Светлой памяти моей матери Кравченко Софии Павловны, гвардии старшего сержанта, посвящается...

© Фото из архива Виктора Кравченко

Радиовзвод 68-го отдельного полка связи, разбившись на отделения, выходил из окружения на юго-восток. Ростов-на-Дону был занят немецкими войсками, о чем 27 июля 1942 года сообщило Совинформбюро.

Командиром отделения, состоявшего из девяти девушек-радистов, была Нина М., старший сержант по званию. Первую ночь провели в степи за Батайском – город полыхал заревом. Днем держались разбитой, изъезженной дороги, по которой устало шагали молчаливые бойцы поредевших батальонов, скрипели растянувшиеся обозы, проезжали военные машины. Девушки шли полем по некошеным травам, прижимаясь к редкому мелколесью, перебрасываясь короткими фразами. Горячее солнце жгло, усугубляя понурое состояние. Восточный суховей трепал выцветшие гимнастерки.

Вторую ночь отделение провело в небольшом обезлюдевшем хуторе, в брошенном доме. Хозяева, видимо, торопились покинуть жилище: во дворе валялась брошенная впопыхах утварь, раскиданная посуда. Бочка для воды, предназначенной к поливу, стояла рядом с пожухлой ботвой. Под навесом кровать с панцирной сеткой, вдоль забора свисали початки незрелой кукурузы. К дому примыкал сарай, в котором разместились на ночлег, выставив дежурных часовых.

Часы Нины с треснувшим стеклом показывали шесть утра, когда отделение покинуло хутор. Наполнили фляжки водой и двинулись в путь. Поесть решили на ходу, не теряя утреннюю прохладу. Бледная голубизна уже разливалась на краю неба. День оказался изнуряюще долгим. В полдень сделали привал в спасительной тени лесополосы. Наскоро поели и поднялись. Нина шла уверенно впереди, лишь иногда оборачивалась подбодрить подруг. Дорога пошла чуть в гору, когда за холмистым пригорком послышался шум мотора. Девушки убавили шаг. Нина вскрикнула: «Танк! Немецкий!» Их заметили: длинная очередь бешено резанула над головами. Танк шел навстречу, поводя коротким, похожим на хобот пушечным стволом. За ним двигался второй.

Девушки остановились в растерянности, затем метнулись к лесополосе. Соня, замыкавшая группу, бросилась вслед за ними. Однако, подвернув ногу, упала в траву, не добежав до лесополосы. Пилотка слетела с головы, разметав золотисто-рыжие волосы. Танк двигался на нее. Все, что было в ее двадцатилетней довоенной жизни, промелькнуло в один миг перед глазами. Школьные годы в южном городе, летние пионерские лагеря, курсы радистов осенью 1941 года, отправка добровольцем на фронт… Передний танк замедлил ход и, буквально в тридцати метрах круто свернул вправо. За ним последовал второй танк… Ушли…

Р.S. Утром Нина вынула из рюкзака круглое дорожное зеркальце и молча протянула Соне. Взглянув в него, Соня увидела, как задрожали и опустились в горькой складке ее губы. На лоб свисала седая прядь волос.