Почему реальному сектору нереально выжить в современных условиях? Задуматься над этим вопросом стоит. Ибо на словах мы строим новую экономику, занимаемся импортозамещением, принимаем грандиозные инвестиционные планы, а защитить уже действующие производства государство порой не в состоянии. Более того, в законодательных механизмах достаточно «черных дыр», которые позволяют развалить с трудом созданное дело, невзирая ни на что. И тогда только ручное управление, да и то желательно на самом высоком уровне. А реальная власть оказывается у крупного финансового капитала. Ведь это его в период кризисных состояний экономики поддерживают в первую очередь за счет бюджетных средств, чтобы не наступил крах платежной системы.

Крупнейшее на Юге России стекловаренное производство ОАО «ЮгРосПродукт» находится в состоянии банкротства. Чудо состоит в том, что оба принадлежавших ему предприятия в Новоалександровске и селе Красногвардейском работают, выдают на-гора продукцию и платят налоги в бюджет. По сути, вопреки обстоятельствам.

Французы ушли по-английски

Предтечей сегодняшних проблем стекловаров являются события почти девятилетней давности. В конце 2009 года в Красногвардейском готовили пуск линии по производству листового стекла. Специалисты дневали и ночевали на предприятии. Вот только так называемых супервайзеров французско-бельгийского консорциума Sten Heurtey Belgium Glass Eguipmenf, с которыми было заключено соглашение о поставке и шефмонтаже оборудования, эти финишные работы волновали мало. Они досрочно упаковали вещи и покинули Ставрополье, не выполнив контрактных обязательств.

Решение о строительстве уникальной линии (до сих пор оба завода выпускали только различные наименования стеклотары) было принято в марте 2007-го в соответствии с распоряжением правительства Ставропольского края № 99-рп «в целях обеспечения социально-экономического развития региона, увеличения налоговых поступлений в бюджеты различных уровней и занятости населения».

Несмотря на своевременное поступление авансовых платежей, оборудование французско-бельгийским концерном не было поставлено на завод, как планировалось, 15 августа 2008 года. Намеченный на 1 ноября пуск был сорван, что стало причиной несвоевременной выборки кредитных ресурсов и, соответственно, наложения, по сути, штрафных санкций на «ЮгРосПродукт». Дополнительные проценты, которые пришлось выплачивать, были золотыми: открытие нового производства, как известно, задача непростая, на счету была каждая копейка.

Банк «Уралсиб» – давний партнер «ЮгРосПродукта». Такое долгосрочное взаимодействие предполагало доверительные отношения, своевременное выполнение обязательств. Кредитное учреждение не располагало достаточными средствами для финансирования столь серьезной стройки и предложило свое посредничество во взаимоотношениях с крупным французским банком NATIXIS, где и была зарезервирована необходимая сумма. Платеж по аккредитиву в 3,1 млн евро должен был быть произведен, когда линия по производству листового стекла заработает, по требованию консорциума, после предоставления в NATIXIS акта, подтверждающего стопроцентное выполнение работ.

Французы схитрили. Вместо этих документов концерном были предоставлены табели учета рабочего времени супервайзеров, подписанные, соответственно, работниками отдела кадров, которые и до этого визировали данные документы. Эти подписи, причем даже без указания должности подписантов, не могли служить основанием для выплаты по аккредитиву. Упование на то, что надежный партнер, каковым считали «Уралсиб», подставит свое плечо, не оправдалось. А как-то с точностью до наоборот банк способствовал тому, чтобы подсунуть французам фальшивую документацию, в которой, соответственно, был заинтересован продавец услуг. Вот и испарились монтажеры по-английски, не прощаясь...

Приведенный выше случай не был единственным примером недобросовестного отношения к выполнению договорных отношений французско-бельгийским концерном. Но, видимо, не стоит перечислять все огрехи, чтобы не утомлять читателя.

Требование ОАО «ЮгРосПродукт» к банкам NATIXIS и «Уралсиб» вернуть деньги, учитывая, что контракт французской стороной не выполнен, действия не возымело. Пыталось в этой ситуации помочь и правительство края. Однако обращение краевой власти также не пробудило совести банкиров, тем более концерна, который уже получил свое, и дальнейшая судьба линии по производству листового стекла его не волновала. За неисполнение контракта консорциуму было направлено арбитражное предупреждение на сумму 4,5 млн евро. В претензии были обобщены и предъявлены недобросовестному исполнителю все недостатки и замечания по контракту. Но это все было, как говорят в народе, «в пустой след». Ибо ответа не последовало никакого.

Неисполнение контракта в той ситуации можно сравнить с ударом под дых. Во-первых, заводские специалисты остались без инжинирингового сопровождения, во-вторых, обнаружилась нехватка оборудования, необходимого для запуска печи. В результате пуск линии стоил колоссальных усилий и больших дополнительных денег. Известная немецкая компания HORN glass industries, проведшая по инициативе «Уралсиба» технический аудит, подтвердила, что французско-бельгийским концерном допущены серьезные недостатки при выполнении контрактных обязательств.

© Фото: из архива газеты «СП»

Не благодаря, а вопреки

Печь запустили, несмотря на многочисленные к тому препятствия. Однако задолжали в итоге много. Завод, образно говоря, посадили на «кредитную иглу». От этой зависимости трудно было избавиться по простой причине: производству постоянно требуются оборотные средства, для того чтобы конвейер не останавливался. И прибыль не могла расти в той же прогрессии, что банковские проценты. Чтобы завод работал, платил налоги, пришлось открывать новые и новые кредитные линии в «Уралсибе».

Никто ничего не скрывал от банкиров. Строительство линии по производству листового стекла «флоат» велось при непосредственном деятельном участии ПАО «Уралсиб», которое контролировало поставку оборудования, его монтаж. Три представителя банка входили в наблюдательный совет акционерного общества.

Однако настало время, и идиллия закончилась. Поскольку цена кредитных средств росла, в итоге финансовая планка была задрана так, что допрыгнуть до нее становилось проблематичнее и проблематичнее. Производство требовало новых средств. Без финансовых вливаний ни одно предприятие работать не может, тем более такое высокотехнологичное, как Красногвардейский стекольный завод. С заемщиком велись активные переговоры. Банк «Уралсиб» обещал рассмотреть вопрос снижения процентных ставок, совместно со специалистами «ЮгРосПродукта» разработать схему передачи 30 процентов акций предприятия в счет погашения долга, проанализировать возможность конвертации действующих валютных операций (скачок валютного курса также не способствовал оздоровлению финансовой ситуации) в рублевые.

5 мая 2011 года «ЮгРосПродукт» и «Уралсиб» при участии еще одного держателя акций – правительства края – заключили соглашение о намерениях по реструктуризации кредитных обязательств общества перед банком. Но покупка акций так и не случилась, как и реструктуризация. Попытки ОАО «ЮгРосПродукт» самостоятельно решить проблему долга разбивались о стену равнодушия самого кредитора. В частности, в поисках средств для погашения долга акционерное общество просило согласовать продажу станции по производству азота и водорода за 22 млн рублей. Но и это обращение осталось без внимания.

Если смотреть на ситуацию со стороны, становится ясно, что первой вехой на пути к банкротству была организованная банком необоснованная выплата денег французской стороне. А дальше, как говорится, больше и выше. «Уралсиб» изменил позицию на противоположную. Теперь он заинтересован не в нормальной работе новой производственной линии, а в том, чтобы производство, создание которого началось в сложные 90-е годы прошлого века, когда ничего не строилось, а только разрушалось, выгоднее продать.

Почему не подали в суд на недобросовестного французско-бельгийского партнера, с которого и началось падение? Чтобы доказать свою правоту в отношении зарубежной фирмы, необходимо было обратиться в Международный арбитраж, а работа представителя в его стенах в день стоит около 90 тысяч евро. Учитывая долги, которые росли за счет процентов, как снежный ком, летящий с горы, найти такие средства было просто невозможно. Тем более что абсолютно непредсказуемо, сколько продлилось бы разбирательство и чью сторону приняла бы импортная Фемида.

Вот и получается, что уникальное производство Юга России работает не благодаря, а вопреки всем встречным ветрам, которые давно могли бы свалить с ног. Особенно после событий ноября прошлого года.

Стеклотарный завод

Стеклотарный завод

Непростые ребята

Собственно, эта война с банком длится уже три года. Однако канат, по большому счету, пока не оказался ни на чьей стороне. В «ЮгРосПродукте» тоже работают непростые ребята. В свое время, когда в Красно-гвардейском начали закладку второй печи листового стекла большей мощности, чем действующая (увы, успели сделать только фундамент), было создано дочернее предприятие ООО «Гелиос» для решения вопросов проектирования и строительства нового объекта. На тот момент логично было передать «дочке» и большую часть производственных мощностей на обоих заводах, в Новоалександровске и Красногвардейском, в доверительное управление. Как выяснилось позже, именно этот шаг позволил сохранить предприятия в рабочем состоянии.

«Уралсиб» затеял дело о несостоятельности «ЮгРосПродукта». По заявлению налоговой инспекции была возбуждена процедура банкротства. Вот здесь-то и выяснилось, что производство сложнейшее, чтобы обеспечить его работу, нужны специальные знания. Специалисты об этом, конечно, знали. А вот банкирам было в диковинку. В настоящее время, несмотря на сложные обстоятельства, на предприятиях делают все, чтобы производство работало.

Люди с Кипра

И что банкиры? Есть такое понятие «договор уступки». Так вот долг «ЮгРосПродукта» в размере 3,8 млрд рублей банком был передан обществу с ограниченной ответственностью с красивым названием «Аквамарин», уставной капитал которого равнялся... десяти тысячам рублей. В оплату уступаемого требования «Аквамарин» должен был выплатить «Уралсибу» 750 млн рублей. Этого сделано не было, что наводит на мысли о некоем сговоре. О подозрительности заключенной сделки свидетельствует также факт, что «Аквамарин» учрежден расположенной на Кипре компанией с сомнительной репутацией «Вестернмост Инвестмент Лимитед». В свою очередь, «Аквамарин» создает ООО «Югстекло», зарегистрированное в Москве. Однако кроме генерального директора другого штата в этой фирме не замечено.

Далее как в кино: при участии людей в камуфляжной форме в ноябре 2017 года происходит силовой захват работающих и выдающих продукцию предприятий в Новоалександровске и селе Красногвардейском. Изымают документацию, запрещают управленцам доступ на предприятия. А на рабочих давят психологически: собственник, мол, сменился, пишите заявления о переходе на другое предприятие. События напоминали революционные. На заводах даже листовки распространяли.

– В ноябре 2017 года, – рассказывает главный бухгалтер Красногвардейского завода Лариса Шагапова, – представители банка в буквальном смысле штурмом с участием силовых структур взяли предприятие. Была заменена охрана, не пускали на завод не только конторских работников, но и председателя совета директоров ОАО «ЮгРосПродукт» Алексея Яшкунова. Рабочих уговаривали: переходите к нам, мы будем платить вам белую зарплату, отпускные. Словно всего этого не было раньше. Неделю производственные линии не выпускали продукцию. А это, вы сами понимаете, новые убытки.

Чтобы сложное оборудование не пришло в негодность и не пришлось его потом дополнительно ремонтировать, печь была переведена в «режим струи», как говорят специалисты. Чтобы стекломасса не застыла, ее разогревали и гранулировали.

Не сумели пришлые «белые воротнички» встать во главе высокотехнологичного производства. Непростым оказалось это дело. В итоге сдались. Позволили заводским управленцам занять свои места.

Не смог арбитражный управляющий и конкурсную массу сформировать. Ибо завод был бы интересен потенциальному покупателю только целиком, с работающими цехами. Большая часть мощностей была на тот момент в доверительном управлении, а затем в субаренде у «Гелиоса», который, собственно, и обеспечивает до сих пор производственные процессы на обоих предприятиях. Банкротом же объявлен ОАО «ЮгРосПродукт». Вот так вопреки всему уникальные заводы Юга России работают. И налоги в бюджет платят.

Не надо быть экономистом, чтобы понять, что действующее производство способно принести больше пользы, чем руины. Кстати, такой пример рядом, в том же Красногвардейском районе. Это бывший завод «Сыродел», предложения руководства которого о реструктуризации долга в свое время не были приняты. В итоге на его территории, где когда-то кипело производство, а значит, жизнь, сегодня мертвая тишина.

*****

Банковский бизнес – серьезный бизнес. Должники должны платить – это непреложное правило. Никто с этим не спорит. Однако идти навстречу клиенту, искать иные пути, кроме банкротства и остановки производства, сама жизнь требует. Уверенность, что деньги можно делать из воздуха, – путь в никуда. В США это проходили и спровоцировали мировой экономический кризис, из которого мы выбираемся до сих пор. Здравого смысла нашим банкирам все-таки желательно побольше. Не надо ставить телегу впереди лошади. Это банки для реального сектора, а не реальный сектор для банков.

Что теперь вспоминать прежнее правительство края, которое курировало производство. Помощь требуется сегодня. Надежда на губернатора Владимира Владимирова и правительство края, которые должны понимать, что курицу, несущую золотые яйца, резать не имеет смысла.

Обращения к краевой власти написаны и отправлены. Теперь надо подумать, как выпутаться из безусловно сложной ситуации. При посредничестве власти две стороны вполне могут договориться. Никто не призывает нарушать закон. Но противостояние никогда никому не приносило пользы. А уникальное производство Юга России надо спасать.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ

Кредитная игла / Газета «Ставропольская правда» / 25 мая 2018 г.