Роман Савичев

Роман Савичев

В Госдуму внесен законопроект, разработанный Центральным банком России (ЦБР), цель которого создание единой межбанковской информационной платформы «Знай своего клиента». Эта платформа на базе ЦБР позволит кредитным учреждениям оценивать законопослушность своих клиентов — компаний, благонадежность которых будут определять с помощью «светофора». Их поделят на три категории с точки зрения риска проведения сомнительных операций: красную, желтую и зеленую. Фирмы, попавшие в красную зону, станут изгоями и в перспективе смогут лишиться денег на счетах, которые предлагается изымать в пользу бюджета. О плюсах и минусах законопроекта — комментарий известного в нашем регионе эксперта Романа Савичева, Героя труда Ставрополья, генерального директора ОАО «Юридическое агентство «СРВ».

– Поправки вносятся в закон «О центральном банке» и в основной «антиотмывочный» закон №115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», который в последние годы значительно корректируется и вбирает в себя новые дополнения и изменения, учитывая веяния времени, – отмечает Роман Савичев. – На этот раз потребовалось изменить регламент взаимодействия ЦБР с банками при выявлении подозрительных клиентов.

Сразу возникает вопрос, зачем это понадобилось: неужели Центробанк не доверяет банкам, которые должны самостоятельно выстраивать деловые отношения с клиентами? Ну, во-первых, доверяй, но проверяй, а, во-вторых, в большей степени речь, наверное, идет не о дополнительном контроле, а все-таки о помощи. У банков накоплена своя солидная база-досье на клиентов, и они обязаны следить за каждым их шагом на предмет соответствия «антиотмывочному» законодательству. Однако более актуальные сведения, причем централизованного характера, содержатся все-таки в «закромах» ЦБР. Как отмечается в пояснительной записке к законопроекту, в Центробанке «сформирована и постоянно актуализируется база типологий подозрительных операций и их участников, которые на протяжении последних нескольких лет доводятся до банков для корректировки их собственных «противолегализационных» процедур. Оценки регулятора и банков по клиентам и их операциям совпадают более чем на 95%».

Как следует из документа, банки по-прежнему будут передавать сведения о сомнительных операциях в ЦБР и Росфинмониторинг. А Центробанк, в свою очередь, будет оперативно извещать кредитные организации о комплаенс-рисках в тех или иных операциях с помощью вновь созданного централизованного информационного сервиса «Знай своего клиента». Через эту платформу банки в онлайн-режиме смогут получать качественную информацию об уровне риска по клиентам и их контрагентам, чтобы использовать ее при реализации «антиотмывочных» процедур. Но это еще не всё: платформа «Знай своего клиента» поможет Центробанку (в этом вся соль законопроекта!) запустить механизм разделения клиентов на три группы в зависимости от уровня риска: красную, желтую или зеленую, что уже окрестили принципом светофора. Этакий детектор лжи для компаний. И на законодательном уровне будет зафиксирован алгоритм работы с клиентами в зависимости от зоны риска.

В пояснительной записке говорится, что в отношении фирм (или ИП) с низким зеленым уровнем риска — а таковых в России подавляющее большинство — не должны применяться меры в виде отказа в открытии банковского счета, не допускается отказ в проведении операций по переводу денежных средств иным юрлицам и индивидуальным предпринимателям, которые также работают в «зеленой» зоне. Однако, операции «зеленых» с «желтыми» и тем более с «красными» контрагентами могут столкнуться с отказом банка или блокировкой доступа к системам дистанционного обслуживания, если кредитная организация заподозрит отмывание доходов в операциях по списанию денег в пользу физлиц, снятию наличных, при переводе денег в зарубежные банки.

Желтая зона клиентов — промежуточная. Если специалисты Центробанка или Росфинмониторинга заметят в их деятельности признаки сомнительности, то светит приостановка операций. Ну и «желтым» очень не рекомендуется дружить с «красными», чтобы не нарваться на санкции.

Компании, отнесенные к красной зоне (таковых, по данным ЦБР, менее процента), имеют самый высокий риск вовлеченности в сомнительные операции. По сути, это изгои. В отношении таких клиентов устанавливается запрет на проведение любых операций (как собственных, так и в их адрес), запрет или прекращение доступа к услугам по переводу денег с использованием сервиса быстрых платежей ЦБР.

Однако, любая система, а тем более люди могут ошибаться, а между тем отнесение компании в красную зону фактически означает полную остановку бизнеса. Возможна ли реабилитация? Да такая процедура предусмотрена в законопроекте: «красный» сможет в течение полугода обратиться в межведомственную комиссию при Центробанке, чтобы доказать невиновность в нарушении «антиотмывочного» законодательства, и повысить свой рейтинг, например, до желтого. Если «красный» клиент не воспользовался в течение этого срока правом на защиту своих интересов, то кредитное учреждение будет обязано расторгнуть с ним договор банковского счета (вклада).

Довольно жесткая мера. Однако в законопроекте содержится еще одна суровая норма, которая наверняка вызовет неприятие юридического сообщества. Дело в том, что после расторжения договора с «красным» клиентом банк должен будет в течение пяти дней перечислить денежные средства со счета такого лица в бюджетную систему. Я думаю, это недоработка: даже подозрительные средства нельзя изымать в бюджет без решения суда. Право собственности гарантировано Конституцией. Уверен, что ко второму чтению в Госдуме это недоразумение будет устранено. В целом же следует признать, что предлагаемые Центробанком поправки призваны уменьшить нагрузку на добросовестных предпринимателей за счет снижения превентивных ограничительных мер со стороны банков.

Говоря о корректировках основного «антиотмывочного» закона № 115, хочу также обратить внимание на еще одни свежие поправки, которые уже прошли в парламенте первое чтение. Требования этого закона, как считают разработчики, не должны распространяться на религиозные организации (юридические лица), которые производят и реализуют свечки, иконы, литературу, одежду служителей культа и т. д. Эти организации, в том числе созданные ими юридические лица, предлагается освободить от обязанности собирать, хранить и предоставлять информацию о своих бенефициарных владельцах. Логика здесь есть: религиозные организации не имеют бенефициаров в смысле, подразумеваемом федеральным законом. Физлица не владеют религиозными организациями, которые, кстати, не имеют уставного капитала.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО