Базовая здравница Кисловодского курорта – санаторий имени Орджоникидзе – сегодня напоминает огромную строительную площадку. Впервые за 82 года деятельности детища наркома тяжелой промышленности СССР здесь развернулись ремонтно-реставрационные работы такого масштаба. Это стало возможным благодаря деятельному участию в судьбе «фабрики здоровья» председателя верхней палаты парламента России Валентины Матвиенко и губернатора Ставропольского края Владимира Владимирова.

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Третье по рангу должностное лицо государства искренне любит Кисловодск и часто здесь бывает. И с деловыми визитами, и на отдыхе. Валентина Ивановна на месте вникает в различные животрепещущие вопросы, помогает решать многие проблемы города-курорта. Естественно, не могла она пройти и мимо невзгод такого знакового объекта, как санаторий имени Орджоникидзе – архитектурной и исторической жемчужины курорта.

Сто лет назад судьба тесно свела с курортным регионом одного из ярких представителей плеяды российских революционеров – Григория Орджоникидзе, больше известного под партийным псевдонимом Серго. Чрезвычайный комиссар Юга России, председатель Северо-Кавказского ревкома, он внес большой вклад в разгром деникинской добровольческой армии.

Начиная с 1923 года Серго Орджоникидзе часто бывал в Кисловодске: лечился, отдыхал с семьей… И все больше влюблялся в чудесный уголок у подножия Джинальского горного хребта. А когда Григорий Константинович возглавил Наркомат тяжелой промышленности СССР, флагман экономики нового социалистического государства, у него родилась идея построить первый образцовый санаторий для отдыха лучших тружеников отрасли.

Как завсегдатай Кисловодска нарком лично выбрал наилучшее место для будущей «фабрики здоровья». Выше Ребровской балки – той части города, где до революции селились аристократы, на одном из отрогов Джинальского хребта пустовала площадка в три десятка гектаров. Ее местные прозвали «Георгиевское плато», поскольку там когда-то была дача казначея Пятигорского казначейства Павла Георгиевского. Многие отмечали, что здесь сам климат и воздух, напоенный фитонцидами альпийских трав, излечивают от многих болезней.

С присущей ему энергией и напором Григорий Константинович добился, что Курсовет передал наркомату эту площадку под строительство здравницы для трудящихся. Теперь надо было подобрать людей, которые способны воплотить фееричные планы неистового Серго. Выбор наркома пал на архитектурно-планировочную мастерскую Моисея Яковлевича Гинсбурга.

Сын минского архитектора Моисей Гинсбург постигал тонкости профессии в лучших учебных заведениях Европы. В начале 30-х годов он уже был признанным лидером советских конструктивистов. Орджоникидзе не только назначил его главным архитектором будущей образцовой «фабрики здоровья», но и позволил привлечь лучших зодчих и строителей страны. При этом профессиональный революционер лично вникал во все проекты, высказывал свои замечания и предложения.

Так с 1935 по 1937 год на горном плато появился уникальный архитектурный ансамбль, который включен в перечень памятников культуры Российской Федерации и охраняется государством.

Санаторий торжественно открыли 18 апреля 1938 года. Увы, Григорий Константинович Орджоникидзе не увидел воплощения своей мечты. В феврале 1937 года после бурной ссоры со Сталиным вспыльчивый Серго покончил с собой.

Однако память об инициаторе создания санатория уже восемь десятилетий жива в Кисловодске. Его именем назвали и сам санаторий, и улицу в городе-курорте. А в 1952 году на площадке, венчающей величественную Леонидовскую лестницу, установили прекрасный памятник Орджоникидзе работы скульптора Георгия Нероды.

У его подножия я и встретился с заместителем директора санатория имени Орджоникидзе Данилой Кауновым.

Разговаривать нам почти все время приходилось перекрывая рев моторов и визг пил. А осматривая объекты, мы то и дело уворачивались от сновавших повсюду юрких погрузчиков.

Данила Викторович сразу заявил: то, что я сейчас вижу в санатории, прежде всего заслуга Валентины Ивановны Матвиенко.

Спикер Совета Федерации России Валентина Матвиенко и губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров. 2019 год

Спикер Совета Федерации России Валентина Матвиенко и губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров. 2019 год

© Фото: из архива газеты «СП»

За восемь десятилетий эксплуатации в горных условиях здания и сооружения санатория изрядно обветшали. Тяжело пережила здравница и неразбериху «лихих 90-х». Лишь после того как имущественный комплекс санатория имени Орджоникидзе из ведения ФНПР перешел в собственность Российской Федерации, а конкретно Федерального медицинского центра Росимущества, появились обнадеживающие перспективы попасть в федеральную адресную инвестиционную программу ремонта и реставрации памятников архитектуры.

Однако все понимали, что до реального начала работ по этой программе дело дойдет не скоро. Между тем в санатории были проблемы, решать которые следовало безотлагательно. О них губернатор Владимир Владимиров доложил спикеру верхней палаты парламента России во время ее очередного визита в Кисловодск.

Данила Каунов рассказывает:

– Валентина Ивановна напрямую вышла на Председателя Правительства России с предложением выделить из федерального бюджета целевые деньги на первоочередные нужды санатория имени Орджоникидзе. Мы подготовили проект, который прошел государственную экспертизу. После того как его рассмотрели в Государственной Думе и Совете Федерации, Председатель Правительства РФ подписал соответствующее распоряжение.

И вот в начале нынешнего года санаторий получил на первоочередные нужды 251 миллион рублей. Уже с февраля выигравшая тендер компания «Москапстрой» активно приступила к работам.

Срок исполнения контракта жестко ограничен. Отсутствие из-за пандемии коронавируса отдыхающих в санатории сыграло на руку подрядчику – никто не мешал работать. Сами же строители приезжали со справками об отрицательном тесте на вирус и по возможности соблюдали требования Роспотребнадзора.

По словам Данилы Каунова, на начало июля уже выполнено 80 процентов первоочередных ремонтно-восстановительных работ. Мы прошли по всей территории, и я воочию увидел, что же это за «первоочередные нужды».

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

По замыслу зодчих центральное место в архитектурном ансамбле санатория занимает лечебный комплекс. Его проектирование Моисей Гинсбург доверил выпускнику знаменитой немецкой высшей школы строительства «Баухаус» чешскому архитектору Йозефу Шпалеку. В результате на крутом горном склоне выросло оригинальнейшее сооружение. Оно состоит из двух зданий, соединенных крытой галереей. Не счесть, сколько было восторженных откликов как о конструктиве этих зданий, так и об интерьерах. Естественно, Министерство культуры России взяло их под свою охрану.

Но со временем в высокое искусство вмешалась суровая реальность. Неустойчивый горный склон начал проседать, и фундамент лечебного корпуса «поплыл». С 2012 года этот комплекс полностью закрыт для посетителей. Всю лечебную базу, за исключением бассейна, переместили в третий корпус санатория.

А затем возникла реальная угроза обрушения зданий, являющихся памятником федерального значения. Отвести ее и позволили средства, которые при содействии Валентины Матвиенко напрямую выделили из бюджета Российской Федерации.

Данила Каунов показывает мне «заплатки» из свежего бетона, которые через каждые метр-полтора вплотную прилегают к стенам зданий, и поясняет:

– По всему периметру зданий как снаружи, так и изнутри пробурили шурфы и в них залили бетон специального состава. Специалисты уверяют, что за сохранность этого фундамента лет сорок не придется беспокоиться. Таким образом лечебный корпус спасли.

Плоская эксплуатируемая кровля с колоннами – фирменный стиль зданий санатория имени Орджоникидзе. Однако терзавшие ее восемь десятилетий дожди, солнцепек и снег нарушили герметичность. Требовалось срочно защитить здания от протечек. В рамках контракта подрядчик полностью снял старую кровлю и уложил новое многослойное покрытие, дав гарантию, что оно обеспечит надежную защиту от осадков на многие десятилетия.

Удивительно, но одной из самых дорогостоящих и сложных операций стала замена ветхих оконных и дверных блоков в главном и частично во втором корпусах. Дело в том, что эти блоки тоже стоят на охране в Минкультуры, а потому заменять их допустимо только на аналогичные, то есть на изготовленные из цельного дуба. Вот и пришлось везти две сотни оконных и дверных блоков из рязанского города Касимова. В общей сложности замена столярки обойдется почти в сто миллионов рублей.

Несмотря на грандиозную строительную суету, санаторий имени Орджоникидзе после снятия санитарных ограничений по коронавирусу возобновил свою профильную деятельность. Сейчас здесь уже отдыхают полторы сотни россиян. В августе сотрудники АО «Москапстрой» завершат все строительные работы, и здравница, рассчитанная на 406 отдыхающих, начнет работать в штатном режиме. Однако только до середины 2021-го…

Дело в том, что в начале нынешнего года санаторий имени Орджоникидзе получил средства не только на первоочередные работы. Почти одновременно поступили 339 миллионов на разработку проектно-сметной документации в рамках федеральной адресной инвестиционной программы.

К июлю будущего года проектировщики должны доложить, каким образом, исполнив все охранные обязательства Минкультуры, можно превратить аварийные здания лечебного корпуса в современный СПА-комплекс класса четыре-пять звезд. Также они представят документацию на восстановление жилых корпусов, административного и технического зданий, а главное – знаменитой Леонидовской лестницы с прилегающими к ней гротами.

То есть через год-полтора здесь вновь заурчат моторы, застучат молотки.

Данила Каунов подчеркивает, что это будет только первый этап восстановления здравницы. За ним последуют и другие. Предстоит пережить много неудобств, зато в этом санатории будут отдыхать наши внуки и правнуки!

Преображение детища наркома / Газета «Ставропольская правда» / 14 июля 2020 г.