Светлана Адаменко

Светлана Адаменко

– Светлана Викторовна, закон этот вступил в силу 1 января нынешнего года. Какие новые возможности у вас появились?

– Из новелл закона заслуживает внимания тот факт, что уполномоченный может обжаловать в рамках административного судопроизводства действия (бездействие) органов госвласти, местного самоуправления, должностных лиц, если это потребуется для защиты прав и интересов несовершеннолетних. Законом регулируется формат взаимодействия между региональными и федеральным уполномоченным. Есть и другие моменты, которые, безусловно, приведут к повышению эффективности защиты детей и семей с детьми.

Вместе с тем хочу отметить, что на Ставрополье с 2015 года уже действует краевой Закон «Об уполномоченном по правам ребенка». Так что рычагов влияния у меня достаточно, для того чтобы быть внимательным к проблемам детей и реально помогать тем, кто в этом нуждается.

– Кто чаще всего обращается к детскому омбудсмену и по каким вопросам?

– Ко мне может обратиться любой житель края. В первую очередь законные представители ребенка, родители, организации, должностные лица. Напрямую может попросить о помощи сам несовершеннолетний. По телефону, электронной почте, в соцсетях… Такие обращения всегда рассматриваются в приоритетном порядке. За год их не так много, все-таки чаще дети общаются со мной через родителей, но около тридцати обращений, к примеру, в 2018 году было именно от несовершеннолетних. Касались они нарушений прав в образовательном учреждении, обращались дети-сироты и ребята из семей в трудной жизненной ситуации.

Особенно запомнилось письмо мальчика о том, что у мамы не получается выплатить в срок остаток ипотеки, несколько десятков тысяч рублей, и теперь семье грозит выселение. Он был в отчаянии и попросил защитить его и маму, которая работает много, но средств не хватает. Конечно же, мы помогли: обратились в банк, учреждения социальной защиты, к общественным организациям. Согласовали реструктуризацию долга, максимально оттянули время внесения задолженности. Сегодня это уже история с позитивным концом. Самое главное в нашей работе – прочувствовать боль ребенка сердцем, не отмахнуться, не отписаться, а максимально помочь.

– На Ставрополье достаточно остро стоит проблема педофилии. Как не допустить преступление в отношении ребенка?

– К сожалению, в крае не снижается количество преступлений против половой неприкосновенности детей. К примеру, в 2018 году от сексуального насилия в нашем регионе пострадали 150 детей, что на 20% больше, чем в предыдущем году. Что тревожит более всего, так это то, что дети часто подвергаются насилию в семье со стороны родственников, соседей, друзей.

Замечу, что у детей, к сожалению, отсутствует чувство страха, они доверчивы. А этим и пользуются безнравственные монстры. И чаще всего в группе риска дети, оказавшиеся без достаточного надзора родителей. Когда разбираешь подобные случаи, часто фигурируют: «оставлен один», «оставлен у соседей», «во время праздника в семье»…

Взрослым, родителям необходимо понимать, что дети должны быть под контролем, нужно учить их правильно вести себя с посторонними, уметь сказать «нет» в том случае, когда зовет куда-либо чужой человек. Нельзя детям позволять самостоятельно возвращаться домой в темное время суток из школы... Самое главное – рука ребенка должна быть в руке взрослого, родителя, который может защитить и не дать в обиду.

– Многие неоправданно напуганы тем, что называется ювенальной юстицией. Где грань между спасением ребенка и его поселением в детский дом?

– У нас в стране как таковой ювенальной юстиции нет. И, думаю, не будет. Но многие ассоциируют это словосочетание почему-то с изъятием ребенка из семьи. Да, наше законодательство (и в первую очередь Семейный кодекс) позволяют органам системы профилактики детского неблагополучия принимать меры реагирования к нерадивым родителям, которые доводят ситуацию до того, когда приходится спасать ребенка и помещать его в государственное учреждение. Но для этого должны быть очень веские причины. И не тот случай, когда в холодильнике обнаружен просроченный сырок. Или родители без работы, или в доме не очень чисто. Сначала надо помочь семье, поддержать ее в трудную минуту. Для это существует немало служб и ведомств.

Именно благодаря им в крае меньше стали вмешиваться в дела семьи. Хотя все же в 2018 году 285 родителей лишились своих прав, 18 детишек были отобраны из семьи, что намного меньше, чем в прошлые годы. Но и этого не должно быть. Ведь лишенный родительских прав человек не может быть полноценным гражданином общества.

– Свеж в памяти скандал с бэби-боксами. Губернатор Владимиров решил проблему – отстоял их существование на территории края. Можете дать свою оценку результатов их существования?

– Это был общественный проект, который поддержали очень многие эксперты, правозащитники, правоохранительные органы. В 2013 году у нас было 14 убиенных младенцев. Можно долго говорить о моральной стороне этого вопроса, но в данной ситуации любые способы спасения ребенка хороши. Сам бэби-бокс – способ спасения малыша и шанс для отчаявшейся матери не совершить преступление. Хотя есть и противники бэби-боксов, несмотря на то что у нас в крае спасено от смерти уже шесть детей. Причем один ребенок возвращен в кровную семью. Сегодня нет закона, запрещающего бэби-бокс, и в четырнадцати регионах они есть.

Бэби-бокс – это гораздо шире, чем просто место, куда помещается ребенок, это еще и профилактическая работа, благодаря которой у нас в крае ежегодно снижается число отказов от новорожденных детей.

– Как в целом вы оцениваете прошедший год с учетом соблюдения прав детей на Ставрополье?

– В целом ситуация реализации и защиты прав детей улучшается. Больше рождается малышей, уменьшается детская смертность, растет количество многодетных семей, сокращается число детей-сирот. Хорошие подвижки в образовании, медицинском обслуживании детей и семей с детьми. В крае оказывается материальная помощь семьям за первого ребенка, многодетным семьям, одиноким мамочкам. Малыши, от которых отказались родители, и «найденыши» теперь получают пенсию по потере кормильца. И это здорово.

Сегодняшний вектор государственной социальной политики направлен на семью, и эта работа дает свои позитивные результаты.

Елена АЛЕКСЕЕВА

Рука ребёнка должна быть в руке взрослого / Газета «Ставропольская правда» / 23 января 2019 г.