На братской могиле в деревне Ушаково.

На братской могиле в деревне Ушаково.

© Фото автора и из архива семьи Дудка.

Траурная церемония.

Траурная церемония.

© Фото автора и из архива семьи Дудка.

Родные брат и сестра солдата Иван Антонович и Александра Антоновна Дудка, в центре – председатель районного совета ветеранов А. Костин.

Родные брат и сестра солдата Иван Антонович и Александра Антоновна Дудка, в центре – председатель районного совета ветеранов А. Костин.

© Фото автора и из архива семьи Дудка.

Тот самый медальон.

Тот самый медальон.

© Фото автора и из архива семьи Дудка.

Пятого сентября весть о том, что на Смоленщине поисковики нашли останки их земляка Егора, облетела все село Шведино. Главе администрации В. Куземе позвонил руководитель отряда «Боевое братство» А. Герасенков и рассказал, что 4 сентября (подобной оперативности можно только позавидовать) в деревне Ушаково, в 15 километрах от районного центра Ельня (летом 1941-го там шли ожесточенные бои), в одиночном окопе были найдены останки солдата. Повезло, при нем оказался специальный медальон (так его правильно называют) в форме капсулы, внутри – скрученный в трубочку листок бумаги (на удивление, прекрасно сохранившийся) с краткими анкетными данными. Медальоны раздавали всем солдатам, но лишь немногие вкладывали в них информацию о себе. Считалось, что это плохой знак, если заполнишь, то обязательно погибнешь. В этой анкете не требовалось вносить сведения о родителях, но наш солдат старательно вывел фамилию, имя и отчество мамы. Почему? Этого мы никогда не узнаем.

Александр Герасенков поинтересовался, есть ли родственники и приедут ли они за погибшим, чтобы перезахоронить на родине.

На семейном совете собрались все близкие.

– Каждый из нас испытал потрясение, а вопрос, ехать или не ехать, даже не стоял, – рассказывает внучатый племянник Антон Дудка. – Однозначно, ехать. Просто нужно было обсудить план действий и решить, кто именно отправится в путь. Что это буду я, было понятно сразу. Проявили настойчивость мой дед Иван Антонович, родной брат погибшего Егора, и его сестра Александра Антоновна. Никакие возражения со ссылкой на их преклонный возраст не помогли. Предложил поехать с нами в качестве водителя и родственник Василий Лубенец. Огромное ему спасибо, его роль в этом важном для всей нашей семьи мероприятии неоценима.

– Егор родился в 1915-м, я – в 1934-м, – вспоминает Александра Дудка. – В 1936 году репрессировали нашего отца Антона Федоровича, его сослали в Архангельск, больше домой он не вернулся, а в 1937-м появился самый младший ребенок в семье, Ваня. Сейчас сильно переживаю из-за того, что мало что могу вспомнить. Мама рассказывала, что Егор рос очень болезненным, она все время его лечила, возила по врачам. В конце концов они вместе победили болезнь, его даже призвали в армию, а потом и воевать пошел. Мама очень горевала, что не может преклонить голову на могиле сына...

В Ельню необходимо было прибыть 16 сентября. Оказывается, ежегодно именно в этот день в торжественной обстановке происходят братские захоронения, а также передача родственникам останков близких (если, к примеру, благодаря сохранившемуся медальону удается установить данные солдата, как в нашем случае). Чтобы успеть к назначенной дате, 13 сентября семья отправилась в путь.

– У нас в роду больше никого из участников Великой Отечественной не было, – вспоминает Антон Дудка. – Я пытался и раньше найти информацию о Егоре Антоновиче на различных сайтах, но ничего, глухо. А тут такое… Ехал и представлял, как все будет происходить, переживал, выдержат ли старики. Бабушка всю дорогу плакала, о старшем брате рассказывала.

В Ельне их ждали. Траурное мероприятие должно было состояться на следующий день в сквере Боевой славы у обелиска воинам-гвардейцам, а само перезахоронение – неподалеку, в деревне Ушаково. Помимо ставропольчан приехали семьи из Воронежа, с Дальнего Востока... Двум семьям должны были передать останки. А еще две приехали на церемонию погребения: медальоны с информацией об их погибших родственниках были найдены в общем окопе, поэтому останки должны быть захоронены в братской могиле.

Всех разместили в общежитии, предложили посетить местный музей – кладезь информации о событиях военных лет. Ближе к вечеру побывали в гостях у поисковиков из отряда «Благовест». К слову сказать, поисковых волонтерских отрядов на Смоленщине не один и не два – 63. Для кого-то это стало делом всей жизни, для некоторых даже семейной традицией.

– На митинг собралось много людей: местные жители, руководство районного центра, представители поисковых отрядов, – вспоминает Антон. – В ряд выстроили 36 гробов. В них останки трехсот воинов, найденные в нынешнем году. По словам Александра Герасенкова, поисковики ежегодно находят останки более пятисот человек. Удается опознать чуть более тридцати из них. Об этих опознанных и сообщают родственникам.

После того как митинг закончился, военные погрузили гробы и повезли их в Ушаково, а нашим землякам и другой семье урны передали в руки. Александр Герасенков предложил ставропольчанам тоже поехать в эту деревню, чтобы увидеть место, где был найден боец Красной армии Егор Антонович Дудка.

– Мы пробирались по полю сквозь заросли высокой травы. Бабушке Шуре было тяжело, но она шла и не сдавалась, все время причитала, что Егору и другим солдатам было тяжелее, – продолжает рассказ Антон. – И вот наконец дошли. Александр сказал, что, судя по тому, что они увидели, дед погиб в одиночном окопе от разорвавшегося снаряда. Окоп находился примерно в 150 метрах от возвышенности, откуда фашисты вели обстрел. Стоя возле этого священного для нас места, дедушка с бабушкой плакали, не мог сдержать слезы и я.

При солдате Егоре Дудка были обнаружены каска, саперная лопата, ремень, ботинки, противогаз, перочинный ножик, две монеты достоинством 20 копеек и 2 копейки 1934 либо 1936 (трудно разобрать) года.

...В Шведино их возвращения ждали с волнением. В доме на улице Горной, откуда Егор уходил на фронт и где жила его мама и сейчас живет сестра Шура, собрались племянники, их жены, дети, внуки – те, кто знал о пропавшем без вести Егоре Антоновиче по рассказам представителей старшего поколения семьи.

– Он 75 лет не был в отчем доме, долгим было его возвращение, – сказал племянник погибшего Анатолий Дудка.

На следующий день, 19 сентября, своего земляка под звуки духового оркестра в последний путь провожали всем селом. Организацию траурного мероприятия взял на себя председатель районного совета ветеранов подполковник в отставке А. Костин в тесном взаимодействии с местной властью и руководителем колхоза «Родина»

В. Савченко.

Митинг, состоявшийся у обелиска воинам-односельчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, был трогательным и эмоциональным. Над селом нависли тяжелые тучи, небо стало черным, зарядил дождь. Никто из селян не тронулся с места. Шведино скорбело и прощалось со своим сыном. Священник храма Великомученицы Екатерины отец Родион отпел героя, а на кладбище в его честь прогремел троекратный салют. Рядовой Дудка похоронен в нескольких метрах от могилы своей матери. Вот такая у них вышла встреча… Намаялись оба.

*****

Как сообщили в отделе военного комиссариата по СК в Светлограде, Петровском и Грачевском районах, рядовой Егор Антонович Дудка, ранее числившийся как пропавший без вести, теперь значится как погибший в годы Великой Отечественной за свободу и независимость нашей Родины.

Безвестным не остался / Газета «Ставропольская правда» / 2 декабря 2016 г.