© Фото: из архива газеты «СП»

Возраст обратившихся от 22 до 53 лет. Они отбывают наказание за преступления против жизни и здоровья человека, за незаконный оборот наркотических средств, за совершенное дорожно-транспортное происшествие, повлекшее смерть человека, за преступления против государственной власти. Примечательно, что в местах лишения свободы только двое из них характеризуются положительно.

Практически в каждом ходатайстве есть ставшая едва ли не ритуальной фраза о том, что осужденный «твердо встал на путь исправления». Однако даже если это и правда, то судя по материалам, поступившим в комиссию, всем им еще предстоит идти и идти по этому пути, чтобы действительно стать достойными гражданами. К сожалению, как отмечали члены комиссии в ходе заседания, далеко не все авторы прошений искренни в своем раскаянии и готовности к неукоснительному соблюдению законов. Свидетельством тому и характеристики, прилагаемые к материалам, и легко читаемое желание во что бы то ни стало вырваться на свободу. Даже ценой вранья. Например, один из обратившихся приводит аргумент в свою пользу: он, дескать, «нужен семье как кормилец и защитник». Однако, как выясняется, сей «защитник и кормилец» даже не в курсе, где находятся сейчас его дети… Возникает резонный вопрос: можно ли ему верить? И действительно ли дети могут рассчитывать на его помощь? Очень сомнительно.

Что уж говорить о том, кто жесточайшим образом расправился со своим же собутыльником, а теперь пытается буквально свалить вину на… жертву: «преступление было вызвано вероломными (!) действиями потерпевшего». Ничего себе заявление, да еще из уст «глубоко и искренне верующего человека», как он без стеснения называет себя. Нередко поражают членов комиссии не только тексты прошений, но и характеристики, даваемые заключенным в учреждениях исполнения наказаний. Вот небольшая цитата: осужденному присущи «спокойствие, деликатность, умение вести себя в критических ситуациях». Между прочим, это о человеке, севшем пьяным за руль и в результате погубившем жизнь другого. Получается, пьяный водитель способен адекватно вести себя «в критических ситуациях»?! Поневоле вспомнишь законодательство некоторых вполне цивилизованных государств, где сам факт появления за рулем в алкогольном опьянении – уже серьезная статья для наказания, а не просто отягчающее обстоятельство.

Ну и вовсе не нашли сочувствия у членов комиссии наркоман с семью судимостями и дама бальзаковского возраста, отбывающая наказание за покушение на государственную измену. Наркоману явно лучше оставаться в изоляции, поскольку он одновременно и преступник и тяжелобольной человек, а вот уличенной в госизмене (весьма хладнокровной и продуманной) вообще вряд ли можно оказывать хоть какое-то снисхождение.

По итогам обсуждения комиссия предложила губернатору Ставропольского края В. Владимирову направить представления Президенту РФ о нецелесообразности применения актов помилования к данной группе обратившихся.

Наталья БЫКОВА