© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Ее мама говорит соседке: мы 25 открыток получили с Первым мая. И вопросительно смотрит на нее. Соседка сокрушенно качает головой: а мы только 23. И вот что интересно, никто никому не врал и не преувеличивал. Но количеством «поздравлялок» по-настоящему гордились.

Я этого не помню, но говорят, что в советские времена, когда солнцем для пионерской молодежи, да и не только для нее, был Владимир Ленин, праздники воспринимались совсем по-другому. Тогда и Первомай, который мы сейчас зовем Праздником Весны и Труда, назывался иначе – День международной солидарности трудящихся. Первые майские демонстрации прошли еще в июле 1889 года по инициативе Парижского конгресса II Интернационала. В Советском Союзе 1 Мая было объявлено нерабочим днем в 1918 году. Так что нынче в сотый раз отдыхаем по его случаю. Он так и остался нерабочим днем, а вот содержание и отношение к празднику менялось от поколения к поколению. Наверное, так оно и должно быть. Но у меня такое чувство, что с каждым поколением от Первомая остается все меньше и меньше истинного, отрывается какой-то кусочек, который оказывается невосполнимым.

Петровчанка Нина Тороковская уже двенадцать лет на пенсии. Все прошедшие Первомаи она помнит – они живые картинки из прошлого. Вот она идет с отцом на демонстрацию, а в руке у нее красный флажок в форме факела с желтой каемкой огня. Это конечный этап. До этого неделями готовились к празднику: в школе делали цветы из гофрированной бумаги и рисовали плакаты. Цветы были разными – и тюльпаны, и розы. Но почему-то учителя налегали на производство веточек косточковых – алычи, абрикоса, вишни. А ведь и вправду было красиво!

Кажется, ряды первомайских колонн были не везде. Семья Нины Торковской одно время жила в небольшом селе. Так вот ее родителям первомайских колонн не досталось.

– Родители рассказывали мне, что проводили так называемые маевки – посиделки у костра с шашлыками, – ностальгирует пенсионерка. – Раньше так назывались собрания рабочих на природе. Они обсуждали революционные вопросы, но позже поняли, что к природе и шашлыку больше подходят песни под гитару, чем революция.

Что нужно было советскому ребенку для счастья, если у него есть флажок за четыре копейки и стаканчик мороженого за семь? Наверное, именно поэтому празднование Дня солидарности трудящихся сегодня старшее поколение вспоминает с теплотой. Впечатления от современных майских телодвижений немного схожи с советскими, считает Нина Торковская, только вот флагов больше не видно, а лозунги стали более приземленными.

Воспоминания 47-летнего ставропольчанина Анатолия Смирнова не столь радужны.

– В молодости, когда я был студентом, я искренне не понимал, зачем нужно это ликование из-под палки, – говорит он. – Помню, как в 80-х годах прошлого века все это начало постепенно размываться, а коммунизм начал таять, словно грязный снег в начале весны. А вместе с коммунизмом таяли первомайские идеи и идеалы.

1 мая перед началом демонстрации у института, где учился Анатолий, выстраивались машины с транспарантами и портретами вождей. Эти украшения делались строго по образцам краевого комитета партии. Раздавали это имущество под расписку: попробуй не сдай после демонстрации! Давка, жара, все кричат «ура», но не от счастья, а потому что заставили. А как шли колонны, чтобы попасть на площадь - одна за другой без разрыва. То стояли или еле плелись, а то бежали чуть ли не со спринтерской скоростью. После демонстрации бумажные цветы летят в грязь, будто напоминая о бессмысленности и наплевательстве рабочих, только что якобы любовно сжимавших портреты Ленина. Примятые флажки в лужах Анатолий помнит особенно отчетливо. Никаких приятных воспоминаний от празднования Дня труда тех времен у него не осталось. Стоит ли организовывать демонстрации сейчас, если рабочий класс давно не является гегемоном, да и есть ли он вообще...

А в голове студентки третьего курса одного из вузов краевого центра Юлии Малушевой нет места воспоминаниям о связке шариков или о радостных лицах демонстрантов.

– Праздник давно утратил исконное значение, – считает девушка. – Он превратился в сплошное развлекательное мероприятие. Я не говорю о том, что нужно выходить на улицы с лопатами и сажать деревья. Но то, что происходит сейчас, совсем не похоже на День труда.

Может, мы слишком увлеклись традицией, которая уходит от поколения к поколению? Праздник – не праздник, дата – не дата. Надуманность темы стала настолько очевидной, что старшее поколение ностальгирует, среднее не очень хочет вспоминать «палочный» Первомай, а младшее просто недоумевает. С другим нашим праздником – Днем Победы – ничего подобного не происходит. Напротив, каждое поколение, начиная от дошколят, находит в этом дне новые грани и новое содержание. Потому что такое содержание есть в самой дате. А что касается Первомая, его отменять не надо, надо переименовать в Первомай. И все станет на свои места. Одни пусть поют в колоннах революционные и комсомольские песни. Другие рассказывают желающим, что труд – это наше все. Третьи ездят сажать картошку. Четвертые – на шашлыки под гитару. Такая вот у нас будет солидарность: каждый солидарен с тем, что ему нравится делать.

Вероника ТИМОФЕЕВА

Какой нам нужен Первомай? / Газета «Ставропольская правда» / 28 апреля 2018 г.