ответственности предпринимателей за распространение продукции, способной причинить вред физическому и нравственному развитию детей.

Вот какой казус. Сейчас мы ко всему этому привыкли. А если вспомнить, в какой борьбе Евгений Болховитин отстаивал этот закон, который буксовал на каждом этапе его принятия!

…Собственно говоря, знаменательными в своей карьере Евгений Болховитин считает две даты: 1971 год, когда ему было присвоено звание лейтенанта, и 1997 год, когда он был назначен командующим Кавказским особым пограничным округом. (Присвоенное через год звание генерал-полковника – это уже «мелочи»).

Все эти годы он, по большому счету, работал на нашу безопасность и служил закону. Не зря же его парламентским призванием стал именно комитет по безопасности. Ее генерал Болховитин понимает просто:

– Безопасность вообще, – говорит он, – это когда человек чувствует себя в своей стране свободным, равным среди других. Когда он может найти защиту своих законных конституционных прав, когда ему не угрожает ничего из придуманного нашим изобретательным человечеством в качестве средства наживы, добывания власти и так далее. Когда он может в любой момент свободно выйти на улицу, не опасаясь, что его в темном закоулке ограбят, изнасилуют или убьют, когда может спокойно отпускать своих детей в школу и на прогулку.

Равенство абсолютно всех перед законом – это цель любого цивилизованного сообщества людей. Но этот тезис скорее из категории декларируемых, чем воплощенных в реальность. Так что же и на каких уровнях нужно сделать, чтобы такое равенство стало не лозунгом, а безусловным правилом?

Евгений Болховитин не скрывает, что пока побеждают лозунги. Лозунги-то в общем правильные ( «Все на борьбу с коррупцией», «Заплати налоги – и спи спокойно»), но...

– Сколько я живу, – говорит он, – у нас равенство перед законом в большей степени декларируется. И это началось не вчера. А еще при советской власти, во времена СССР.

У него есть и рецепт от этого нашего всеобщего несчастья. Вернее, несколько рецептов. Во-первых, в законодательном порядке исключить из нашей жизни зависимость: у нас вся система политического и общественного существования выстроена так, что человек от человека зависит. И не только от чиновников. От врачей. От прокуроров. От судей. Порой не суть дела, а обстоятельства – политические, конъюнктурные – вокруг человека или ситуации определяют то, как решится вопрос. Например, человек захотел отстоять свои нарушенные права. Скажем, работает он в сельхозпредприятии, имеет земельный пай, который у него незаконным образом изъяли. И он решил вернуть его через суд. Пусть попробует обратиться туда. Каков будет результат? Весьма неутешительный: пока не заплатишь, твое дело рассматриваться не будет. В царской России это называлось «вечная тяжба», теперь ситуация проще, хуже и наглее: тебе или просто откажут, или решение будет в пользу тех, кто нарушил закон и лишил тебя земли. Разве это равенство перед законом?

Можно только завидовать Евгению Болховитину и его семье, которая генерала поддерживала во всех его подвигах. Говорят, что генерал отлично вальсирует. И причем со своей женой однозначно. Когда-то впервые в истории пограничной службы Российской Федерации начальник Северо-Кавказского регионального управления генерал-полковник Евгений Болховитин провел прием командиров частей и соединений СКРУ ФПС РФ с женами. Никогда прежде клуб кисловодского дома отдыха «Пограничник» не видел разом столько звезд на погонах: генералы, полковники, подполковники, капитаны первого и второго рангов. Никогда не видел он и столько дам в вечерних туалетах. В диковинку такое торжество было и самим офицерам, и их женам. Куда привычнее отдаленные заставы, военные городки, тревоги, дозоры, неустроенный быт. Что ж, такова доля защитников рубежей Отечества. За плечами у каждого из приглашенных командиров – многие годы службы на разных заставах, в различных частях. Звучат фанфары, офицеров и их жен приглашают в огромный светлый зал за изысканно сервированный стол. Бал открыл Евгений Болховитин с супругой. И на такую пару стоило посмотреть.

Евгений Болховитин – удивительный человек и генерал. Мне он глубоко симпатичен. Только до сих пор не удосужилась посмотреть его коллекцию фалеристики. В ней 8 тысяч экземпляров. И это история Советского Союза, России, история погранвойск и погранслужбы. И история генерал-полковника Евгения Болховитина.

Валентина ЛЕЗВИНА

Граница в сердце генерала навсегда / Газета «Ставропольская правда» / 25 сентября 2021 г.