Министерство экономики РФ приступило к масштабной реформе, связанной с совершенствованием института банкротства. Часть этой работы вылилась в законопроект, недавно внесенный в Госдуму России, где фигурируют важные поправки в Уголовный кодекс (УК) — в ст. 195 (неправомерные действия при банкротстве) и в ст. 196 (преднамеренное банкротство). Ответственность руководителей и бенефициаров предприятий за криминальное банкротство планируется ужесточить. Однако помимо кнута предлагается и пряник: от уголовной ответственности спасут тех контролирующих лиц, которые помогут следствию изобличить жуликов, извлекших выгоду из криминального банкротства. Комментирует эти новации известный в регионе эксперт Роман Савичев, Герой труда Ставрополья, генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ».

– Криминальные банкротства давно сотрясают экономику России, – отмечает Роман Савичев. – И практически всегда преступники используют одну схему : вывод материальных ценностей, в том числе денежных средств, в пользу подконтрольных коммерческих структур или «дружественных» фирм. Однако схема эта многовариантна — от самого примитивного исполнения (это, например, когда председатель сельхозорганизации доводит её до банкротства, банально продавая продукцию по заниженным ценам или создавая фиктивные долги) до изощренных многоходовок с сокрытием концов где-нибудь на оффшорах. И число банкротств с каждым годом растет. Есть официальная цифра: по данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2019-м в арбитражные суды поступило 146482 заявления о признании должников банкротами. В этом же году после завершения процедуры конкурсного производства, реструктуризации долга или реализации имущества предприятий общая сумма долга составила астрономическую сумму — 2 трлн 182 млрд 317 млн рублей (!), из которых кредиторам досталось лишь 130 млрд 723 млн рублей. Куда делись более 2 триллионов?! Понятно, что часть предприятий приказали долго жить из-за плохих бизнес-решений, неблагоприятной рыночной коньюктуры и других объективных обстоятельств, то есть там банкротство было «белым». Но нет никаких сомнений, что подавляющая доля банкротств носила криминальный характер, после которых кредиторам осталась лишь пустая «скорлупа». В дальнейшем непогашенная задолженность просто списывается.

А теперь обратим внимание на карающий меч Фемиды. По данным судебной статистики, за период 2015-2019 годов по статье 196 УК было осуждено всего 204 лица, а по статье 195 УК село и того меньше 56 (!) преступников. Нетрудно догадаться, что целая армия жуликов, виновных в причинении ущерба кредиторам, остается безнаказанной. На скромное количество осужденных (на фоне огромного роста заявлений о банкротстве) и обратили внимание власти, после чего был внесен в Госдуму законопроект об ужесточении ответственности за криминальное банкротство.

В случае принятия поправок за преднамеренное банкротство (ст.196 УК) руководителей и бенефициаров оштрафуют на 3-5 млн рублей или посадят на срок до 7 лет с пятимиллионным штрафом. Возрастает ответственность и за неправомерные действия при банкротстве (ст. 195). Особенно это актуально в связи с тем, что участились факты злоупотреблений со стороны арбитражных управляющих и председателей ликвидационных комиссий предприятий-банкротов, которые помогают бенефициарам (выгодоприобретателям) скрывать имущество, продавать его «нужным» фирмам по заниженным ценам или вне очереди удовлетворять требования отдельных кредиторов. В этом случае по ст.195 контролирующим лицам и бенефициарам будет грозить штраф от 500 тысяч до 2 млн рублей либо лишение свободы до 4 лет со штрафом в 500 тысяч.

Как я уже говорил, уголовные дела по фактам криминальных банкротств часто бывают очень сложными, активы выводятся бенефициарами за рубеж по запутанным схемам. Поэтому следствию приходится искать свидетелей, лучшие из которых номинальные руководители и подставные лица, но они, как правило, не идут на контакт даже под угрозой тюрьмы. В связи с этим в законопроекте, который мы сегодня обсуждаем, предложены поправки, освобождающие от уголовной ответственности лицо, если оно способствовало раскрытию и расследованию преступлений, выявлению конечных бенефициаров преступного бизнеса. Такая своеобразная амнистия будет дарована гражданам, впервые преступившим закон. Я думаю, эта мера в итоге будет способствовать повышению эффективности возмещения ущерба кредиторам.

Следует сказать, что реформу, связанную с совершенствованием института банкротства (ту, которую сегодня реализует Минэк РФ), в 2019 году инициировал Президент Владимир Путин. В числе его поручений, кроме ужесточения наказания за криминальное банкротство, значится и ряд других. В частности, обращает на себя внимание указание главы государства обеспечить создание регистра арбитражных управляющих, где эффективность их работы будет оцениваться по баллам. На основе этого регистра управляющие будут назначаться случайным образом — с помощью механизма автоматического выбора. Кроме того, предполагается установить дополнительные требования к имущественной ответственности управляющих, которые отнеслись к своим обязанностям спустя рукава или вообще не исполнили их, в том числе за счет компенсационных фондов саморегулируемых организаций. В перечне поручений Владимира Путина также говорится об определении порядка отстранения арбитражных управляющих в случае неэффективного проведения торгов имущества банкротов. Предусмотрен и более новаторский метод реализации конкурсной массы — по принципу маркетплейса, то есть с помощью торговой площадки, продающей товары и услуги разных продавцов через Интернет. Поручения Президента легли в основу поправок к законодательству о банкротстве, чем сейчас и занято Минэкономики РФ. Многие из этих поправок уже вызвали недовольство Национального союза антикризисного управления, в том числе внедрение системы баллов, оценивающих работу арбитражных управляющих. Ну это и понятно, кому понравится, когда кто-то из чужой епархии возьмется объективно оценивать эффективность их работы…

Андрей ВОЛОДЧЕНКО