Удивительные и непредсказуемые виражи закручивает порой жизнь. А уж во время Великой Отечественной войны... Когда ситуация менялась мгновенно, когда выбирать надо было между честью и бесчестьем, между жизнью и смертью. Иван Тимофеевич Толмачёв не раз в эти грозовые годы стоял на распутье, но всегда выбирал дорогу, которая не позволяла трусости или предательства. Почти до конца войны родные считали его, мобилизованного в 1941-м, пропавшим без вести.

Иван Толмачёв родился 7 ноября 1913 года в станице Новоалександровской Ставропольского края в семье участника Первой мировой войны подхорунжего Кубанского казачьего войска Толмачёва Тимофея Григорьевича, трагически погибшего от рук бандитов после возвращения в родную станицу. Маленький Ваня запомнил ту роковую ночь, когда постучали в окно и выманили папу из дома якобы по какому-то делу... Без отца семье приходилось непросто. Окончив четыре класса средней школы, подросток пошел работать слесарем. В 1935 году начальника цеха Ставропольской весоремонтной мастерской Толмачёва хотели призвать в армию. Однако по состоянию здоровья он был признан не годным к военной службе.

Это обстоятельство не было взято в расчет, когда началась Великая Отечественная война. Уже 23 июня 1941 года Ивана Толмачёва отправили на фронт. Войсковой эшелон со ставропольцами 4 июля 1941 года прибыл в район города Вязьмы, откуда Иван успел написать жене письмо. После этого вплоть до августа 1944 года о нем не было никаких вестей. Семья несколько лет считала Ивана погибшим. Хотя никаких официальных уведомлений об этом не получала. А что было думать?

Уже в мирное время, когда отца не стало, его сын Юрий Иванович Толмачёв отправился на поиски, чтобы больше узнать о боевом пути родителя, который не любил говорить о войне.

Юрий Иванович побывал в Центральном военном архиве города Подольска, чтобы уточнить обстоятельства, при которых отец пропал без вести. В архивах имеются сведения, что прибывшие на фронт ставропольцы в августе 1941 года были направлены на передовую в район деревни Ушаково под Ельней. В ходе Ельнинской наступательной операции 30 августа – 8 октября 1941 года войска 24- й армии прорвали оборону врага, разгромили крупную группировку фашистских войск и освободили город. Они сковали значительные силы противника, чем позволили командованию Западного фронта выстроить линию обороны Москвы в районе Можайска. Однако в начале октября 1941 года фашистские танки отрезали пути для отхода наших армий. Воины 24-й армии (командарм генерал К.И. Ракутин) с большими потерями вышли из окружения. Почти весь состав воинского подразделения, в том числе 103-я мотострелковая дивизия, в которой воевал Иван Толмачёв, по свидетельству дивизионного комиссара Абрамова, полностью полегла, обороняя свой рубеж, а ее остатки попали в плен к немцам.

И. Толмачёв (справа) с другом-партизаном В. Кузьминым. Минск, июнь 1945 г.

И. Толмачёв (справа) с другом-партизаном В. Кузьминым. Минск, июнь 1945 г.

В числе плененных в лагере города Драгобуш оказался и красноармеец Иван Толмачёв. Первую попытку бежать группа военнопленных, среди которых был и он, предприняла в октябре 1941 года. Но через два месяца беглецы были схвачены немцами и отправлены в тюрьму города Кричева. А в феврале 1942 года переведены из тюрьмы в общий лагерь для военнопленных под городом Оршей. В августе 1943 года вместе с товарищами Иван попал в концлагерь для военнопленных под Минском. Здесь была сделана вторая попытка бежать в составе группы из 15 человек. Ночью вывели из строя электрические и телефонные провода барака, похитили из немецких автомашин 9 винтовок и две гранаты, перерезали проволочное ограждение. Беглецы ушли в лесной массив в направлении деревни Гаяны Логойского района Минской области, где, по имевшимся у них сведениям, располагался отряд партизанской бригады Лунина.

В соответствии с материалами Национального архива Республики Беларусь, все участники побега, пройдя тщательную проверку, были направлены в партизанское соединение «Железняк», которым командовал майор Иван Титков, впоследствии полковник, Герой Советского Союза.

Как свидетельствует характеристика, данная командиром бригады, командир взвода 3-го отряда бригады Толмачёв, бежавший из плена, проявил себя в боях и засадах, отличился как разведчик по выявлению мест расположения противника, обеспечил успешные действия отряда в районе деревни Осовин.

Партизанский отряд «Железняк» находился в тылу врага с апреля 1942 по август 1944 года, до освобождения Белоруссии от фашистов. По воспоминаниям комбрига Титкова, за это время в ходе ожесточенных схваток с фашистами партизанами бригады было разгромлено 14 вражеских гарнизонов. На их счету сотни разрушенных и сожженных мостов. Бойцы истребили несколько тысяч рядовых и офицеров противника, около тысячи немецких военных пленили, уничтожили больше 200 грузовых и легковых машин, 34 танка и броневика, пустили под откос свыше 50 железнодорожных эшелонов.

В августе 1944 года Иван написал второе за всю войну письмо жене и сообщил, что жив-здоров и скоро приедет в Ставрополь забрать семью в Белоруссию, где ему нашлась работа при Пинском обл-исполкоме. Семья получила добрую весть от родного человека, на что почти уже не надеялась.

В Белоруссии Толмачёвы находились с 1945 по 1947 год, пока глава семейства не был освобожден от должности по состоянию здоровья. В Ставрополе бывший партизан вернулся на свою довоенную работу в весоремонтную мастерскую. Взяли его охотно. Судя по характеристике, данной ему руководителем, «план перевыполнял и был стахановец, 12 раз премирован за хорошую работу деньгами, курортом и часами». Мастерская по прошествии некоторого времени получила статус прибороремонтного завода, на котором Толмачёв, начинавший слесарем, вырос до заместителя директора. Не стало Ивана Тимофеевича 5 сентября 1995 года. Практически до последнего работал.

Иван Тимофеевич награжден орденом Великой Отечественной войны, медалями «Партизану Оте-чественной войны», «За Победу над Германией» и почетным знаком «Партизан Белоруссии». «Вся его военная биография – и плен, и война против немцев в тылу врага – связана с Белоруссией, – вспоминает его сын Юрий. – Слушая белорусский ансамбль «Песняры», отец как-то затихал и, казалось, был далеко, не с нами. Не знаю, о чем он думал в эти мгновения».

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ