В некоем царстве, в тридесятом лесном государстве жил-был славный Дед Мороз, или, по-нашему, Морозко. А на лесной опушке в теплой избушке жила мать-мачеха: мать для родной Марфушеньки-душеньки и мачеха для падчерицы, красавицы Настеньки. Уж как они с отцом ни угождают старухе – все той не так, все не уймется.

Однажды пришли к ним в избу женихи свататься. Показывает им старуха свою Марфутку-квашню. А спрятанную Настеньку все-таки увидел Иван, да не понравилось это мачехе, стала она грозить за это падчерице: «Я тебе, медовенькая, все косы-то повыдергаю. И отца твоего сгною… Вези, старик, ее в лес глухой на трескун-мороз и оставь там!».

А там Настеньку увидел Морозко да за добрый нрав приютил в своем ледяном дворце. Здесь и нашел Настеньку Иван. Только вот беда, заморозил нечаянно Морозко своим посохом Настеньку, и никто ей теперь не поможет. Как это никто? А Иван, который горячим поцелуем оттаял ее, еще более красивую!..

Кто не знает этой с детства любимой красивой истории? В Театре оперетты она получилась своя, особенная, ни на чью другую не похожая! Это уже третья после «Царевны-лягушки» и «Маугли» музыкальная сказка, написанная своими театральными авторами: сценарист-режиссер, лауреат премии им. А. Скокова И. Хачатурова, композитор-дирижер – почетный деятель искусств СК В. Ремчуков, автор стихов песен – артист Л. Патров. Кроме того, это уже второй спектакль (после «Цыганского барона» И. Штрауса), поставленный в рамках федеральной программы «Единой России» «Театры малых городов», благодаря которой у театра не было проблем с художественным оформлением спектак-ля, со звуковыми и световыми эффектами. Сказка принята художественным советом. Премьера намечена на 25 декабря, причем на спектакль будут приглашены дети из малообеспеченных семей и отличники учебы: по традиции на эту елку приглашает мэр города Пятигорска, а 26 декабря праздник обретет статус елки губернатора Ставропольского края. В Новом году рождественский благотворительный спектакль освятит архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт.

А пока последние перед премьерой дни вживаются в свои роли два состава исполнителей. Две Настеньки, одна другой краше (И. Абгарян и О. Филиппова), в красивых платьях, с веселым смехом репетируют поцелуи обоих своих суженых Иванов (Н. Рыкунов и Р. Вайдман). Зорким глазом за порядком следит хозяин зимы могучий Морозко (В. Басов, О. Колесников), который глядит, «хорошо ли метели лесные тропы занесли». Добрая Настенька не дает замерзнуть сестре-злюке Марфушке (Е. Басова, Н. Тысячная), которая дерзит Морозко и, такая же, как мачеха, злая (О. Шиманская и Г. Перерва), не находит симпатий у юных зрителей.

А доброму Старику (В. Подсвиров, С. Сухоруков), несмотря на слабохарактерность, они, напротив, симпатизируют. Как и злым только на первый взгляд разбойникам: на самом деле они такие веселые и совсем не страшные! Баба-яга (Д. Патров, С. Шадрин) так и вовсе «чертовски привлекательна» в не свойственной ей незлобивости, даже какой-то вполне бабушкиной мягкости.

Что всегда приводит детей (только ли детей?) в восторг в Театре оперетты, так это танцы. И Настенька с подружками, и разбойники, и даже снежинки так красиво танцуют под выразительную музыку, которую специально сочинила главный балетмейстер почетный деятель искусств СК Т. Шабанова. Разучивая их со своими артистами, спрашивала, прямо совсем как Морозко: «Тепло ли вам, девицы?». «Ой, жарко, матушка Татьяна Борисовна», – отвечали красны девицы и продолжали усердно репетировать.

Вот так общими стараниями и получился спектакль на славу. Новогодний, рождественский – словом, праздничный и волшебный. Чтобы дети, засыпая вечером, со счастливой улыбкой вспоминали добрую святочную сказку.

Нелли ВАГНЕР, заведующая литературной частью Театра оперетты.