Нет, сегодня мы не посетим гостиную путешественника во времени Герберта Уэллса. Не тронем рычаг, не заскользим в прошлое на машине времени, следя за мелькающими в обратном направлении стрелками часов. Но побывать в прошлом все же доведется, ибо там, где нам предстоит путешествовать, время в какой-то миг словно остановилось, замерло в нерешительности да отправилось дальше, но значительно медленнее, нежели в других уголках планеты. Солнце ли тому виной, ветер, приносящий со стороны моря соленый воздух, или сухая степь – неизвестно. Так куда мы попали? К морю, к Черному морю…

Море!

Море!

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Чуть больше двух часов полета, и из шумного, грязного большого города попадаешь в совершенно иной мир. Сходишь по трапу и сразу чувствуешь солоноватый аромат воздуха, видишь чудные глазу деревья и степь, сухую и необъятную. Полуостров сумел объединить в себе все самое лучшее: море, лес, горы, равнины. Все, что душе угодно! Но при чем здесь Уэллс и его машина времени, спросите вы? Шагая к выходу из аэропорта Симферополя, не сразу понимаешь, что попал в прошлое. Здесь сохранилась частица другого времени.

Автомобиль едет на юг, увозит меня к морю. Где, как не там, можно найти ответы на все вопросы? Дорога встречает меня старыми деревушками и городками, по всей видимости, не изменившимися с далеких советских времен. Старые виноградники соседствуют с молодыми и сильными персиковыми садами, пересохшие речки ждут дождя, а я еду все дальше и дальше.

Здесь каждый город – памятник, каждый клочок земли пропитан историей. Перевернешь пожелтевший, с обтрепанными краями лист толстенной книги – и видишь длинную вереницу карет и потемкинские деревни. На следующей страничке тяжелый, с квадратными шляпками гвоздей сапог немецкого солдата оставляет след в пыли… Оборона Севастополя, 35-я береговая батарея, где каждый камень – история.

И люди, живущие в Крыму, немножечко другие, словно, и правда, из прошлого.

А аромат вареных раков с укропом, свежие фрукты, овощи! И все по низким ценам. Здесь жить да рыбу удить, как говорится. Ни шума, ни пыли. Никто не кричит, никто тебя не толкает и не наступает на ноги. Гул метро постепенно стирается из уставшего мозга, его заменяют плач чаек и шелест волн, приносящих из глубин Черного моря свои дары.

Здесь дети остались детьми. Они не ходят разодетые, как на показе мод, не торчат дома за компьютерами, не ходят, как зомби, уткнувшись в телефоны. Дети здесь настоящие. Они бегают после школы в парке, играют в прятки, забираются на памятник Ленину или ищут осенью в опавшей листве желуди. Они не ругаются матом. Невольно удивишься, встретив мальчишек на пирсе с деревянными удочками. На них драные штаны и пыльные рубашки. Они удят рыбу, иногда окунаются в море, ныряя за маленькими крабиками.

Позже придет осознание, что такого не может быть в нашей современной жизни. После путешествия к Черному морю оно еще долго будет звать, манить к себе. Вот иду по узкой улочке мимо старых домов и слышу пластинку, незабываемый голос Леонида Утесова. Дышать становится легче, походка замедляется. Остановиться, задержаться еще на время – и, кажется, никуда отсюда уже не уедешь...

Михаил ЧЕРНОВ, студент

Путешествие к Черному морю / Газета «Ставропольская правда» / 1 ноября 2014 г.