© Фото: Максим ВИКТОРОВ

На этой неделе мужской клуб «Виктор» совершил два громких трансфера – состав гандбольной команды из Ставрополя пополнили сразу два звездных новичка: 32-летний разыгрывающий Иналь Афлитулин и 30-летний полусредний Александр Татаринцев.

В первом после возвращения в родной коллектив интервью (организованном пресс-службой клуба в рамках традиционного прямого эфира в соцсети) Александр Татаринцев рассказал, что в Испании игнорируют английский язык, а в Польше до сих пор побаиваются русских танков, поведал, когда у него свадьба и кого из ставропольских звезд еще можно вернуть в «Виктор».

– Саша, ты – представитель знаменитой спортивной династии. Твой дед Александр Гаврилович Татаринцев – заслуженный тренер России по легкой атлетике, бабушка Татьяна Ивановна – один из ведущих организаторов спортивного движения в крае, дядя Сергей – тренер по легкой атлетике, старший брат Павел – известный гандболист. Надо полагать, в детстве у тебя главным был выбор, куда пойти – в гандбол или в легкую атлетику?

– Я в детстве занимался акробатикой, плаванием, мама одно время пыталась пристрастить меня к баскетболу, но в итоге пошел по стопам брата. Павел начал заниматься гандболом раньше – в группе у Валерия Петровича Отрезова. Однажды я пришел за него поболеть на какие-то соревнования, и меня увидел другой наш известный тренер – Виталий Волынченко (он, кстати, еще в студенческие годы играл вместе с нашим отцом). Виталий Владимирович как раз набирал команду ребят 1990 года рождения. Пригласил меня на тренировку – я решил попробовать.

– Когда ты понял, что гандбол – твое занятие на всю жизнь?

– Сначала было просто весело и интересно заниматься, хорошо проводил время. Когда подрос, меня начали приглашать на тренировки первой команды. Там веселья уже было поменьше, зато обязанностей прибавилось. Но в то же время пришло осознание, что этой мой вид спорта. Что глупо бросать на полпути. Что есть определенные перспективы, о чем мне говорили тренеры.

– Ты всегда был высоким?

– За одно лето – мне было лет 14, я вымахал так, что оказался на голову выше остальных. Хотя на каникулы мы с ребятами уходили примерно с одинаковым ростом. С тех пор прибавлял по два-три сантиметра в год. В 2012 году из Ставрополя уезжал с ростом два метра шесть сантиметров, теперь у меня 2,10.

– Высокий рост сказался на выборе амплуа?

– Я одно время играл, как и брат, на позиции линейного, но Паша мне потом запретил. Говорит: «Ты лучше мне передачи в линию давай, а я буду ловить». Так я стал полусредним.

– В команде мастеров ты начал играть в 16 лет, а в 22 года уже покинул «Виктор». Хотел отправиться именно за рубеж?

– Да, я тогда загорелся этой идеей, хотя моим игровым преимуществом можно назвать только рост, супербомбардиром я никогда не был. На руку сыграло то обстоятельство, что я, как и все «викторианцы», также играл в пляжный гандбол – мы много и успешно выступали, в том числе на международных турнирах. Думаю, там меня и приметили скауты. Появился вариант с Испанией, которым я воспользовался. Думал, что приеду в «Адемар Леон» – и буду играть против небожителей. На самом деле не сказал бы, что чемпионат Испании на голову выше нашего. Уверен, что многие россияне могли бы вполне успешно играть за рубежом.

– После двух лет, проведенных в Испании, ты решил перебраться в Польшу – в «Гурник Забже». Почему отдал предпочтение этому варианту?

– Предложили хорошие условия, к тому же в Польше в то время был гандбольный бум, страна как раз готовилась к проведению чемпионата Европы 2016 года. Из игровых видов спорта гандбол, наверное, входит в Польше в тройку самых популярных – после футбола и волейбола. В целом польский чемпионат похож на российский. Но до лидера – «Виве Кельце», нашим клубам далеко. Правда, что будет с флагманом польского гандбола в ближайшее время – непонятно. Коронавирус сильно ударил по гандболу в Польше, ситуация не очень приятная. Что касается моего клуба, то он считается одним из лидеров, в нынешнем году мы завоевали бронзу. На домашние игры в среднем приходят около тысячи болельщиков – при вместимости арены в две тысячи.

Также на выбор страны повлияло то обстоятельство, что польский и русский языки очень похожи. Для того, чтобы посидеть в кафе или сходить в магазин, глубокого знания языка не требуется. А вот когда я только приехал в Испанию, были проблемы. Мой английский язык был на троечку, потом я, конечно, подтянулся, но проблема была в том, что испанцы – националисты своего языка. Они говорят только на нем и хотят, чтобы с ними также общались на испанском. Доходило до того, что я пытался поговорить с партнером по команде, который знает язык, на английском, но он принципиально разговаривал на испанском. Со временем я освоил базовые слова, спасибо клубу, который организовывал курсы испанского языка, но… на английском. Мне, конечно, как человеку, толком не знавшему английского, было тяжело учить на нем испанский, но куда деваться?! Хорошо, что это не очень сложный язык.

– Что посоветуешь молодым игрокам, которые собираются за рубеж?

– Заранее учите язык той страны, в которую едете! Иначе в команде будет очень тяжело. Особенно в раздевалке, где царит непринужденная обстановка, все между собой общаются, и только ты сидишь, как истукан и, естественно, волей-неволей принимаешь все на свой счет. Думаешь, что все вокруг ржут только над тобой, потому что ты не понимаешь, о чем идет речь. Это сильный мотиватор, чтобы выучить язык. Хорошо, что у меня рядом были люди, которые помогли быстрее адаптироваться в новой стране. В Испании мне помог Денис Кривошлыков, в Польше – белорусы Александр Бушков и Юрий Громыка. Освоить премудрости польского языка мне также помогает любимая девушка Каролина. Она родом из города Забже, пока что осталась дома. Мы ждем, когда откроют границы, и она приедет в Ставрополь. Через год планируем пожениться. Кстати, Каролина в Польше ходит на курсы русского языка.

– Возвращение в «Виктор» для тебя – это шаг назад?

– Ни в коем случае! Мне очень приятно спустя восемь лет вернуться домой. Я ждал этого момента. Хотел вернуться и раньше, но у меня был действующий контракт. Не скрою, были варианты продолжить карьеру в Европе, но желания оставаться за рубежом не было, слишком долго я колесил по чужим странам. Очень соскучился по дому, семье, родным, которых в последнее время видел лишь эпизодически. Еще не привык к мысли, что вернулся окончательно. Кажется, что, как прежде, побуду пару недель – и опять уеду. Нужно это все еще осмыслить, переварить. Но это приятные мысли. Конечно, «Виктор», из которого я уезжал и сейчас – это небо и земля. Рад и горд, что родная команда стала одной из лучших в стране, вышла на европейский уровень. Думаю, мне еще придется постараться, чтобы пробиться в состав. Я не кокетничаю, это действительно так. Право играть надо заслужить.

– Конкуренции не боишься?

– Здоровая конкуренция – всегда на пользу команде. Я также наслышан и об увеличившейся за годы моего отсутствия армии болельщиков «Виктора». Приятно, что к старым поклонникам гандбола добавилось много новых. Жду, не дождусь, когда смогу сам почувствовать атмосферу спортивного праздника, которой славится «Лукоморье». Я, конечно, следил за выступлениями «Виктора» по трансляциям в интернете, но это совсем не то ощущение. Мечтаю поскорее выйти на площадку и воссоединиться с ребятами, со многими из которых вместе играл еще в юности.

– С кем, например?

– С Антоном Заболотским, Антоном Волковым, Виталиком Мазуровым, Ваней Некрасовым, Денисом Мирзоевым. С Заболотским и Мирзоевым мы вообще вместе в армии служили.

– Как считаешь, сколько времени тебе понадобится, чтобы восстановить боевые кондиции?

– Месяца два. Я, конечно, во время карантина в Польше старался поддерживать форму, но там с этим было строго – тех, кто вышел на улицу без разрешения, штрафовали. Хорошо, что я жил не в центре города, а на окраине, так что под покровом ночи мог совершать пробежки. Но этого недостаточно. В Польше я понял, что основа всего – спортзал.

– Директор «Виктора» Иван Фиев заявил, что одна из главных задач клуба – возвращение на Родину своих воспитанников, которые выступают за пределами края и России. Ты, можно сказать, первая ласточка. Кого нужно еще вернуть, чтобы «Виктор» смог бороться за золото чемпионата страны?

– Уверен, наша команда и в нынешнем составе в состоянии биться за награды высшей пробы. Но, конечно, возвращение таких звезд мирового гандбола, как Игорь Сорока, Тимур Дибиров, Константин Игропуло не помешало бы.

– Константин Игропуло, кстати, в минувшем сезоне также выступал в Польше. Виделись с ним?

– А как же! Пообщаться с земляком за рубежом – все равно что неделю дома побыть.

– Ты по Ставрополю успел уже погулять после возвращения?

– Нет, я же после приезда из-за границы нахожусь на карантине. Сижу дома, в окошко смотрю. Вот, например, на днях видел, как по улицам шли танки на репетицию парада Победы. Снял видео на телефон, отправил своим польским друзьям – они прямо напряглись. В Польше все еще побаиваются русских танков.

– Как считаешь, возвращение в Ставрополь поможет тебе побороться за место в сборной России?

– Надеюсь на это. Вообще очень странно, что при прежнем руководстве никого из «Виктора» не приглашали в национальную дружину. Хочется, чтобы сейчас ситуация изменилась.

Максим ВИКТОРОВ