Роман Савичев

Роман Савичев

МВД утвердило порядок доставки пьяных граждан в медицинские вытрезвители, которые уже созданы в ряде регионов. Клиентами вытрезвителей станут «принявшие на грудь» люди, не способные самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке. Аналогичный порядок будет действовать и в отношении лиц, находящихся в состоянии наркотического или токсического опьянения. Медицинская помощь в таких вытрезвителях будет платной. Комментирует новации известный в нашем регионе эксперт Роман Савичев, генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ».

– Напомню, что медицинские вытрезвители, созданные еще в сороковые годы прошлого столетия, пережили даже СССР, – отмечает Роман Савичев. – Они были ликвидированы в начале 2012 года, поскольку функция полиции по организации работы вытрезвителей была признана несвойственной и избыточной.

В советские годы ежегодно в вытрезвители доставлялись около двух миллионов граждан, злоупотреблявших зеленым змием. Милиция отлавливала их в общественных местах, чтобы не дебоширили и не приставали к добропорядочным гражданам. Впрочем, нередко пьяницы и сами становились жертвами преступлений. В вытрезвителях их приводили в «форму» и отпускали после того, как сойдет хмель. Пребывание было платным, а по месту работы пьяниц из милиции отправляли бумагу о недостойном поведении…

Сегодняшняя статистика по выявлению полицией пьяных выглядит благостнее, чем в советские времена — чуть более одного миллиона. Однако, во-первых, и Россия в плане народонаселения почти в два раза меньше СССР. А во-вторых, куда стали доставлять алкоголиков за отсутствием вытрезвителей? Правильно, в участок, но — выборочно, поскольку изолятор не резиновый. Там, за решеткой, они приходят в божеский вид, а затем платят штраф, например, за нарушение общественного порядка. То есть проблема никуда не делась – ее лишь загнали под сукно. Между тем в России ежегодно в результате алкогольного опьянения гибнет около 50 тысяч человек, в том числе от переохлаждения на улицах — 8-10 тысяч граждан, причем в основном все они трудоспособного возраста. Есть и другая тревожная цифра, свидетельствующая об увеличении числа преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения. С 2011 по 2018 годы таковых зарегистрировано 326 269 (рост — 34,9 процента).

В общем, власти поняли, что поспешили с ликвидацией вытрезвителей. И в некоторых регионах их стали возрождать, но, как говорится, на птичьих правах. Дело в том, что содержание в медицинских вытрезвителях пьяниц, подобранных на улице, нельзя финансировать за счет программы государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи. То есть процесс организации вытрезвителей по инициативе региональных или местных властей находился вне правового поля и мог трактоваться правоохранителями как нецелевое использование бюджетных средств. Существовала еще одна неувязка: закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» предполагает, что человек должен дать добровольное согласие на медицинское вмешательство. А какое согласие может дать пьяный, который лыка не вяжет?

Сразу скажу, что все эти проблемные моменты были сняты после принятия Федерального закона о возрождении медицинских вытрезвителей. Они стали официально открываться с 1 января 2021 года — в соответствии с полномочиями, полученными органами госвласти субъектов РФ. В Ставрополе медвытрезвитель действовал на базе городского УВД, и после необходимых реорганизационных процедур, видимо, туда и будут отправлять любителей заложить за воротник.

Однако правила функционирования таких заведений и порядок доставки туда пьяниц появились лишь недавно. В качестве приложения к приказу МВД России 7 июня 2021 года опубликован «Порядок доставления лиц, находящихся в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, в медицинские организации или специализированные организации либо в служебные помещения территориальных органов или подразделений полиции». В соответствии с этим документом, сотрудники полиции будут доставлять в вытрезвители пьяниц, наркоманов и токсикоманов, цитирую: «… находящихся на улицах, площадях, стадионах, вокзалах, железнодорожных станциях, платформах, скверах, парках, поездах дальнего следования и пригородного сообщения, аэропортах, морских и речных портах, автовокзалах и автостанциях, привокзальных площадях и других общественных местах и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке».

Самое интересное, что пьяных дебоширов можно будет повязать не только в общественном месте, но и в собственной квартире – «если есть основания полагать, что они могут нанести вред жизни и здоровью граждан и ущерб имуществу». Письменное заявление, чтобы полиция забрала неадеквата в медвытрезвитель, может написать, например, родственник. Возможно, такая мера покажется кому-то слишком суровой, но, думаю, её на «ура» воспримут в семьях, страдающих от пьяных выходок кого-либо из домочадцев.

В документе детально прописан алгоритм действий сотрудников полиции, обнаруживших пьяного в общественном месте. Предписано в случае необходимости оказать ему первую помощь, установить личность, вызвать скорую помощь, о чем доложить в дежурную часть, и обеспечить сохранность имущества. Документ предусматривает меры безопасности для полицейских: в вытрезвитель пьяного нужно доставлять как минимум вдвоем, после осмотра на наличие оружия. При эвакуации выпивох правоохранители должны обеспечить безопасность медиков. Медработник, прежде чем поместить гражданина в вытрезвитель, должен его осмотреть, чтобы исключить болезнь или травму, требующие госпитализации. Далее пьяницу обеспечат кроватью, выдадут одежду и воду, а также проведут санобработку. Кроме того, предусмотрены социально- психологическая и правовая помощь и даже (!) содействие в трудоустройстве. Все услуги платные, а содержать в учреждении граждан будут до протрезвления, но не более 24 часов.

Есть ли риск, что полиция заберет слегка выпившего человека, не представляющего опасности для окружающих? Есть. И правозащитники указывают на это обстоятельство. Однако плюсы от нового закона все-таки перевешивают возможный негатив и, думаю, правоприменительная практика всё отрегулирует.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО