Елена Ган

Елена Андреевна выросла в прогрессивной дворянской семье, где разностороннему образованию, серьезному воспитанию, начитанности придавалось первостепенное значение. Мать ее, Елена Павловна Фадеева (урожденная Долгорукая), была одаренной и эрудированной женщиной, от которой много унаследовала дочь. Елена Ган рано почувствовала интерес к поэзии, литературе, музыке, стремление к творчеству.

В 1830 г. семья Фадеевых жила в Екатеринославле, где их отец, Андрей Михайлович, был управляющим конторой иностранных поселенцев. Старшей дочери, Елене, в тот год исполнилось 16 лет. Она считалась самой хорошенькой девушкой в городе. Спустя годы дочь ее, Вера Петровна, вспоминала: «Прелестно очерченные губы, темные брови, каштановые волосы, слегка орлиный, с маленькой горбинкой нос. Но особенно красивы были ее живые карие глаза, необычайная подвижность тонких черт лица и добрая улыбка. Вся фигура дышала жизнью, красотой...». Многие обращали на нее внимание, но она вышла замуж за капитана конной артиллерии Петра Алексеевича Гана, на четырнадцать лет старше, от природы веселого, умного и образованного, потомка германских рыцарей, сына генерала. Впоследствии оказалось, что они не сошлись характерами, но это нельзя было предвидеть. Через год появился первенец — Елена (впоследствии известная писательница Блаватская). В эти годы Елена Ган часто переезжала с батареей мужа с одного места на другое.

В 1834 г. в Одессе, будучи в гостях у своих родных, она родила вторую дочь, Веру (в замужестве — Желиховская).

Семейные хлопоты отнимали много времени, но она упорно занималась чтением книг, изучением языков, начала писать повесть. Поворотным моментом в ее творческой жизни явилось пребывание в Петербурге, куда мужа перевели на службу в 1836 году. Там у Елены Андреевны завязываются литературные знакомства. Она посещает театры, музеи, выставки картин. В доме своей кузины Е.А. Сушковой познакомилась с Лермонтовым.

Благодаря знакомству с редактором журнала «Библиотека для чтения» О.И. Сенковским, обратившим внимание на ее талант, весной 1837-го выходит первая повесть писательницы «Идеал». Долгое время Елена Ган была известна под псевдонимом Зинаида Р-ва», которым были подписаны ее повести «Суд света», «Напрасный дар», «Любонька» и другие.

В мае 1837 года Елена Андреевна вместе с двумя маленькими дочерьми, сестрой Екатериной и отцом покинула Петербург и отправилась в Астрахань, где Андрей Михайлович в то время служил главным попечителем кочующих народов.

В Астрахани к ним присоединилась мать, и они большим семейством двинулись в Пятигорск на лечение.

Летом 1837 года на Водах практиковал штабной лекарь Н.В. Майер (прототип доктора Вернера в «Герое нашего времени»). Принимали ванны В.Г. Белинский, поэт и переводчик, друг Герцена Н.М. Сатин, декабрист князь В.М. Голицын. Там же все лето провели М.Ю. Лермонтов и Лев Сергеевич Пушкин. Такие подробности позволяют сделать предположение, что Елена Ган общалась с этим кругом людей. Пробыв на Водах до сентября, Елена Андреевна затем возвратилась к мужу, квартировавшему в Курской губернии.

На следующий год Елена Ган с матерью и детьми снова поехала из Астрахани на второй курс лечения. Приближаясь к Пятигорску, они увидели уже знакомую «...фантастическую громаду скал, разбросанных в самом оживленном порядке. Лесистые или торчащие голыми зубцами, они жмутся, теснятся... к величавому Бештау, который, возвышаясь, гордо рисуется на синеве небес или, скрываясь порой в туманах, выказывает вершину свою над облаками».

Так описала писательница великолепные окрестности в своей повести «Медальон». Две поездки на Кавказские Минеральные Воды оставили в ее памяти самые светлые и неизгладимые впечатления. Весной 1839 года Елена Андреевна писала О. Сенковскому в Петербург: «... посылаю вам новую повесть, которую я начала еще летом на Кавказе, но по болезням моим и детей моих не могла кончить по сию пору... Об одном прошу – Вы не прогневаетесь на меня за это, – если можно, не вычеркните в первом отделении дорассветной прогулки на вершину Машука и грозы под Кисловодском, – это такие приятные минуты для меня, что я желала бы перечитать их в печати».

В начале 1840 года Елена Ган с детьми едет к родным в Саратов, где отец ее был гражданским губернатором. Там у нее появился сын Леонид. Из Саратова — снова в Малороссию, к мужу. Чахотка — болезнь того века — давно подтачивала ее силы. Врачи советовали море, южное побережье.

«Ранней весной 1842 года мы переехали в Одессу ради здоровья матери моей, – вспоминала В. Желиховская. – Перед кончиной она еще была порадована свиданием с отцом и матерью. В конце мая они приехали в Одессу, а 24 июня 1842 года она умерла на руках матери. Было ей всего 28 лет.

Спустя год вышло полное собрание ее сочинений. В феврале 1844 года в «Одесском вестнике» появились «Воспоминания о Е.А. Ган»: «Ее необычайно проницательный и меткий взгляд на вещи показывал, до какой высокой степени эта изумительная женщина обладала даром постигать человеческое сердце».

*****

P.S. Полковник Петр Алексеевич Ган, выйдя в отставку, обосновался в Ставрополе. Его не стало в 1873 году. Сын, Леонид Петрович, окончил юридический факультет Московского университета и поступил на службу в Тифлисский департамент государственных имуществ. Вскоре его перевели в Ставрополь. Газета «Северный Кавказ» сообщала: «27 октября 1885 г. в Ставрополе скоропостижно скончался присяжный поверенный Леонид Петрович Ган, занимавший прежде тут же, в Ставрополе, должность мирового судьи. После него осталось семейство без всяких средств к жизни».

Скорее всего, он был похоронен рядом с отцом на Успенском кладбище.

Русская Жорж Санд / Газета «Ставропольская правда» / 30 мая 2014 г.