Поэт Александр Екимцев

Поэт Александр Екимцев

© Фото: из архива газеты «СП»

Он знал, что в мире много печали. Это знание пришло к нему еще в детстве. Тогда была война. «Видел я ее десятилетним мальчишкой, а вот помнится. До сих пор перед глазами горящие села и деревни, полыхающий брянский лес, мечущийся на поляне раненый лосенок». Это из предисловия автора к его книге «Белый ливень», одной из многих, созданных Александром Екимцевым для маленьких читателей. Уже в зрелые годы поэт станет размышлять: а надо ли детям знать о войне? И решит однозначно: надо! И напишет поэму «Брянский лес», которая полюбится детям и получит заслуженную награду – премию Всесоюзного конкурса на лучшее художественное произведение для детей.

Мы говорим: чужой беды не бывает, и вернее всего приложимо это высказывание к чуткому сердцу поэта. У Александра Екимцева оно было сверхчутким.

…Передвижной зоопарк перемещается в своем странствии с одного места на другое. И – незабываемая картина: старый понурый слон с ушами, свисающими по бокам крутой головы наподобие серых листьев лопуха, хоботом держится … за хвост ослика, вышагивающего впереди по обочине шоссейной дороги. Два друга по несчастью, по жизни в неволе, к которой они, похоже, притерпелись. Кто мог остановиться и долго-долго с невыразимой грустью смотреть им вслед? Только впечатлительный поэт. А вот идут по городской шумной улице двое: мужчина бережно ведет под руку свою подругу, напряженно ощупывая путь перед собой постукиванием палочки. Их провожает сострадательный взгляд встречного. Этот встречный – все тот же наш поэт. В его светлых грустных глазах можно прочесть: прошли не просто два незрячих прохожих – прошла человеческая трагедия.

Вот такие многоговорящие детали из наблюдений и переживаний Александра Екимцева я знаю по его собственным откровениям, почерпнутым из общения с поэтом. Мы с ним земляки, оба родом с Брянщины, только он из Клетнянского, а я из Дятьковского района, а довелось нам познакомиться здесь, на Ставрополье, куда привела тропа судьбы.

В общении с окружающими мой земляк выглядел порой балагуром, этаким бесшабашным, непоследовательным собеседником, который мог вдруг прервать нить разговора, шутливо перейти к чему-то незначительному, стороннему. Но я-то знала уже, что кроется под маской наигранной беспечности.

И пусть начало его жизни опалено пожаром войны, в том же вышеупомянутом предисловии к своей книге он напишет: «Я считаю себя счастливым, потому что детство мое прошло среди брянских лесов и полей, глубоких оврагов и меловых круч». По счастью, существует он, тот беспечальный, светлый и добрый мир, который навсегда остается с человеком, более того, становится для него точкой опоры.

Истинный поэтический талант – редкость, еще реже встречается талант поэта, пишущего для детей. Детским поэтом надо родиться. Александр Екимцев в своем мироощущении навсегда остался в детстве – до седых волос. Он сочинял свои истории с воодушевлением фантазера, который сам верит в собственные вымыслы и побуждает верить маленьких читателей. То это «сто четыре собаки», которые гонятся за неустрашимым мальчишкой; то тропинки, которым надоело лежать на боку, оттого по ночам они встают и сами путешествуют по земле; то лесные зверушки, которых напугали тетери, а мамаши перепутали своих детенышей, и вот что из этого получилось…

Поэт очеловечивает все-все, и вот уже «дедушка Туман» по-свойски хозяйничает в округе, речка совсем как первоклассница учится писать, а лиса и заяц спешат собрать в мешок все свои следы и оставить на опушке для охотника… Потом автор затеет с ребятами увлекательную игру-загадку: «По вагонам, детвора! Начинается игра. После третьего звонка Мы поедем в город Ка… Ка-ли-нин-град. Нет, не в Калининград!». Вот и угадай-ка, в какой город отправляется поезд, для этого нужно знать побольше городов с названием на букву «К». Так исподволь поэт пробуждает в маленьком читателе любознательность.

Судьба Александра Ефимовича была далеко не безоблачной. Помню, как горевал он о кончине матери: «Пока жива мать, ты как за каменной стеной. И вот стена рухнула, ты уже ничем не защищен. Понимаешь, чувствуешь: теперь твой черед…».

Черед пришел раньше, чем можно было ожидать. В смутные постперестроечные годы. В то время людям повсеместно задерживали, а то и вовсе не выплачивали зарплату, месяцами пенсионеры не получали своих пособий. Не знаю, чем пробавлялся с семьей Александр Ефимович, ведь он рано перешел на вольные хлеба, начав жить исключительно литературным трудом. А тут все оказалось разрушенным: государственные издательства закрывались одно за другим, писатели не получали гонораров, лишились возможности подрабатывать платными выступлениями.

Однажды мне позвонил Александр Ефимович, а попросту Саша, как звали его мы, друзья-товарищи. В телефонной трубке послышался знакомый глуховатый, с астматическим придыханием, голос: «У тебя есть время? Выйди к Комсомольской горке, поговорим…». Поговорить, однако, не довелось: Саша стоял в согбенной позе с выражением боли на лице, держась рукой за сердце… Я остановила первую попавшуюся легковушку: «Пожалуйста, побыстрее на станцию скорой помощи!». Пациента привели в чувство, и он вышел из процедурной, расправляя закатанный для инъекции рукав сорочки, со своей обычной бесшабашной улыбкой. Обмолвился так, словно речь шла о каком-то занятном пустяке: «Сказали, если бы не обратился, умер бы…».

Больше мне не суждено было увидеть земляка и друга, своего старшего товарища по перу, истинного невольника вдохновения, беззаветно служившего творчеству. Верно говорят, что Слово переживает своего создателя. Однако, когда поэт уходит из жизни, сиротеет на земле и его Слово. К сожалению, пока что никто не печется об обновлении ранее предпринятых изданий даже тех писателей, которые еще при жизни заслуженно стяжали добрую славу. Книги нашего замечательного поэта Александра Екимцева, сохраняемые Ставропольской краевой детской библиотекой, носящей его имя, обветшали и скоро уйдут следом за своим автором в небытие. А этого никак нельзя допустить!

Еще хочу добавить, что Александр Екимцев написал немало и замечательных лирических стихотворений для взрослых. Одним из них мне и хочется завершить свое слово о поэте. «Светло в России от берез» – эта его строка стала крылатой, разные авторы по-своему интерпретировали образную находку песнопевца. Вот это удивительное стихотворение…

И санный след,

И след колес

И в полночь разглядел бы я.

Светло в России от берез,

Светло от снега белого.

От меловых заречных круч

И вишен цвета сильного.

От новых срубов,

Белых туч,

Плывущих над Россиею.

И счастлив тем, что здесь я рос,

И то мне сердце радует,

Что снежный свет

Родных берез

На всю планету падает.

Светло в России от берез... / Газета «Ставропольская правда» / 29 августа 2014 г.