Пандемия COVID-19 потребовала от многих предприятий, организаций и органов власти перевода части сотрудников на удаленный режим работы. Однако в ходе новации, уже затронувшей интересы сотен тысяч человек, выяснилось, что права таких работников и условия перехода на дистанционный формат весьма слабо прописаны в действующем законодательстве. Чтобы защитить «удаленщиков» от дискриминации, Госдума РФ намерена внести в Трудовой кодекс изменения в части регулирования дистанционной работы, тем самым сняв имеющиеся противоречия. Комментирует этот долгожданный законопроект наш постоянный эксперт Роман Савичев, генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ», которое является победителем в ряде номинаций авторитетного среди юристов портала Право.ру.

– Проект Федерального закона «О внесении изменений в Трудовой кодекс РФ в части регулирования дистанционной и удаленной работы» поступил на рассмотрение в Парламент России в июне этого года, - отмечает Роман Савичев. – Причем в числе авторов законопроекта выступили Председатель Госдумы РФ Вячеслав Володин и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, что говорит о суперактуальности проблемы, имеющей большой общественный резонанс.

Давайте вспомним, какие события предшествовали разработке этого законопроекта. Это пандемия коронавируса Covid-19, к началу весны докатившаяся до нашей страны и потребовавшая от властей принятия экстренных мер, связанных с поддержкой граждан, в первую очередь малообеспеченных и оставшихся без работы, а также целых отраслей экономики, пострадавших из-за пандемии. Кроме того, чтобы сдержать распространение коронавируса, уже в конце марта россиян стали массово переводить на удаленный режим работы. Причем на «удалёнке» оказались не только сотрудники банков, крупного и малого бизнеса, но и чиновники, в том числе Администрации Президента.

На первый взгляд, работа на «удалёнке» должна понравиться гражданам. Однако, как показал опрос ряда агентств, в разгар самоизоляции большинство россиян оценивали негативно опыт труда в дистанционном режиме. Во-первых, оказалось непросто разделить в домашних условиях личную жизнь и работу. А во-вторых, многие потеряли в зарплате, поскольку часть её зависела, например, от объема продаж товаров и услуг, что требовало присутствия в офисе или в магазине. Но главным катализатором раздражения работников вызвала законодательная неурегулированность их прав. Как отмечается в Пояснительной записке к законопроекту, «российское трудовое законодательство оказалось не готовым к массовому переводу работников на удаленный режим работы».

Отмечу, что действующая с 2013 года глава 49.1 Трудового кодекса, регламентирующая вопросы дистанционной работы, не проста для применения. Поэтому до пандемии он была малоактуальна. В этой связи интересны данные Росстата : в 2019 году из 67, 1 млн занятых лишь 30 тысяч человек заключили трудовой договор о дистанционной работе на дому с использованием сети Интернет. Сегодня же речь идет о сотнях тысячах граждан, и юридическая чистота вопроса отправки их на «удалёнку» оставляет желать лучшего. Иногда это просто устное сообщение начальника подчиненному : мол, с такого-то числа ты на «удалёнке» (что нередко заканчивается печально, поскольку появляется отличная возможность уволить неугодного за прогулы). Иногда рассылаются электронные письма и штампуются приказы о новом режиме работы. И уж совсем редко применяется сегодня рекомендованный юристами способ — дополнительное соглашение к трудовому договору, устанавливающее режим «удалёнки» и местонахождение рабочего места. Между тем нарушения прав таких работников чреваты судебными исками.

Кроме того, как показала практика, с «удалёнщиком» сегодня легко расторгнуть трудовой договор — в соответствии с Трудовым кодексом. Основанием для увольнения, например, может быть отсутствие на фирме достаточного объема работы; нецелесообразность дальнейшего сотрудничества или если работа признана неэффективной. Законопроект, о котором мы сегодня ведем речь, как раз таки и призван избавить «удаленщика» от дискриминации по сравнению с обычным работником. Кроме того, предлагается исключить из условий трудового договора об «удаленке» требование об указании рабочего места. В самом деле : задание фирмы человек волен выполнять из любого места планеты. Разработчики документа также намерены освободить «удаленщиков» от своеобразного крепостного права — постоянно находиться на связи с работодателем. Они получат право на стандартный трудовой день и смогут не отвечать на письма и звонки работодателя, которые не вписываются в оговоренное время работы.

Законопроект, вносящий поправки в Трудовой кодекс, пока что прошел первое чтение. Однако депутаты намерены форсировать его принятие, поскольку ситуация с пандемией становится ещё более тревожной, свидетельство чему новый ряд ограничительных мер, введенных в Москве. Подобные меры, нет сомнений, будут введены и в других регионах поскольку губернаторы — в соответствии с распоряжением Президента Владимира Путина — несут всю полноту ответственности за последствия пандемии и уполномочены вводить ограничения. Новые поправки в Трудовой кодекс добавит их действиям легитимности. Органы местного самоуправления и госвласть получат право отправлять работников на «удалёнку» даже без их согласия — но, правда, лишь в случае ЧС (а это и эпидемии) и в любых исключительных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия для населения. Поправки закрепят термины «удалённая» и «дистанционная» работа. Будут определены их форматы : постоянная дистанционная работа; временный перевод на дистанционную работу ( с определением срока ); комбинированная работа ( удаленно и в офисе ).

Перед слушанием законопроекта во втором чтении депутаты провели ряд консультаций с представителями работодателей и профсоюзов. Рабочая группа рассмотрела 176 поправок от субъектов законодательной инициативы. Компромисс достигнут по многим позициям, в том числе предполагается, что при переходе на «удалёнку», зарплата сохраняется. А если сотрудник не сможет работать в таком режиме по объективным причинам, то ему выплатят две трети зарплаты. Но это всё в планах, основные параметры законопроекта будут известны после его принятия во втором чтении, и это вероятно уже случится в ноябре. Парламентарии настроены, что поправки к Трудовому кодексу вступят в силу уже с начала 2021 года.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО