© Фото: КП – Северный Кавказ (Ставрополь)

Владелица известного на Кавминводах особняка «Дача Лесор» Илона Ябс рассказала КП – Северный Кавказ (Ставрополь), как ей пришлось в течение пяти лет биться за своё имущество с семьёй Арашуковых.

Особняк приватизировал отец Илоны – замдиректора Ессентукского тепличного комбината Виктор Ябс – ещё в 90-х. Дача была санаторием, пока Ябс не продал её в 2011 году Раулю Арашукову. Правда, в рассрочку, получив от «газового короля» только треть денег. Остальное семья Ябс так и не получила.

– Арашуков жаловался на тяжелое материальное положение. Говорил, что у него то крестины, то свадьба, то именины, – вспоминает Илона.

Но однажды за ужином Ябс поставил Арашукову ультиматум – или выплата остальных средств, или сделка отменяется через суд. На следующее утро владелец особняка слёг и умер через неделю. Диагноз так и не поставили.

Сделка была аннулирована в 2015-м дочерью Ябса. Жене Арашукова нужно было выселиться через полгода. Однако она этого даже и не думала делать, а судебные приставы ничего не предпринимали. После того, как Арашуковых арестовали, Ябс снова пошла в суд и уже добилась выселения. Однако когда пришла туда с приставами, в доме находились неизвестные люди.

© Фото: КП – Северный Кавказ (Ставрополь) / Ульяна СКОЙБЕДА

– Они выносили из особняка всё, что можно, – говорит Илона. – Исчезла вся мебель, бытовая техника, унитазы и розетки. При выезде забрали даже стразы, которые были в спальнях. Оставили только те части декора, которые выковырять не удалось.

Ябс написала заявление в полицию о хищении имущества, но дело не завели.

– Уже на протяжении года мне говорят, что нет никакого состава преступления, – недоумевает девушка. – Хотя у меня и видео есть, на котором запечатлено, как парни выносят мебель и технику.

Илоне пришлось погасить и долг за коммунальные услуги – 200 тысяч рублей. Когда Арашуковы жили в особняке, то ни электричество, ни газ им не вырубали. Зато сейчас постоянно отключают свет.

– Когда Арашуковы съехали, так и вовсе кабель был перерезан, – жалуется Илона. – В домофон постоянно звонят незнакомцы. Продолжаю обращаться в правоохранительные органы, но в ответ пока тишина.

По словам девушки, всех волнует судьба особняка.

– По документам дача проходила как лечебно-оздоровительный центр. Мой папа его и ставил под этот центр, я думала в этом ключе и оставить, но там сейчас за что ни возьмись – все сломано. Нужно вложить большие усилия, чтобы восстановить то, что испорчено, – говорит она.

М. СКВОРЦОВА