© Фото: Кирилл Зоря

© Фото: Кирилл Зоря

Идея махнуть туда, где вечная зима, пришла Кириллу давно. Будучи интерном в Санкт-Петербурге, будущий врач разговорился с одним из профессоров, бывалым полярником.

– А почему я все-таки должен туда попасть? – удивлялся Кирилл.

– Спрашиваешь! – восклицал профессор и долго говорил о том, что сам он готов рваться к Южному полюсу хоть на санках с самоедскими лайками.

© Фото: Кирилл Зоря

Ставропольчанин и прорвался. Только не на собаках, а на ледоколе «Академик Фёдоров», который со времен 1987-го ни разу не застревал во льдах. Российская антарктическая экспедиция, участником которой и стал Кирилл, проходила в 62-й раз под руководством Арктического и антарктического научно-исследовательского института Санкт-Петербурга. Покорять ледяные просторы собирались 23 человека – начальник станции, автомеханики, электрики, два повара, два врача, аэрологи, метеорологи и магнитологи. Отчалили в ноябре 2016 года. Впереди было всего две остановки, чтобы пополнить провизию.

​​​​​

Маленький город Бремерхафен в Германии встретил полярников безлюдностью. После него пересекли Ла-Манш, сильная качка отнюдь не стала радостью для экипажа. Звенела посуда, бренчали гитары, взятые с собой, а самих путешественников кидало из стороны в сторону.

Второй раз остановились в столице Южной Африки Кейптауне. Палящее солнце нещадно светило в глаза, а улицы кишели людьми. Пробыв несколько дней в этом приветливом городе, ледокол с полярниками двинулся дальше. Приближение к Антарктиде участники экспедиции почувствовали задолго до того, как увидели первые айсберги на горизонте: сгущаются облака над океаном, дует сильный холодный ветер. Но вот он, айсберг! Эта огромная льдина медленно выплывает из серой мглы. Высадившись на землю Антарктиды, полярники направились к станции «Прогресс», где им предстояло прожить полтора года. Медицинский блок, в котором работал Кирилл, был оснащен операционной, перевязочной и стоматологическим кабинетом.

© Фото: Кирилл Зоря

Во время полярной зимы день работников станции начинался с восьми утра. После завтрака приступали к работе. Кормили хорошо – кашей, борщом, жареным картофелем, супом. С овощами дело обстояло так: Кирилл сам выращивал помидоры и огурцы на гидропонике – без земли, поскольку почву в Антарктиду провозить запрещено. Необходимое для растений питание поступает из раствора, который окружает корни. Раз в неделю жители станции могли полакомиться свежими овощами, будто с грядки.

Начало зимовки – всегда праздник. Но самое главное торжество – ее середина. Тогда можно отправиться в гости на соседние станции к китайцам или индусам. В честь праздника устраивают соревнования и готовят барбекю. Забег, на первый взгляд, прост – нужно первому установить флаг своей страны на вершине горного массива.

© Фото: Кирилл Зоря

Но маршрут предстоял нелегкий. К счастью, все обычно заканчивалось благополучно.

Обойтись без трудностей на континенте, где царит вечный холод, невозможно. Катастрофа случилась тогда, когда ее, по обыкновению, не ждали. Стояла полярная ночь, и ледяной ветер завывал за окном. Он достигал более 60 метров в секунду. Станция не выдержала натиска, и в одном из жилых комплексов сорвало большой кусок крыши. Всю команду тотчас разбудили. И закипел ремонт.

– За пару дней нам удалось справиться с напастью, заставшей нас врасплох, – говорит Кирилл. – Правда, периодически в помещение попадал снег, но это уже мелочи.

© Фото: Кирилл Зоря

Врач-хирург и его товарищ анестезиолог выполняли роли терапевтов, фельдшеров и медсестер. Столкнулся Кирилл и со стоматологией – удалял три зуба. Все три операции проходили под наркозом.

– Удалять первый зуб было сложнее всего, – признается он. – Зуб не удалось вылечить даже на Большой земле. Но третий раз я воспринял как обычное дело.

За месяц до окончания экспедиции один из механиков попал в западню. Вытащив 61-летнего мужчину из ямы, врачи поняли: у пациента закрытый перелом тазобедренной кости. Механик потерял два литра крови, но его состояние стабилизировали и отправили домой самолетом.

© Фото: Кирилл Зоря

В период с ноября по январь в Антарктиде начинается «летний сезон». Начинает таять снег, иногда встречаются мхи и лишайники. Температура может подняться даже до двух градусов, но даже при десяти ниже нуля можно раздеться и загорать. В летнее время редко встретишь пингвинов и тюленей, но в период миграции животные встречают полярников с удивительным бесстрашием. Заглядывая в окна, они рассматривают людей, щуря близорукие глаза. Жителям «Прогресса» удалось побывать в питомнике на австралийской стороне. Запах там, рассказывает Кирилл, как в Питере, когда свежую рыбу продают.

Для каждого из участников экспедиция стала одним из самых захватывающих переживаний в жизни.

– Я понял, что не отправился бы в Антарктиду еще раз, – признался Кирилл. – Но жизнь среди снегов под порывами ветра подарила мне бесценный опыт.

Как ставропольский врач выживал в Антарктиде / Газета «Ставропольская правда» / 29 июня 2018 г.